Отеч. породы служебных собак азиатского происхождения

Владимир Александрович Калинин Татьяна Михайловна Иванова Лидия Васильевна Морозова
Отечественные породы служебных собак азиатского происхождения

ВВЕДЕНИЕ

Собаки, такие обыкновенные и привычные, сопровождают нас повсюду. Они плавают на кораблях и покоряют космос. Они живут во дворцах миллионеров и хижинах бедняков. Они забрались вместе с человеком на верхние этажи высотных зданий, освоили малогабаритные квартиры и скоростные лифты.
Человек вывел сотни пород собак, предназначенных для самых разнообразных целей — охоты, пастьбы скота, охраны имущества и защиты, просто для того, чтобы иметь возле себя преданное существо. В течение тысячелетий породы складывались стихийно, под влиянием условий жизни и потребностей человека. Лишь последние двести лет человек начал создавать породы собак целенаправленно, исходя из конкретных задач. Породы собак создаются, достигают вершины своего развития и исчезают, когда пропадает в них потребность и необходимость. Некоторые породы, такие как немецкая овчарка, например, разводятся во всех странах мира и насчитывают, вероятно, сотни тысяч, если не миллионы, особей. Другие имеют очень ограниченное распространение, их существование поддерживается лишь кучкой энтузиастов. Кто из наших собаководов слышал, например, о мареммо-абруццкой овчарке? Боюсь, что единицы. Случается и так, что местная порода, долгое время неизвестная широким кругам собаководов, вдруг начинает победное шествие по свету. Так стали модными красавцы афганские борзые, во многих странах мира ведется их племенное разведение. За рубежом появился интерес к шарпею (китайской бойцовой собаке). И если сейчас эта порода зарегистрирована в книге рекордов Гиннеса как редчайшая, то внимание, уделяемое ей американскими кинологами, позволяет предположить более широкое распространение этой породы в будущем.
Каждая порода — дело рук человека, и редкие, исчезающие породы являются живыми памятниками человеческой истории. Наряду с предметами материальной культуры, произведениями искусства живые памятники требуют тщательного сбережения. Но все живое смертно, поэтому, чтобы сохранить породу, с ней нужно вести тщательную селекционно-племенную работу. Сохранение старинных пород — дело национальной чести. С гордостью мы говорим о русской псовой борзой, о наших лайках. Ведь это наше национальное достояние, золотой фонд нашей животноводческой культуры.
Сегодня человечество пришло к выводу о необходимости сохранения генофонда всего живущего на Земле. Тем более нельзя позволить исчезнуть породам домашних животных, выдержавшим многовековую борьбу за существование, прекрасно приспособленным к местным условиям и представляющим собой конечный результат народной селекции.
За прошедшие десятилетия в собаководстве страны произошли огромные изменения. В районах исконного обитания отечественных овчарок — в Средней Азии, на Кавказе появились собаки культурных европейских пород. Созданные методами народной селекции местные пастушьи породы постепенно начали вырождаться, метизируясь с собаками, ввозимыми из других районов. Сохранить генофонд древних пород, возможно только перейдя к заводским методам разведения. Теперь их можно встретить в любой точке нашей страны. Вместо вольной полудикой жизни на природе, в горах, степях и пустынях большинство современных отечественных овчарок живет на небольших приусадебных участках или даже в городских квартирах, вместе с семьей владельца. Владельцами отечественных овчарок чаще всего оказываются не суровые чабаны, а горожане, испытывающие потребность в общении с живой природой. Ввиду природной злобности и огромной физической силы этих собак содержание их в городских условиях сложно и возлагает на владельцев большую ответственность. А так как именно большие города становятся ведущими центрами разведения собак отечественных пород, возникает настоятельная необходимость подробно рассказать об этих породах, их происхождении, характере, поведении и дрессировке.
Начинающий собаковод, покоренный красотой и мощью этих собак, должен хорошо представлять себе, какое животное вырастает из маленького щенке, приобретенного в клубе служебного собаководства. Каждый желающий завести собаку должен правильно оценить свои силы, физические и нравственные возможности. Ведь собаку нужно не только кормить, с ней нужно общаться, гулять, дрессировать, лечить. Владельцу собаки придется ущемлять свои желания, от многого отказываться. Даже с небольшой собакой часто невозможно находиться в местах массового отдыха: в парках и садах, на пляжах, в пригородных лесах. А что же говорить о кавказской овчарке, представляющей вполне реальную угрозу для окружающих? Каждый владелец отечественной овчарки должен тщательно планировать свой день, чтобы трижды выгулять своего питомца. Процесс выгула осложняется тем, что собаки этих пород часто крайне враждебно относятся к другим собакам. Поэтому для выгула нужно искать уединенные, закрытые места или переносить длительную прогулку на ночное время.
Прожив бок о бок с собакой в течение 10—12 лет, по причине ее старости или неизлечимой болезни, собаковод обязан принять решение об ее усыплении. Это тяжелая обязанность — если человек действительно привязан к своей собаке, принятие такого решения дается ему нелегко.
Поэтому заводить собаку, тем более такую сложную для содержания, какими являются представители служебных отечественных пород, могут только энтузиасты, готовые преодолеть любые трудности.
В данной работе мы рассказываем о среднеазиатской и кавказской овчарках, имеющих очень древнее происхождение. Между этими породами много общего, главным образом в поведении и характере служебного использования. Вот почему мы решили объединить их в одной книге. Кроме того, вышеназванные породы, в отличие от большинства служебных пород, происходящих из Западной Европы, образовались на территории нашей страны, К ним внимательно присматриваются зарубежные собаководы. Кавказская овчарка входит в список пород, утвержденных Международной кинологической федерацией (FCI). Кавказская овчарка, помимо нашей страны, разводится в Польше, Германии, Чехословакии. Нам представляется, что именно отечественные собаководы должны суммировать, обобщить опыт племенной работы с этими породами и рассказать о нем.
Случилось так, что, начиная с послевоенного времени, Ленинградский клуб служебного собаководства ДОСААФ культивирует отечественных овчарок. Поэтому наши наблюдения основываются на более чем тридцатилетнем опыте племенной работы с этими породами в условиях большого города, опыте их заводского разведения, дрессировки и служебного использования. Работая над книгой, нам пришлось познакомиться со многими публикациями по указанным породам, часть из которых относится к первой четверти XX века. Некоторые из них, как нам кажется, представляют интерес и для современного читателя. Мы постарались привести их, не изменяя языка авторов.
Создать эту книгу нам помогали собаководы, посвятившие свою жизнь делу сохранения и развития отечественных служебных пород. Мы приносим всем им самую искреннюю благодарность.

Глава 1. О происхождении среднеазиатской и кавказской овчарок

По современным представлениям непосредственным предком домашних собак считается волк, входящий вместе с ними, шакалом и северо-американским койотом в общую систематическую единицу: род собаки (Canis), семейства псовых (Canidae). Долгое время наряду с волком прямым предком многих собачьих пород считался шакал. Ныне многие ученые исключают шакала из предков собаки.
Однако вопрос о полифилетическом происхождении собак до сих пор не снят с повестки дня. При анализе сыворотки крови собак на совместимость с другими видами псовых выяснено, что собака несколько ближе к койоту, чем к волку. Находки койотоподобных животных в плейстоценовых отложениях Старого Света допускают возможность родственных связей этих двух видов.
Вместе с тем было бы неверным считать, что собаки произошли от современных волков или койотов. Современные волки и койоты, так же как и домашние собаки, произошли от общих предков и, так же как и собаки, являются продуктом последующей эволюции. Если критерием отбора для будущих собак явилась их способность жить рядом с человеком, то для будущих современных диких псовых, наоборот, — способность сохранить. дикий образ жизни и выжить, несмотря на изменяющиеся природные условия и все увеличивающийся пресс со стороны человека. Как считает профессор Н.К. Верещагин, предком домашних собак мог быть некрупный подвид волка Canis volgensis (M. Pawlova, 1931). Костные останки, которого известны из плейстоценовых отложений Поволжья, Приднепровья, Закавказья, Якутии, Северного Китая.
Переход некоторой части волков к жизни рядом с человеком произошел около 14—16 тысяч лет до нашей эры на необозримых безлесных равнинах палеарктики и продолжался в течение нескольких тысячелетий. Восстановить в точности этот процесс невозможно. Очевидно, немалую роль в нем сыграл целый ряд факторов — биологических, эколого-географических, социальных. По данным академика Д.К. Беляева, наиболее склонными к жизни рядом с человеком оказались животные, обладающие определенным уровнем нейрогормональной активности, в частности с повышенным уровнем серотонина, снижающего агрессивность, и несколько пониженным против средней нормы у диких животных уровнем стероидных гормонов. У современных лисиц, по данным академика Д.К. Беляева, в дикой природе такие животные составляют примерно 10 процентов. В глубокой древности, когда пресс охоты и уничтожения хищников не был столь силен, как в последующие времена, таких животных, вероятно, было еще больше. Таким образом, волки, селившиеся возле человека, вероятно, принадлежали к типу с более слабой нервной деятельностью, с развитой ориентировочной и пониженной активной оборонительной реакцией по отношению к человеку в сравнении с их дикими собратьями.
Среди причин, заставляющих часть волчьих популяций искать пропитание возле человека, вероятно, немаловажное значение имели пульсации численности кормовых ресурсов. Периодические падения численности кормовых ресурсов в соответствии с общими законами экологии образовывали излишки в диких популяциях волков. Некоторая часть этих излишков находила спасение рядом с поселениями палеолитического человека. Этому способствовали длительное существование палеолитического человека на одном месте, наличие вокруг поселений громадного количества костей животных и пищевых отбросов, терпимость древнего человека к непрошеным нахлебникам. Вокруг поселений человека складывались относительно изолированные волчьи популяции, размножавшиеся внутри себя, часто с высоким уровнем инбридинга, в результате которого продолжалось дальнейшее изменение гормонального баланса. Инбридинг приводил к дестабилизирующему отбору — появлению в фенотипе животных так называемых доместикационных признаков — утончению костяка, появлению висячих ушей, пежин и расчленению по окрасам.
В гормональном балансе доместикация проявлялась, прежде всего, в нарушениях выработки гормонов гипофиза — гонадотропина (стимулирующего развитие половой сферы) и соматотропина (стимулирующего рост). У одомашниваемых животных нарушались циклы пустовок, появлялась акромегалия (удлинение костей черепа и конечностей), акромикрия (укорочение лицевого скелета), хондродистрофия (резкое укорочение и искривление конечностей и иногда — челюстей).
В дикой природе все эти уродливые формы не могли бы существовать, рядом с человеком они получали шанс на выживание.
По данным ряда палеозоологов и археологов, первые признаки появления рядом с человеком четвероногого существа волчьего облика без всяких признаков одомашнивания в костных останках и следы его деятельности относятся ко времени расцвета позднепалеолитической культуры, примерно к 20-му тысячелетию до нашей эры. Таковы стоянки Мезин в Черниговской области, Авдеево под Курском, Афонтова гора у Красноярска (см. «Палеолит СССР». М.: 1984. С. 353). Правда, впоследствии не все определения, останков домашней собаки в палеолите подтвердились. Но вот в останках волкообразного животного, найденных на древней стоянке возле города Оберкассель недалеко от Бонна (14 тысяч лет до нашей эры), некоторые ученые склонны видеть собачьи черты. Во всяком случае, в мезолит — период, сменивший верхний палеолит и начавшийся в Европе около 10 000 лет до нашей эры, — человек должен был войти уже с собакой. И вот почему.
В это время на территории Европы завершилось последнее оледенение, на смену холодным и сухим приледниковым степям пришли леса и болота. Повсеместно исчезли мамонты — постоянный объект охоты древнего человека. Чтобы выжить, человек должен был покинуть долговременные стационарные стоянки и начать кочевой образ жизни. Вместе с человеком отправился в бесконечный поход и полуприрученный волк.
Костные останки, точно определяемые как собачьи, т. е. несущие явные признаки одомашнивания, не столь уж древни. Самые старые из них относятся к неолиту, начавшемуся примерно в седьмом тысячелетии до нашей эры.
Волкообразная собака Иностранцева (Canis familiaris inostranzewi Anuczin), кости которой найдены при строительстве Ладожского обводного канала, и очень близкая к ней собака Путятина (Canis familiaris putiatini Studer), найденная близ г. Бологое, датируются четырехтысячным годом до нашей эры. Это были собаки с крупными черепами и сильными челюстями, с хорошо развитыми скуловыми дугами и выраженным затылочным бугром, плоским лбом и постепенным переходом ото лба к морде.
Существовавшая одновременно мелкая разновидность домашней собаки — торфяная собака (Canis familiaris palustris Riitimeyer), определенная по останкам, найденным в древних торфяниках, перекрывающих свайные поселения неолитического человека в Швейцарии, сильно отличалась от собак Иностранцева и Путятина. Эта некрупная собака обладала слабо выраженным затылочным бугром, крутым переходом ото лба к утонченной и короткой морде. Торфяная собака, очевидно, не имеет прямого отношения к дальнейшему рассказу.
А вот так называемую бронзовую собаку (Canis familiaris matris optimae Jeittels) упомянуть следует. Бронзовые собаки — крупные животные с черепами, имеющими при осмотре сверху вид узкого клина с плоским лбом и слабым переходом к узкой и длинной морде. Датируются эпохой бронзы Причерноморских степей и Северного Кавказа (2000 лет до нашей эры). Этот период соответствует становлению развитого скотоводства. Можно предположить, что именно с этого времени собака целенаправленно используется для охраны стад.
Ни одну из существующих пород собак невозможно вывести непосредственно от конкретного ископаемого предка. Сложность развития человеческого общества, разновременность этапов его истории в разных географических зонах, многочисленные пути миграции древних народов, безусловно, наложили свой отпечаток и на спутника человека — собаку.
Многочисленные скрещивания между собой различных местных типов собак делают задачу выяснения происхождения каждой из ныне существующих пород практически неразрешимой.
Наиболее древней ветвью домашних собак, ближе других стоящей к волку, являются лайки и лайкоподобные собаки акитаику, чау-чау, колымские ездовые, аляскинские маламуты, вторично одичавшие в глубокой древности австралийские динго.
Безусловно, древними являются сторожевые и пастушьи собаки Тибета и Центральной Азии. Как это ни странно, между ними и древнейшими формами лайкоподобных собак усматривается определенная общность в строении головы — широкий и плоский лоб, чуть укороченная морда, сильные челюсти, развитые скуловые дуги.
Первое применение собаки, вероятнее всего, было охотничьим. Ведь использование хищника, нуждающегося в той же пище, что и человек, в качестве мясного животного нецелесообразно и могло носить лишь эпизодический или ритуальный характер, При мясном использовании собаки отбор шел бы в одном направлении, безжалостно уничтожались бы все облегченные и мелкие формы. Вероятно, именно охотничье использование в разных географических зонах различными группами людей и привело к первоначальному расчленению волнообразного массива на два основных типа древних собак: лайкообразных в зоне тайги и гончеобразных в зоне лесостепи и степи.
Рассматривая изображения собак древних египтян, можно заключить, что в те далекие времена собаки работали в качестве травильных, т. е. сами догоняли и душили добычу. Лишь иногда охотник добивал жертву. В дальнейшем из массива гончеобразных собак в степях и пустынях Азии и Африки складывались борзые, а в лесостепях Европы — типичные гончие.
Известно, что темпы исторического развития человечества не были одинаковыми в разных регионах Земли. Если в зоне тайги человек надолго задержался в первобытнообщинном строе с его присваивающим хозяйством охотника и рыболова, то в зоне степей уже в V–IV тысячелетии до нашей эры зарождается скотоводство, и начинают складываться классовые общества. Скотоводство потребовало от гончеобразных собак новых навыков охраны стад и пастьбы и положило начало древним пастушьим породам.
В эпоху бронзы и раннего железного века человечество пережило глубокие социальные изменения, приведшие к образованию рабовладельческих обществ и государств. Заря цивилизации впервые забрезжила на востоке — в Китае, Индии, Месопотамии.
Военные столкновения, создание укрепленных городищ, необходимость охраны поселений дали толчок к караульному и боевому использованию собак, а значит, и к отбору по физическим данным и злобности наиболее желательных экземпляров из числа травильных и пастушьих собак. Причем следует подчеркнуть, что злобных собак приходилось целенаправленно отбирать, и злобу по отношению к человеку специально культивировать. Ведь все поголовье волкообразных животных, первично подвергшихся одомашниванию, исходно этого качества не имело. Так появились ранние догообразные, предназначенные не только для травли зверей и сопровождения стад, но и для защиты человека, охраны его жилищ и военных действий.
Термин «догообразные»,  принятый в отечественной кинологической литературе, объединяет группу пород, ведущих свое происхождение от тибетской пастушьей и сторожевой собаки. Впервые эта собака описана охотничьим писателем Юаттом (Youatt) под названием тибетский дог (The Thibet dog) в 1845 году.
 
Тибетский дог  (на фото) — крупная, грубая и сырая собака, отличающаяся громадной силой, с тяжелой и короткой головой, широкой мордой, со складками кожи на лбу, сырыми губами и веками. Имеет небольшие висячие уши, грубую, густую, Длинную шерсть. Окрас черный, черно-подпалый или черный с белыми ногами и грудью. Далекие предки тибетского дога, так же как и ездовых собак восточной палеарктики, австралийских динго и ряда других пород Азии — крупные волнообразные собаки типа Canis inostranzewi, Canis putiatini.
Издавна эта примитивная порода была известна в Китае и Индии. Самое раннее упоминание о тибетском доге относится к 1121 году до нашей эры, когда один из них, отдрессированный для розыска людей, был подарен китайскому императору. Из первоначального ареала распространения в Тибете и на склонах Гималаев эти собаки попали в Монголию, Месопотамию, Среднюю Азию. Попав в новые районы обитания, частично перемешиваясь с местным поголовьем, тибетские доги утратили длинный шерстный покров, стал более разнообразным их окрас. Но сохранились главные черты: как правило, крупный рост и грубое сложение, массивная голова с объемной, недлинной мордой. Памятники ассиро-вавилонского искусства донесли до нас облик древних догообразных собак. Так на древней терракотовой пластине, называемой Бирс Нимруда, изображена крупная боевая собака величественного облика с массивной головой и характерным строением задних конечностей.
 

Изображение на Бирсе Нимруда. Древнеассирийский дог.

Этому изображению более 2500 тысяч лет. Во дворце ассирийского царя Ашшур-банипала (VII век до нашей эры) также найдены отличные изображения сцен охоты и шествий, где главными участниками являются боевые догообразные собаки. Из Месопотамии они проникли в Древнюю Грецию, откуда под именем эпирских собак или молоссов распространились по всему Средиземноморью. В Древнем Риме хорошо знали этих собак. Римляне использовали их в цирке, в кровавых представлениях. Эти же собаки сопровождали римские легионы в походах. Римляне же широко распространили эпирских собак по Европе.
 

Месопотамские боевые собаки.

Далекими потомками эпирских собак считаются многие европейские породы. Это русские меделяны, вымершие в XX веке, пиренейские овчарки, мастифы, сенбернары, ховаварты, ротвейлеры, ньюфаундленды, доги, боксеры, бульдоги, леонберги. Многие из них значительно уклонились от первоначального типа древних догообразных — пастушьих и боевых собак Азии. Но первоначальный тип сохранился на Востоке, по периферии древнего ареала основного обитания тибетских собак. Самым близким их потомком является современная монгольская овчарка. Еще совсем недавно она кроме Монголии была широко распространена в Читинской области, Агинском Бурятском автономном округе, Бурятской АССР, Усть-Ордынском Бурятском автономном округе, Иркутской области, доходя по югу Сибири до Восточного Казахстана. Вероятно, большие массивы этой породы имеются в Монгольской Народной Республике. Везде она используется местным населением как пастушья и сторожевая собака. Еще в 1932 году в журнале «Собаководство», № 2 была опубликована статья Мальгинова о монгольской овчарке. Он пишет: «О происхождении монгольской овчарки материалов мало. Недавно мне попалось коротенькое описание тибетского дога, экстерьерные данные которого совпадают с экстерьером монгольской овчарки, хотя последняя меньше ростом и с более легким телосложением. Монгольская овчарка — собака крупная: рост кобелей 65—75 см, суки ниже. Голова несколько напоминает голову кавказской овчарки, уши полустоячие. Мощный костяк, широкая грудь. Хвост несколько загнут вверх. Шерсть длинная, на хвосте опускается щеткой, достигая 10—15 см (обычно скатывается в комки). Характерен однообразный окрас овчарки: черный с ржаво-коричневыми подпалами на брюхе, лапах, хвосте и такими же точками над глазами. Другие окрасы «монголки» очень редки. Для монгольской овчарки характерны злобность, общая активность, развитые сторожевые рефлексы. Монгольская овчарка нетребовательна в уходе. Она служит буряту сторожем двора — и горе смельчаку, который захочет пробраться в юрту бурята, когда его собака дома. Монгольская овчарка сохраняет и пасет стада овец. Она же главная участница в охоте на волков». В этой же статье говорится о бедственном состоянии монгольской овчарки; о том, что большое число монгольских овчарок живет в полудиком, бродячем состоянии, питаясь падалью и отбросами.
Из каталогов довоенных выставок служебных собак видно, что монгольские овчарки изредка и в небольшом количестве даже выставлялись. В послевоенные годы в каталогах выставок они уже не встречались. Но Ю.Н. Пильщиков пишет, что монгольская овчарка встречается и в Средней Азии. Основное поголовье этих собак сосредоточено в Семипалатинской области, куда они были завезены в годы Великой Отечественной войны кочевавшими чабанами Монголии. Кроме монгольской овчарки совершенно исчезла из поля зрения наших собаководческих организаций киргизская овчарка. Вот что писалось о ней в журнале «Собаководство» (1929, № 7) в статье Ткаченко: «Киргизская овчарка — крупная волнообразная собака мощного сложения — обладает отлично развитым инстинктом охраны. В меру злобная, привязчивая к своему хозяину, воспитанная в условиях континентального климата, она отлично пасет стада баранов, охраняет крупный рогатый скот и кибитку киргиза и часто употребляется для охоты за степными волками. Внешние признаки этой породы примерно следующие: голова крупная с удлиненным щипцом и широким лбом, челюсти крепкие с правильным прикусом, глаз темный, уши некрупные, волчьего постава. Шея необычайной мощности переходит в широкую мускулистую грудь и обладает крутым изгибом. Ноги крепкие, лапы в комке, плечо косое с отлично развитым ходовым механизмом. Спущенный книзу хвост на конце имеет крючкообразный загиб. Шерсть гладкая с хорошим подшерстком, окрас чаще серый и белый, рост в плече доходит до 80 см. Указанный тип большей частью попадается в киргизских степях к востоку и юго-востоку от города Орска».
Судя по описанию, киргизская овчарка — потомок древних догообразных Азии, возможно с прилитием крови местных борзых. Киргизская овчарка в начале 30-х годов появлялась на Всесоюзных выставках, причем всегда четко отделялась от туркестанской овчарки как отдельная порода. В настоящее время племенная работа с этой породой клубами служебного собаководства не ведется. Ныне ни монгольская, ни киргизская овчарки собаководам совершенно не известны. Не пропагандируются они и клубами служебного собаководства ДОСААФ, нет у них и разработанного стандарта.
Племенная работа с этими породами если и ведется, то населением методами народной селекции, которую, как известно, из-за большой подвижности населения и проникновения в «глубинку» многочисленных собак европейских пород становится все труднее осуществлять. А ведь генофонд любой древней аборигенной породы, отлично приспособленной к местным условиям, представляет большую ценность, Пока еще, может быть, не поздно, нужно бы изучить состояние этих пород в районах их естественного распространения, не дать им метизироваться, перевести хотя бы часть поголовья в заводские условия содержания и разведения. Сохранение монгольской и киргизской овчарок — благородная задача клубов служебного собаководства ДОСААФ, особенно расположенных близко к районам естественного обитания этих пород. Среди собаководов-любителей всегда найдутся энтузиасты, готовые поддержать это начинание, что подтверждает пример развития пород кавказской и среднеазиатской овчарок в крупных городах. Пусть наша страна получит еще две служебные породы и сможет гордиться ими.
Потомками древних догообразных являются и наши среднеазиатские и кавказские овчарки. Среднеазиатская овчарка ближе к первоначальному типу догообразных собак, кавказская более отошла от него под влиянием условий среды и искусственного отбора.
География Средней Азии в прошлом несколько отличалась от современной. Амударья впадала не в Аральское море, а в огромное Сарыкамышское озеро, вода из которого по руслу Узбоя стекала в Каспийское море. Здесь не было ярко выраженных пустынных условий, значительную часть нынешних Каракумов занимали степи и сухие степи. По Узбою и в предгорьях Копетдага располагались многочисленные поселения. Еще в VI тысячелетии до нашей эры здесь жили выходцы из Ирана — люди Джейтунской культуры, занимавшиеся земледелием, охотой, разводившие коз и овец. В конце VI — начале V тысячелетия до нашей эры Джейтунскую культуру сменила культура Аннау, носители которой представляли новую волну выходцев из Ирана. Они также занимались земледелием, кроме коз и овец держали крупный рогатый скот. Были у них и собаки, которых палеонтолог Дюрст определил как бронзовую собаку (Canis matris optimae).
Иржи Марек в своей книге «Собачья звезда Сириус» (М.: Радуга, 1988) рассказывает, что древние иранцы занимались скотоводством, и это определило их отношение к собакам.
Собака, как утверждает автор, была уважаемым животным на иерархической лестнице стояла сразу после домашнего скота, составлявшего основное богатство древних иранцев. Они создали целую науку о разведении собак и строго следили, чтобы с собаками обходились по-человечески. Уже тогда различали собак пастушьих, сторожевых и охотничьих. Более всех ценили пастушьих собак, и человек нес самое большое наказание, если наносил ущерб именно пастушьей собаке. В те времена в обязанность собаки входило не только сторожить дом и стадо, она принадлежала к тем животным, которым отдавали дань особого уважения еще и потому, что она вместе со стервятниками и прочими хищными птицами избавляла людей от разлагающихся трупов. Быть сожранным собакой или голодным грифом считалось счастливым концом.
На рубеже 1V–III тысячелетий до нашей эры территорию современного Туркменистана заполонила новая волна переселенцев из Ирана. Вскоре они ассимилировались с местным населением, образовав новое культурное сообщество с развитым земледелием и скотоводством. Этим людям принадлежали собаки иного облика. Кости таких собак и даже терракотовая статуэтка, изображающая собаку, найдены при раскопках поселения бронзового века Алтын-Депё (2000 лет до нашей эры в южной Туркмении). Это были крупные, с мощными челюстями и укороченными мордами собаки. В терракотовой фигурке сразу узнается силуэт среднеазиатской овчарки.
Знаток фауны Алтын-Депе палеонтолог Н.М. Ермолова, большой энтузиаст разведения среднеазиатской овчарки, считает, что уже в те времена собаки несли в основном пастушью службу — они охраняли и сопровождали стада. Интересно, что уже тогда существовал обычай купирования хвостов и ушей, сохранившийся до наших дней.
Изменение природной среды в сторону резкого опустынивания территории современной Туркмении, начавшееся с середины второго тысячелетия до нашей эры, вызвало отток населения. Люди уходили назад в Иран, к берегам Персидского залива, а на пустынной родине в стороне от столбовой дороги истории оставались племена — предки туркменского народа со своим хозяйством, скотом и собаками.
Несколько по-иному происходило становление кавказской овчарки. Природная среда на Кавказе не претерпевала столь существенного изменения, как в Средней Азии. Если Средняя Азия в ранние периоды своей истории была относительно изолирована, то Кавказ имел тесные связи с Передней Азией и Средиземноморьем. Развитие этого региона шло более быстрыми темпами. Здесь раньше, чем в Средней Азии, зародилась металлургия. К самому, началу эпохи меди относится появление укрепленных поселений, с оборонительными стенами, сложенными из крупных неотесанных каменных глыб.
Жители этих поселений, подобно жителям Алтын-Депе, занимались ремеслами, земледелием, скотоводством. Они разводили коз, овец, крупный рогатый скот, весной перегоняли стада на высокогорные пастбища и осенью возвращались в свои селения. Охранять стада от хищников и воинственных соседей, пытавшихся захватить скот и рабов, пастухам помогали крупные догообразные собаки. Появление на территории Турции и Кавказа древнейших рабовладельческих государств около 1000 лет до нашей эры увеличило военную опасность. Обилие боевого оружия в могилах этого времени свидетельствует об учащении и усилении военных столкновений.
Собаки древних жителей Кавказа принадлежали к тому же огромному массиву догообразных, что и собаки жителей Средней Азии. Но к их использованию в качестве пастушьих в значительно большей степени, чем в Средней Азии, добавился еще защитно-оборонительный аспект. Собаки были неотъемлемым элементом охраны многочисленных крепостей. В соседней Ассирии их ближайшие сородичи давно уже использовались в качестве боевых. При этом велась и соответствующая селекция по росту, силе, агрессивности по отношению к человеку. Собак специально дрессировали, обучали нападению на человека.
Древнейшее государство Закавказья Урарту, строившее свою армию по образцу ассирийской, также имело таких собак. В последующую эпоху феодализма, с его раздробленностью на мелкие княжества, войнами, национальными особенностями народов Кавказа, надобность в сильной, смелой, независимой пастушьей и защитной собаке еще более усиливалась.
Эти факторы способствовали вычленению кавказской овчарки из исходного массива догообразных и превратили ее в самостоятельную породу с характерными для нее особенностями поведения и экстерьера. Если среднеазиатская овчарка Туркмении, оказавшись в условиях относительной изоляции, на малонаселенной территории пустыни и сухих степей сохранила первоначальный тип ранних догообразных, то кавказская овчарка, развиваясь в иных условиях, приобрела новые черты.
Материалов, достоверно свидетельствующих о происхождении кавказской овчарки, недостаточно, и точно проследить ее формирование не представляется возможным. Нельзя не согласиться с утверждением А.П. Мазовера (1947) о том, что родиной кавказской овчарки нужно считать Азию. Подтверждением этому может служить характерное для данной разновидности собак сходное с азиатскими догообразными анатомическое строение: мощный костяк, массивная голова и присущие этим животным исключительные бойцовские качества, бесстрашие в борьбе с хищниками.
В книге «Служебное собаководство» (М.: Сельхозгиз, 1936) говорится, что, по некоторым источникам, настоящая форма кавказских овчарок является разновидностью турецких, бездомных собак-париев, оставшихся в большом количестве после завоевания Кавказа русскими.
Это утверждение не представляется верным. Кавказ вошел в состав России всего полтора века тому назад. Породы же существуют более двух тысячелетий. Кроме того, бездомные собаки-парии, обитающие во многих городах юго-западной Азии, потерявшие связь с человеком и питающиеся отбросами в течение многих поколений, в массе обладают ярко выраженной пассивно-оборонительной реакцией, не свойственной кавказской овчарке.
Для того чтобы активная форма оборонительной реакции по отношению к человеку, агрессивность стали породным признаком, нужны многие поколения, подвергнутые целенаправленному отбору.
Собаки-парии экстерьерно разнотипны. На большом статистическом материале ученые выделили четыре основных типа собак-париев — лайкообразный, борзообразный, облегченный с полустоячими ушами и тип, близкий к пастушеским породам собак Азии. Лишь собаки последнего типа могли иногда вливаться в породу, не оставляя заметного следа в экстерьере потомков. Собаки, происходящие от других типов собак-париев, выбраковывались бы человеком сразу.
Скорее можно представить себе обратную картину. Потерявшие владельцев, малоценные экземпляры кавказских овчарок могли пополнить популяцию бездомных собак-париев, но не наоборот.
Формирование породы происходило в условиях Кавказа, под влиянием человека, в соответствии с национальными традициями народов, населяющих этот регион, с присущим им темпераментом и укладом жизни. В результате местные догообразные собаки превратились в очень ценную служебную породу чабанских собак пастушье-сторожевого направления.
Наряду с традиционным применением кавказской овчарки для охраны стад от хищников она с успехом использовалась как сторожевая в турецкой и русской армиях. В упомянутой выше книге «Служебное собаководство» описывается, как поручик турецкой армии Нури Халил в исторической части своего наставления о применении служебных собак приводит ряд характерных случаев работы кавказских овчарок в турецкой армии. В частности, большую пользу принесли эти собаки во время походов 1765—1774 годов, где они с успехом использовались для охраны обозов, лагерей и мест отдыха бойцов.
В русской армии во время покорения Кавказа специальным приказом командования кавказские овчарки были введены для караульной службы во всех крепостях театра военных действий.
Одним из первых ученых, изучавших среднеазиатскую овчарку, был профессор, академик Казахской академии наук С.Н. Боголюбский. В 1927 году в журнале «Собаководство и дрессировка» № 15 он опубликовал статью «По поводу пастушьих собак (овчарок) Туркмен истина». Ввиду того, что эта статья впоследствии часто пересказывалась или цитировалась различными авторами без ссылок на источник, учитывая, что это первое описание условий жизни и экстерьера среднеазиатской овчарки, имеется настоятельная необходимость привести эту статью почти полностью.
«Современный Туркменистан представляет страну, находящуюся между Каспийским морем и рекой Амударьей. Безграничные, почти безводные пески занимают больше 9/10 страны. В них невозможно земледелие, но зато они кормят своими сухими жесткими травами многочисленные стада разных пород овец.
…Если говорить о собаках, то здесь деление их может быть только на собак культурных центров (городов) и остального района — кишлаков и юрт.
В городах собак много и, по-видимому, среди них бесхозных или нет вовсе, или их очень мало. По признакам подавляющее большинство — беспородные дворняжки, часто с явными следами скрещивания с культурными породами: сеттером, пойнтером, шпицем, пинчерами. Довольно редко встречаются чистые породы охотничьих и сторожевых собак.
Только за высокими, глинобитными стенами дворов с непременными садами слышится бряцанье цепей и грубый лай больших собак, пришельцев из привольных степей и туркменских кишлаков.
В районах, ближе подходящих к Афганистану, заметно среди дворняжек преобладание низконогих, длинных (таксообразных) собак. Да, по слухам, ближе к Кушке попадаются собаки, рождающиеся куцыми… Но эти группы собак не характерны для фауны страны.
Самой же характерной группой являются так называемые «пастушьи собаки» (овчарки), которые несут в городах сторожевую службу. В моих предыдущих статьях о них уже говорилось. Это — Canis pastoralis…
Что это за группа? Какое отношение она имеет к прочим типам? Является ли она достаточно однородной, консолидированной? Вот какие вопросы рождаются при первом знакомстве с ними.
Эта группа и раньше имела громадную область распространения и была тесно связана со скотоводческими народами. Со времени приручения первых сельскохозяйственных животных, когда хищные звери всюду грозили домашним стадам, требовались сильные, рослые собаки, привязанные к человеку и могущие защитить его добро от хищников. Вероятно, подобные формы, возникшие из смешения волков с более мелкой, старой домашней собакой, уже до этого времени обитали около человеческого жилья. Теперь же на них обратили особое внимание и, полубездомных, превратили в верных пастушьих собак, преданных своим хозяевам и стадам. Черепа и костяки подобных собак мы встречаем в различных неолитических отложениях, как в Европе, так и в Азии.
Какова была внешняя форма тех собак, мы точно не знаем, потому что кочевые народы не оставили нам их изображений. Но из них постоянно черпался материал для оседлого населения культурных стран древности. Отсюда возникли знаменитые греческие молосы, собаки эпира и прочие южно-европейские формы.
В Европе кочевой период продолжался много меньше времени, чем в Азии. Поэтому в ней и сохранилось не много своих форм. Зато в Азии мы имеет длительную кочевую эру и длительную культуру пастушьих собак. Поэтому собак Туркменистана вовсе нельзя назвать примитивными, стоящими близко к волкообразным предкам. Они так же далеки от них, как доги и сенбернары. Это типичные собаки: хвост вверх, висячие уши, широкое рыло, высокие ноги, разнообразный окрас, различный характер псовины, значительное развитие брылятости и т. д.
Только прямая голова, без заметного перегиба, сильные зубы, сравнительно низкая черепная коробка, массивные лапы — говорят нам, что естественный отбор не позволяет им превратиться в формы наших, более изнеженных, крупных культурных пород.
Между тем леонбергеры, сенбернары, а вероятно, и доги — это не что иное, как культурные формы подобных пастушьих собак. Но в Европе время настоящих Canis pastoralis прошло. Там, где хищники вывелись, перестали беспокоить стада, и скот имеет стойловое содержание, нужда в подобных собаках исчезла, они заменяются настоящими «овечьими» собаками (Schaferhunde), более понятливыми, но менее сильными, которые помогают пастуху вести стадо среди всюду разбросанных возделанных полей.
Пастушьи же собаки Европы в мало измененном виде сохранились лишь в очень ограниченном количестве. Сюда относятся «русские овчарки», венгерские комондоры, собаки апеннинские, пиренейские, шампанские и др. Частью эти собаки остались еще от древнейшего полукочевого населения Европы, сохранившись в районах стадного скотоводства, преимущественно в горных областях, частью же были вновь ввезены в моменты подъема овцеводства.
Из чисто азиатских форм наиболее известны по литературе пастушьи собаки: тибетские доги черного окраса и афганские, напоминающие русскую косматую овчарку.
Об остальных мы знаем очень мало, преимущественно из отрывочных описаний путешественников. Поэтому заметки о пастушьих собаках нашей страны всегда очень ценны. Имея в виду собак Туркменистана, называемых волкодавами, я и хочу о них сказать несколько слов в этой статье.
Первое, что бросается в глаза в этих собаках, обрезанные уши и хвосты. Подобная «забота» человека явно говорит о старой традиции давать примечательный облик своим сторожевым собакам. Вызван этот обычай, очевидно, полезностью, проявляющейся в том, чтобы удалить с тела уязвимые места. Теперь многие объясняют срезывание ушных раковин тем, что оно ведет к улучшению слуха. Как бы то ни было, этот обычай имеет древние корни. Нет ни одного аула, кишлака, стада, где бы мы ни встретили подобных собак. Все они отличаются большой злобностью и при своем большом росте являются прекрасными сторожами. Если в городах их держат на цепи, то в кишлаках они бегают на свободе, и поэтому, приезжая в сумерках верхом на ишаке и даже лошади, рискуешь быть схваченным за ноги. Без хорошей дубинки или, как защищаются туркмены, без песка и лесса чужому человеку не пройти в их владениях. Кроме того, некоторые имеют повадку хватать за ноги, подкрадываясь, без всякого лая. Измерять подобных собак очень трудно, т. к. часто сами хозяева не могут удержать их. Ввиду этого промерить мне удалось весьма мало и то только при закрытой голове.
По окрасу пастушьи собаки варьируют очень сильно. Наиболее часто встречаются следующие масти: коричнево-серая, гиеновая, черная, белая, черно-пегая, желто-пегая, палевая, желто-песочная с темным рылом, часто черные, пепельные и гиеновые собаки имеют белые пятна на шее и брюхе. Рыло у светлых собак часто пепельное или крапчатое. Псовина средней длины, прямая, иногда имеющая вид длинношерстного сенбернара. Чаще всего густая. Хвост, который удалось наблюдать, загнутый вверх дугою, с легким уклоном. Уши висячие, средней длины. Общий склад, конституция неодинаковы. Встречаются собаки сырые, массивные, очень напоминающие сенбернаров, и собаки более сухого склада. Эта двойственность лучше всего замечается по степени брылятости, складкам кожи, легкости бега. Голова массивная, широкая и длинная. Перегиба почти нет, почему рыло кажется длинным, но широким. Глаза небольшие, сидят глубоко, мало выразительные, злобные. Шея прямая, с сильно развитым загривком. С брюшной стороны от гортани и груди у собак сырой конституции тянется складка кожи, образующая подгрудок. Спина слегка вогнутая, крестец немного выше холки, ноги прямые, довольно длинные и очень крепкие, толстые. Лапа большая. Грудь не очень глубокая, но широкая.
…Никаких племенных родословных этих собак не ведется, но все же кое-где линии поддерживаются и измеряются способностью брать волка!..
Промеры одной из таких собак: голова 25 см, высота в холке — 70 см, в крестце — 71 см, глубина груди — 27 см, косая длина — 72 см, обхват за лопатками — 80 см, обхват пясти — 15 см. Пальцы громадные, сильно растопыренные… Масть палевая. Своеобразное строение лапы, очевидно, необходимо при движении по сыпучим пескам (район Уч-Аджи). Свою роль охранителей стад и домовладений собаки выполняли блестяще. Они сильно привязываются к стадам, отличаются большой чуткостью и храбростью. Поэтому во всех стадах, иногда насчитывающих тысячу и более голов, всегда можно встретить 3—4 собаки. В своем существовании они более подвержены естественному отбору, чем искусственному отбору. Питаемые туркменами, преимущественно джугарой, они нередко промышляют питание и сами себе. Немало их гибнет в борьбе друг с другом, волками, гепардами, дикими кошками. Остаются особи наиболее сильные и выносливые.
Подобных собак можно было бы разводить для сторожевой и военной служб, и думаю, что не только в южных, сухих районах.
При нетребовательности к своему содержанию, при привычке переносить не только жару, но и холод зимою, особенно в горах, собаки могут действительно выделить из себя несколько разнотипных линий, напоминающих догов, леонбергеров, сенбернаров. Стареют они к 8-10 годам. Дальше вряд ли живут, т. к. старых собак очень мало. Они, вероятно, погибают, как только органы чувств начинают притупляться. К удивлению своему, несмотря на близость Мервского района к Афганистану, мне не удалось видеть ни одного экземпляра известной афганской пастушьей собаки с длинной шелковистой, слабо извитой псовиной».
В статье С.К. Боголюбский подчеркивает принципиальное положение, заключающееся в следующем.
В русском языке принято все породы собак, занятые пастьбой скота, называть овчарками. С точки зрения происхождения и систематики это неправильно. Такие различные по происхождению породы как немецкая овчарка, шотландская овчарка-колли, среднеазиатская, южнорусская, кавказская овчарки, венгерские овчарки пули и муди оказываются объединенными в одну общую группу. Необходимо четко: различать пастушьих собак (Hirtenhunde — немецких авторов) и овчарок — овечьих собак (Schaferhunde — немецких авторов). Если пастушьи собаки имеют древнее азиатское происхождение, тесно связаны со скотоводческими, кочевыми в прошлом народами и служат не столько для управления стадом, сколько для его охраны, то овчарки — собаки, совершенно иного, в основном европейского происхождения. Более понятливые и менее сильные, более подвижные, обладающие своеобразным «пастушеским» инстинктом, помогающие пастуху управлять стадом, вести его среди возделанных полей культурного ландшафта.
К первым  относятся среднеазиатская и кавказская овчарки, а также апеннинские, пиренейские собаки, венгерские комондоры и кувачи, словацкие чувачи.
Ко вторым  принадлежат немецкая овчарка, шотландская овчарка-колли, шелти, пули, пуми, муди, бобтейли, вельшкорги, польские низинные овчарки и многие другие породы.
Это уточнение необходимо для того, чтобы показать, что между пастушьими овчарками, происходящими от древних догообразных собак Азии, и другими овчарками, применяемыми при пастьбе скота, имеется глубокая и принципиальная разница.
Необходимо уточнить также термин «порода», которым мы уже неоднократно пользовались, излагая происхождение собак. Существует много определений породы, но, наверное, наиболее полное из них дано Н.А. Кравченко: «Порода — это созданная человеческим трудом достаточно многочисленная группа домашних животных одного вида, имеющих общее происхождение и общность ряда хозяйственно полезных, физиологических и морфологических особенностей, достаточно стойко передающихся по наследству. При соответствующей работе с породой она способна изменяться в желаемом направлении». При прекращении работы с породой она вырождается и постепенно перестает существовать. История собаководства знает много исчезнувших пород собак, в том числе и догообразных, например эпирские, аляно, булленбейсеры, меделяны и т. д.
Принято различать породы примитивные, заводские и переходные. Примитивные породы сложились в древнейшие времена, в условиях экстенсивного натурального хозяйства при «бессознательном» искусственном отборе (методами народной селекции), чаще всего в инбридинге, при очень сильном влиянии естественного отбора. Характерной чертой примитивных пород является их низкая продуктивность. Собаки примитивных пород недостаточно привязаны к человеку, плохо поддаются дрессировке, для них характерен резко выраженный половой диморфизм — резкое отличие по промерам и мощи кобелей от сук. Однако примитивным породам свойственны такие важные положительные качества, как большая выносливость, отличная приспособленность к местным, часто очень суровым условиям существования. При низкой продуктивности собаки примитивных пород, как правило, универсальны и могут быть использованы для разных целей.
Типичными представителями примитивных пород являются в наше время ездовые лайки Колымы, монгольские овчарки среднеазиатские овчарки в ареале их естественного распространения.
Заводские породы разводятся на основе высокой техники племенной работы, в наиболее благоприятных условиях для размножения и проявления рабочих качеств. Для заводских пород характерна высокая, часто узкоспециализированная продуктивность, большая выравненность поголовья по фенотипу и генотипу. Заводские породы требуют постоянной и непрерывной племенной работы с ними. Если племенная работа с породой прерывается или не выдерживаются необходимые условия кормления и содержания, порода начинает деградировать. Ввиду меньшей зависимости от природных условий заводские породы отличаются менее устойчивой наследственностью, что обусловлено частым включением в себя наследственных качеств нескольких исходных пород. Большинство современных заводских пород создавалось на протяжении двух последних столетий. Таковы южнорусские овчарки, доги, боксеры, ротвейлеры, доберманы и многие другие. Вновь создаваемые современные породы обычно сразу имеют уровень заводских. Типичный пример молодой заводской породы — черный терьер.
Переходными породами называются породы собак, постепенно переходящие из группы примитивных в группу заводских пород. Характерной чертой переходных пород является их неоднородность, обусловленная тем, что племенная работа, проводимая с ними, охватывает лишь небольшую часть массива породы. Остальная же, большая часть породы, находившаяся в ареале основного распространения, продолжает находиться на уровне примитивной. Типичный пример переходной породы — кавказская овчарка. Часть ее поголовья, находящаяся в руках любителей и в питомниках, разбросанных по всей стране, испытывает воздействие искусственного отбора и современных методов. селекции, другая же ее часть, находящаяся в естественных условиях, остается на прежнем уровне примитивной породы. И если среднеазиатская овчарка лишь в небольшой своей части только сейчас становится переходной породой, то кавказская овчарка уже прошла значительный отрезок пути превращения в заводскую.
Хотя среднеазиатская овчарка — одна из древнейших пород собак, но свое современное название она получила лишь несколько десятилетий тому назад.
В книге А.П. Мазовера «Служебное собаководство в колхозах и совхозах» (М. КОИЗ, 1939) на с. 13 имеется ссылка:

«Среднеазиатскую овчарку раньше неверно называли туркменской овчаркой».

Название породы среднеазиатская (туркменская) овчарка встречается уже в 1935 году в объяснительной записке эксперта А.П. Мазовера к рингам собак на XI Всесоюзном смотре служебного собаководства (Рукописный отчет А.П. Мазовера хранится в архиве клуба служебного собаководства ДОСААФ г. С.-Петербурга) Однако непосредственно перед описаниями собак порода названа туркменской овчаркой, Видимо, по происхождению — все собаки были из Туркмении. А в каталоге этого же смотра дается название туркменская овчарка.
В ряде выставочных каталогов порода именуется туркестанской овчаркой. В каталоге XIV Всесоюзной выставки-смотра служебного собаководства 28—30 сентября 1939 года порода названа среднеазиатской овчаркой, а в каталоге-справочнике Ленинградского областного и городского смотра-выставки служебного собаководства Осоавиахима 23—25 августа 1937 года — туркменской.
Видимо, в 1938 году и произошло переименование породы, однако кем было вынесено и как обосновано это решение, нам установить не удалось. По нашему предположению, изменение названия породы произошло чисто автоматически. Дело в том, что Средняя Азия до национально-государственного размежевания 1924—1925 годов носила название Туркестана. Туркестан — историко-географическая область, включавшая в XIX — начале XX веков территорию современной Средней Азии и Казахстана, а также часть Центральной Азии, населенную тюркскими народами. Условно Туркестан делился на Западный, или Русский (южная часть Казахстана и среднеазиатские владения России), Восточный, или Китайский (входивший в китайскую провинцию Синьцзян), и Афганский (северная часть Афганистана). На территории Западного Туркестана, присоединенного к Российской империи в 1867 году, было образовано Туркестанское генерал — губернаторство, с 1886 года носящее официальное название Туркестанский край. В апреле 1918 года на территории Западного Туркестана была образована Туркестанская автономная советская социалистическая республика. В 1925 году название Туркестан стало выходить из употребления и было заменено термином Средняя Азия.
Так как наряду с названием туркменская овчарка в каталогах многих довоенных лет и некоторых послевоенных выставок встречалось равнозначное название туркестанская овчарка, то, вероятнее всего, замена на среднеазиатскую овчарку произошла ввиду выхода из употребления понятия «Туркестан» и распространения этих собак на площади значительно большей, чем площадь Туркменистана. С конца 40-х годов название породы среднеазиатская овчарка утвердилось окончательно. Однако это название, при выходе породы на международную арену, может оказаться не совсем удачным, так как в зарубежных странах понятия Средняя Азия не существует. Там более обиходным является понятие Центральная Азия, включающая помимо бывшей советской Средней Азии Восточный Туркестан, Афганистан, Восточный Иран (Систан и Белуджистан), Пакистан и Северную Индию. Это понятие — более широкое, чем Средняя Азия.
Естественный ареал обитания среднеазиатской овчарки очень широк (А.П. Мазовер, 1947, 1960). Традиционно считается, что лучшее поголовье с наиболее чистым и однородным типом сконцентрировано в Туркменистане. Лучшие туркменские собаки — грубого и крепкого типа конституции, с короткой или средней длины грубой и густой шерстью. Большое поголовье этих собак существует и в Таджикистане, где в горных районах Памира собаки имеют более сырую конституцию с рыхлой складчатой кожей, часто длинношерстные.
Узбекистан, обладая широко развитым овцеводством, имеет довольно многочисленное поголовье среднеазиатской овчарки. Много собак, близких по типу к туркменским и практически почти не отличающихся от них, сосредоточено в южной и юго-западной части республики, там сконцентрировано основное поголовье каракульских овец.
К северу животноводство уступает свою ведущую роль хлопководству и другим видам сельского хозяйства. Здесь количество собак резко уменьшается, в массе они более мелкие, часто встречаются помеси. Хороших собак держат в кишлаках для охраны домов и приусадебных хозяйств.
В Казахстане и Киргизии среднеазиатская овчарка не представляет собой монолитного массива и менее типична. Если в Южном Казахстане среднеазиатские овчарки еще неплохого качества, то по мере продвижения к северу, смешиваясь с местным поголовьем, они приобретают борзо-образный облик. Эта группа помесей, носящая местное название дрок, применяется уже не для охраны стад, а для охоты. Еще более выродившийся тип дрока, собака меньшего роста, легкая, остромордая, в массе добрая, встречается в заволжских степях.
В Киргизии лучшее по типу поголовье сосредоточено в юго-западных районах. На территории Киргизии, так же как и в Казахстане, встречается большое число помесей, полученных в скрещивании с местными собаками. В районе города Бишкек в 40-50-х годах случались скрещивания среднеазиатских овчарок с догами, в результате чего образовались помеси, так называемые киргизские волкодавы.
За пределами бывшего СССР среднеазиатские овчарки распространены в Афганистане, Северном Пакистане, Северных штатах Индии, Восточном Иране. В каждом из этих регионов порода приобрела свои особые специфические черты.
В совершенствование породы народы Средней Азии внесли разный вклад. Ведущая роль здесь принадлежит туркменскому народу. Туркмены — это народ-селекционер. Им выведены породы овец и лошадей, снискавшие мировое признание. Создав совершенную по красоте лошадь, туркменский народ вложил много труда в совершенствование пастушьей собаки. В Туркмении, по словам А.П. Мазовера, лучшее поголовье собак. Туркмены называют свою собаку алабай, относя к ней животных определенного фенотипа. Местное население других народов Средней Азии называет этих собак волкодавами или просто чабанскими собаками.
Возможно, было бы более правильным оставить за породой название алабай или именовать ее туркменский алабай, по аналогии с принятыми во всем мире названиями анатолийский карабаш, венгерский кувач, испанский подвигу. Таким образом, название туркменский алабай, подчеркивая роль туркменского народа, хорошо вписывалось бы в утвержденную номенклатуру названий пород. Кроме того, в названии отсутствовал бы термин овчарка, как не соответствующий служебной характеристике данной породы.
Как отмечал А.П. Мазовер, Иран является своеобразным Центром, где собраны две крупнейшие ветки догообразных собак — среднеазиатской и кавказской овчарок, образуя, вероятно, какую-то промежуточную форму, к сожалению, еще не изученную. Ведущие свое происхождение от догообразных собак Тибета, обе породы сохранили первоначальные черты своих предков. Однако больше этих черт можно обнаружить у среднеазиатской овчарки — наиболее короткой и прямой ветви, не подвергшейся влиянию других пород и сколько-нибудь значительному искусственному отбору.
А.П. Мазовер (1947) пишет: «Среднеазиатская овчарка очень хорошо сохранила характерную для тибетских собак широкую у основания и на конце морду, которая при дальнейшей культуре разведения преобразовалась в свойственную мастифам и далее бульдогам и боксерам. Тяжелые и сырые губы, покрывающие с боков нижнюю челюсть, тоже особенность этих собак. Значительный процент среднеазиатских овчарок имеет характерные, опять же для тибетских собак и их потомков, складки кожи на голове и отвислые веки. Черный окрас, основной для древних догов, является очень распространенным в этой породе».
Таким образом, среднеазиатская овчарка, после монгольской овчарки, является наиболее близкой к исходной форме тибетского дога.
Как было указано выше, кавказская овчарка дальше, чем среднеазиатская, отстоит от тибетского дога. Само название породы говорит о регионе ее распространения. Однако действительный ареал породы значительно шире. Кроме горных районов Кавказа, территории Грузинской, Армянской, Азербайджанской республик, Дагестана и Кабардино-Балкарии порода распространилась в степные районы Северного Кавказа, Краснодарского и Ставропольского краев и Астраханской области.
Такому широкому распространению кавказской овчарки способствовали ежегодные перегоны овечьих отар с высокогорных пастбищ в степные районы. Кавказская овчарка проникла также в прибрежные районы Прикаспийской низменности, в Калмыкию и Северный Казахстан. В меньшем количестве кавказскую овчарку можно было встретить в степях Воронежской, Волгоградской и Саратовской областей (А.П. Мазовер, 1947).
Значительное количество кавказских овчарок имеется в Турции и Иране.
В Турции на Анатолийском плато выделилась порода анатолийский карабаш, очень близкая к кавказской овчарке. В Иране ареал распространения кавказской овчарки смыкается с ареалом среднеазиатской овчарки, образуя при этом промежуточные типы. По северным границам ареала естественного распространения также образуются помеси кавказских овчарок с местными пастушьими собаками и дворняжками.
Кавказскую овчарку завозили в Куйбышевскую, Оренбургскую и смежные с ними области, а также в Западную Сибирь, где ее разводили в совхозах и колхозах.
Распространившись на огромной территории, кавказские овчарки в разных районах различаются по экстерьеру, образуя внутрипородные типы. Даже на Кавказе, на основной территории распространения породы, в силу труднодоступности высокогорных районов и изоляции их друг от друга сформировались разные типы кавказской овчарки. Близкородственное разведение в условиях жесточайшего естественного отбора закрепило в потомстве эти различия.
Независимо от принадлежности к тому или иному типу и значительного диапазона экстерьерных различий все эти собаки характеризуются как физически очень сильные животные, с прекрасно развитой мускулатурой корпуса и конечностей, что позволяет им успешно выполнять обязанности по охране стад от хищников в суровых условиях кочевой жизни. Все эти местные типы представляют собой единую породу, называемую кавказской овчаркой.
На многочисленных языках народов Кавказа порода имеет различные названия. Выделить народ, внесший наибольший вклад в совершенствование породы, невозможно. Название кавказская овчарка прочно вошло в советскую и зарубежную кинологическую литературу, под этим названием порода утверждена Международной кинологической федерацией (№ 328). Поэтому представляется правомерным и в дальнейшем оставить за породой название кавказская овчарка.
Как неоднократно повторялось выше, обе породы — среднеазиатская и кавказская овчарки выведены методами народной селекции. Эти методы предполагают жесточайший естественный и искусственный отбор. В прошлом человек не имел времени заниматься разведением собак специально, он делал это попутно с основной работой скотовода. Даже в наше время родившиеся щенки во многом предоставлены самим себе и условия их существования очень тяжелы. Собаки постоянно находятся при отарах и сопровождают их со щенячьего возраста в далеких перегонах. Они работают круглосуточно по охране отар от хищников.
Вольное выращивание щенков, практикуемое чабанами, сразу отсеивает слабых животных. Но зато оставшиеся сильные щенки с развитыми приспособительными реакциями развиваются хорошо. Несмотря на скудное кормление, щенки при отарах вырастают без признаков рахита. Приотарные собаки, как правило, выглядят здоровее и лучше, чем собаки, живущие в этом же регионе в городах и селениях.
В 1980 году в Туркмении удалось побывать группе собаководов Ленинградского клуба служебного собаководства ДОСААФ. Они увидели, что условия существования среднеазиатских овчарок практически не изменились. И если исчезли крупные хищники, и значительно уменьшился пресс волков, то все остальное осталось по-старому. По-прежнему собаки проходят с отарами овец огромные расстояния, ведь колодцы отстоят друг от друга на 60—80 км. По-прежнему собаки ведут полу вольный образ жизни, рождаются и умирают при отаре, получая от человека лишь минимум внимания и заботы. Запомнился рассказ участницы поездки, активистки клуба И.В. Конон: «В одной из отар среди собак увидели мы хромого щенка. Ковыляя на трех лапах, он еле поспевал за спешившими к водопою овцами. «Почему Вы не поможете ему?» — обратились мы к чабану. «Аллах поможет», — последовал невозмутимый ответ. А помощь требовалась минимальная: достаточно было вытащить впившуюся между пальцами колючку, продезинфицировать и перевязать лапу, как щенок повеселел и уже через несколько часов чувствовал себя здоровым. Без нашей помощи он был бы обречен».
Отбор производителей в основном идет по рабочим качествам, но он естественно увязан с конституцией и экстерьером. Отбирают обычно самых крупных кобелей, которые известны как истребители волков, злобные и смелые сторожа или победители в собачьих боях (травлях), культивируемых местным населением. Однако эти способы отбора имеют и отрицательные стороны, так как драки кобелей и испытания их в травле часто сопровождаются тяжелыми ранениями и даже гибелью хороших племенных производителей. Отрицательно сказывается на развитии породы в районах ее естественного распространения древний обычай, существующий до сих пор: уничтожать щенков — сук. Уничтожение сук главным образом диктовалось экономическими соображениями: бедняку не под силу было иметь несколько собак, а беременная или кормящая сука не работает. В прежнее время сук имели в основном зажиточные люди. И сейчас сук при стадах держат редко, хотя, по мнению старых опытных чабанов суки, работают не только не хуже, а часто лучше кобелей, так как они более чутки, подвижны и не убегают от отары. Кроме того, суки лучше передают свои навыки молодняку. Вязки в основном бывают вольными. Суки в пустовку покрываются обязательно, поэтому у местного поголовья резко выражен половой диморфизм — суки значительно мельче и легче кобелей.
Местное население на Кавказе и в Средней Азии никогда не оставляет под сукой всех родившихся щенков. Отбор производится на 7-8-й день, чтобы щенки успели разработать у суки соски и как следует раздоить ее. К этому же времени происходит естественное отставание в росте слабейших щенков и их становится легко отбраковать.
Отбракованные щенки уничтожаются.
Щенков чабаны отдают преимущественно родственникам или близким друзьям, поэтому оставляют в живых наиболее сильных и энергичных, лучших щенков помета.
Еще в 30-е годы раздавались голоса о бедственном состоянии аборигенных овчарок Кавказа и Средней Азии.
В 1934 году Кошелев и Тимашук в работе «Пастушье-сторожевые собаки в совхозах Северо-Кавказского края и собаководство Армении» писали: «Печальную картину представляет собой дело разведения собак. Сук и молодняка почти нет. Некоторые селения, не говоря уже о колхозах, не имеют ни одной суки. Большинство собак 5-7-летнего возраста.
По своим экстерьерным качествам собаки представляют собой бракованный материал. Армения до сих пор являлась базой бесконечных заготовок и вывоза собак главным образом по линии ведомств. В результате этой работы ценное собачье хозяйство многих районов Армении совершенно разорено. Если раньше высота кавказской овчарки достигала 70 см, то теперь высота большинства собак равна 55 см».
Надеяться на то, что в наше время состояние породы в исконных районах обитания улучшилось, не приходится. Скорее, наоборот. Продолжается изъятие поголовья в другие районы страны и даже за границу. Разведение породы и ее судьба находятся в руках лишь небольшого числа энтузиастов-чабанов.
В связи с прогрессом и освоением труднодоступных районов Кавказа, развитием массового туризма, горнолыжного и альпинистского спорта, а также широким народнохозяйственным использованием заповедных уголков природы в последние годы возникла реальная угроза метизации этой ценнейшей породы. В указанные районы завозятся собаки других пород, особенно немецкие овчарки. В горно-спасательной службе широко используются лайки, колли. Встречаются и другие породы.
Так, например, из разговора с работниками высокогорного заповедника Кабардино-Балкарии стало известно, что у местного чабана кроме кавказских овчарок отару охраняет черный терьер, выбракованный из армейского питомника.
А в близлежащем поселке живет высокопородная немецкая овчарка. Помимо собак культурных пород в подобных селениях встречаются и некрупные беспородные собаки.
Те же процессы происходят и в регионах исконного обитания туркменского алабая. Здесь существенно изменились социальные условия жизни местного населения. Теперь чабаны не сопровождают отары вместе с семьями. Семьи, как правило, живут оседло, в поселках. Со стадами передвигаются только чабаны, нанимающиеся на сезон. Часто это случайные люди, утратившие многовековые традиции и опыт кочевников. Ввиду уменьшившегося числа волков крупные и злобные собаки им не нужны. Чаще всего такие сезонные рабочие берут с собой первую попавшуюся собаку, а после перегона стада бросают ее. Поэтому в угодьях и поселках появилось много бесхозных бродячих собак.
Под эгидой борьбы с бешенством часто происходит поголовное истребление всех собак, даже принадлежащих коренным жителям-чабанам, многие поколения которых разводили и совершенствовали туркменского алабая. К этому добавляется никем не контролируемый вывоз собак за пределы Туркмении и планируемая заготовка собачьих шкур.
Поэтому необходимо самым серьезным образом ставить перед руководящими органами республики вопрос о сохранении национального достояния, созданной народом уникальной породы собак.
Необходимы и меры к наемным на сезон рабочим-чабанам по усилению их ответственности за судьбы собак, используемых для работы. Нужно разделять действительно бесхозных и бездомных собак от принадлежащих конкретным местным жителям. Борьба с бешенством должна проводиться современными методами путем вакцинации животных, особенно такой ценнейшей породы, какой, является среднеазиатская овчарка — туркменский алабай.
Сохранение среднеазиатской и кавказской овчарок в регионах естественного распространения в настоящее время является наиболее актуальной задачей.

Глава 2. Экстерьер среднеазиатской и кавказской овчарок

Понимание экстерьера среднеазиатской и кавказской овчарок невозможно в отрыве от специфики условий, в которых эти породы сформировались. Они воплотили в себе мудрость природы, служили определенным задачам, живя вместе с народами, имеющими свои национальные традиции. Человек создал собаку такой, какую хотел иметь рядом с собой, чтобы она делила вместе с ним трудности жизни, одновременно не мешая ему.
Регионы существования среднеазиатских и кавказских овчарок обширны, поэтому собаки одной породы, происходящие из разных мест, несколько отличаются друг от друга. Но общее между особями, происходящими из различных районов ареала породы, преобладает, оно является основой экстерьера породы. Объясняется это сходностью условий существования и использования этих собак, близкими природными характеристиками мест их обитания, одинаковыми задачами и методами народной селекции.
Очень часто из помета оставляют всего лишь одного-двух щенков, а лучшие, выбираемые по одним и тем же, освещенным традицией требованиям, определяют общность основных характеристик экстерьера.
Например, чабаны-туркмены выбирают щенка, имеющего много «духа», то есть с таким анатомическим строением грудной клетки, которое обеспечивало бы развитую дыхательную систему. Щенок и со стороны спины и со стороны груди должен быть широким, он должен ложиться на ладонь, а не упираться в нее килем, говорят туркмены. У выбираемого щенка должна быть широкая крепкая нижняя челюсть, большое анальное отверстие. Щенок должен быть терпимым к боли.
Эти традиционные требования к щенкам определяют рост, массивность, атлетичность сложения и, в конечном счете, силу, работоспособность и бойцовские качества будущей собаки.
Суровые условия жизни сформировали внешний облик туркменского алабая, сделали его сильным и неприхотливым научили экономно расходовать силы. Поведение алабая независимое, уверенное в себе. Он обладает сильно развитым инстинктом охраны себя, своей территории, имущества владельца. Находясь на собственной территории, алабай злобен и недоверчив. Постоянные схватки с хищниками и соперниками отточили его боевое мастерство.
Итак, об экстерьере среднеазиатской овчарки — туркменского алабая.
Среднеазиатская овчарка — собака выше среднего и крупного роста, крепкого, грубого, иногда с тенденцией к рыхлости типа сложения. Излишняя сухость и легкость сложения для среднеазиатской овчарки нетипична, она свойственна борзообразным помесям. Однако с точки зрения пригодности к служебному использованию рыхлое сложение также не представляется желательным. Собаки легкого сложения, беднокостные, со слабой мускулатурой, маленького роста, безусловно, должны выбраковываться. Но нужно помнить об очень позднем формировании среднеазиатских овчарок, собаки сильно грубеют к 4—5 годам, а в возрасте 1,5—2 лет часто производят впечатление «легких».
По формату среднеазиатская овчарка умеренно растянута, причем кобели более приближаются к квадратному формату, нежели суки. Общая тенденция селекции — культивирование компактного типа собаки с индексом формата порядка 102—104, обтекаемых форм, такой, говорят чабаны-туркмены, сделал их ветер.
При общей пропорциональности сложения предпочтение отдается более крупным собакам с массивным костяком, желательный рост для кобелей не ниже 70 см. Суки, как правило, меньше ростом, легче, имеют более растянутый корпус и менее массивную голову. Кобели имеют более мужественный облик.
Кожа должна быть толстой, непробиваемой, но достаточно эластичной, подвижной относительно мускулатуры, подвес на шее имеет защитные функции, предохраняет горло собаки от травм во время боев, но он не должен быть излишне выраженным.
Главным признаком принадлежности к породе является строение головы. Этот тезис подтверждается многими авторами. Однако практические работники, по роду своей деятельности тесно связанные с пастушьим животноводством, не уделяют экстерьеру собак должного внимания. Как сказал на Всесоюзном семинаре по собакам отечественных пород (июнь 1988 года) Ю.Н. Пильщиков, основываясь на материалах экспедиции по изучению собак Казахстана, основными требованиями, предъявляемыми к породе и закрепленными стандартом, должны быть хозяйственные признаки. Чабану в работе нужна собака-помощник, которая охраняла бы стадо, крупная, мощная, злобная, смелая, недоверчивая к посторонним, т. е. обладающая активно-оборонительной реакцией.
Действительно, среднеазиатская овчарка, как служебная собака, должна удовлетворять всем народнохозяйственным требованиям, но в ней обязательно должны сохраняться черты, свойственные именно данной породе. И основным признаком принадлежности к данной породе, менее всего зависящим от условий среды и содержания, является голова. Именно поэтому при археологических исследованиях в первую очередь по строению черепа собаки определяют ее принадлежность к тому или иному типу. Собственно, прослеживая происхождение среднеазиатской овчарки от тибетских собак, в первую очередь находят черты, сохранившиеся у среднеазиатских овчарок, а именно: массивную, широкую в черепной части голову с развитыми скулами, плоский лоб с едва заметным переходом к широкой в межглазничной части, почти не сужающейся, несколько короче Длины лба, тупой морде. Вот основные признаки в строении головы, свойственные среднеазиатским овчаркам и указывающие на их родство со всеми догообразными собаками Тибета, их общими предками.
А.П. Мазовер (1935) по материалам экспедиции на юг Туркмении отмечает, что у собак встречается форма черепа двух типов: с резко выраженным переходом ото лба к морде и прямая, без резких переходов.
 

Всесоюзный победитель Алтай
Голова среднеазиатской овчарки.

Узбеки также различают два типа в строении головы среднеазиатских овчарок. В народе головы собак определяют как «медвежьи» и «лошадиные». Предпочтение отдается «лошадиному» типу головы.
У среднеазиатских овчарок головы массивные, с толстыми губами, создающими определенный рисунок при осмотре спереди, сверху и в профиль. Голова имеет несколько вытянутую, обтекаемую форму, с плавным переходом ото лба к морде, но надбровные дуги при этом могут быть и приподнятые (несколько выраженные или чуть выступающие). Голова должна быть хорошо сбалансирована, уравновешена по отношению к корпусу, не казаться легкой или маленькой. Затылочный бугор хорошо развитый.
Низкопоставленные уши (нижний край уха расположен на уровне глаз или даже ниже) треугольной формы, висячие на хряще, как правило, коротко купированные, усиливают впечатление широкой, округлой, в затылочной части головы, В районах распространения уши купируют только у кобелей, сукам эту операцию обычно не производят. Основание уха небольшое.
Морда, по длине составляющая чуть более 1/3 от общей длины головы, должна быть обязательно широкой в межглазничной части, хорошо заполненной под глазами, с сильными челюстями. Нижняя челюсть — с широкой и ровной линейкой расположения резцов.
Такое строение морды характеризует сильную мускулатуру челюстей и предопределяет успешную борьбу с хищниками.
Мочка носа у среднеазиатских овчарок достаточно крупная, нигде не выступает из общего рисунка морды. Крылья ноздрей плавно закругляются, продолжаются поверхностью верхней губы. При осмотре спереди мочка носа с передней поверхностью верхней губы образует единую линию. Верхняя губа с тупым обрезом закрывает нижнюю, но не свисает.
Как было сказано выше, морда должна быть хорошо заполненной, но при возрастном ослаблении мускулатуры головы кожа несколько обвисает, уменьшается заполненность под глазами, обнажается склера глаз, верхняя губа опускается за нижнюю челюсть. С ослаблением мускулатуры более выступающим становится затылочный бугор.
Характерны глаза среднеазиатской овчарки — небольшие, широко расставленные, относительно глубоко посаженные, с плотно прилегающими веками — глядят на окружающих настороженно и независимо, исподлобья.
Крупные, выпуклые глаза не характерны для среднеазиатских овчарок, они не для сильных ветров и песчаных бурь Туркмении.
Глаза могут иметь различные оттенки — от темно-коричневых до светло-желтых. Предпочтительным является более темный цвет глаз. Народные методы селекции, естественно, цвету глаз не придают никакого значения, как хозяйственно бесполезному признаку.
Весьма строго современные стандарты всех служебных пород относятся к зубной системе собаки. Здесь нет никаких разночтений — прикус должен быть только ножницеобразный и все зубы в полном комплекте. Однако среди среднеазиатских овчарок часто встречается клещеобразный прикус. И вероятно, у собак старших возрастов при широкой и тупой морде, когда трилистники резцов стираются, исходный ножницеобразный прикус переходит в клещеобразный.
Голубая мечта многих собаководов — не браковать такой прикус на выставках. В работе Юдиных («Охота и охотничье хозяйство», 1977, № 10) показано, что и у волков тенденция перехода прикуса к прямому наблюдается уже с трехлетнего возраста. Авторы такое изменение прикуса считают закономерной возрастной изменчивостью и предлагают оценку состояния зубной системы собак проводить до трехлетнего возраста.
Перекус же является уродливой формой смыкания зубов, и собаки с таким прикусом должны исключаться из племенного разведения независимо от прочих достоинств.
Солидарны с Юдиными и А.Т. и С.Д. Войлочниковы (см.: Охотничьи лайки, М.: Лесная промышленность, 1982). Однако доктор биологических наук Е.К. Меркурьева, говоря о быстром распространении неправильного прикуса по породе, решительно высказывается об устранении из племенной работы не только собак с неправильным прикусом, но и тех, у кого «зубы на пределе», так как они могут давать потомство с сильно выраженным пороком прикуса.
Что касается среднеазиатской овчарки, то пока порода существует на уровне примитивной, в районах ее основного распространения на прикус никто обращать внимания не будет. В клубах служебного собаководства при завозе поголовья с мест обитания мы будем встречаться с самыми разнообразными прикусами.
В качестве иллюстрации можно привести результаты экспертизы туркменских овчарок на XI Всесоюзном смотре служебного собаководства 1935 года. Как отмечает в описании туркменских овчарок эксперт А.П. Мазовер, из 19 собак у четырех отмечен прямой прикус, у четырех недокус и у одной — смешанный. В конце 60-х — начале 70-х годов в Ленинград из разных районов Средней Азии от неродственных производителей было завезено 10 собак. У двух из них прикус был ножницеобразный, у двух к двум годам — на пределе, а у остальных — клещеобразный. Причем ножницеобразный прикус имели самые легкие, с малообъемной головой собаки.
Значительный перекус, равно как и недокус, безусловно, следует выбраковывать. Клещеобразный же прикус, особенно появившийся впервые в зрелом возрасте, вероятно, выбраковывать нежелательно, иначе можно лишиться значительной части племенного поголовья.
Видимо, это было бы и неправильно, если считать, что наиболее желательной для среднеазиатской овчарки является объемная широкая морда с соотношением длины морды к длине головы чуть более 1/3. Учитывать же состояние, прикуса при подборе пар необходимо.
Вероятно, у всех служебных пород, и у среднеазиатских овчарок в том числе, можно допускать отсутствие третьих моляров. В семействе псовых род Cuon (азиатский красный волк) отличается от остальных родов тем, что имеет по два моляра в верхней и нижней челюсти с каждой стороны. Учитывая гомологичность признака, всегда можно ожидать его появления у других родов семейства, в том числе и у рода Canis.
Кроме того, в зарубежном собаководстве отсутствие М-3 и даже P-1 и Р-2, резца, так же как и клещи по двум зацепам, в ряде пород не являются препятствием для участия в племенной работе. Дело селекционеров внутри каждого клуба решать, каким недостатком на данном этапе развития породы в зависимости от количества и качества собак можно пренебречь, а на какой обратить особое внимание и не допустить его носителей в разведение конкретного клуба. Но животные со значительным перекусом, равно как и с недокусом, не должны участвовать в разведении нигде.
Шея среднеазиатской овчарки недлинная, несколько короче или равна длине головы, очень мускулистая, часто с подвесом, под углом примерно 30° по отношению к линии спины.
Для строения грудной клетки среднеазиатской овчарки характерен округлый изгиб ребер. Ребра у нее более изогнуты, чем у других служебных пород.
Ш. Джакашев в статье «Морфология области позвоночно-реберных соединений» (Труды Алма-атинского ветеринарного зоотехнического института, т.6. 1949) указывает, что в строении позвонков у хищных имеется резко выраженная граница между локомоторным и респираторным отделами, которая приходится на 10-11-й грудной позвонок. У собаки грудная клетка является более интенсивно респираторной, чем у других животных, к концу грудной клетки респираторная роль ребер все более возрастает, но и опорные первые 3—4 ребра также более подвижны. Большая кривизна ребер указывает на их большую подвижность и меньшую опорную роль.
Среднеазиатская овчарка живет в условиях пустынь. Строгий питьевой режим, большие расстояния, которые приходится преодолевать при перегоне стад, ветры, сильная жара и необходимость в связи с этим большей терморегуляции требуют хорошо развитой дыхательной и локомоторной систем. Они необходимы и для успешной борьбы с хищниками. И мы видим в экстерьере среднеазиатской овчарки, как следствие приспособленности к условиям среды, развитую грудную клетку с большой изогнутостью ребер. Сами ребра широкие, ложные ребра длинные. Соединения ребер с позвоночником и грудной костью со стороны спины и груди образуют широкую поверхность.
Грудная клетка среднеазиатской овчарки широкая, но не столь распахнута, как у бульдога. Ее ширина определяется округлыми ребрами, постепенно расширяющимися за лопатками. Если же первые ребра имеют уплощенный недостаточный изгиб, то лопатки как бы «сваливаются» вперед.
Поясница короткая, хорошо заполненная, четко отделена от респираторной части заметной переслежиной. О длине поясницы обычно судят по длине паха, то есть расстоянию между последним ложным ребром и бедром.
Круп среднеазиатской овчарки широкий, с мощной мускулатурой, почти прямой. Маклаки широко расставленные.
Здесь полезно напомнить различие понятий прямой и горизонтальный круп. П.Н. Кулешов в работе «Выбор по экстерьеру лошадей, скота, овец и свиней» (М., 1937) пишет, что при прямом крупе крестцовая кость расположена относительно горизонтально, а тазовые — с наклоном до 30°. При горизонтальном крупе относительно горизонтально расположены и крестцовая и тазовые кости.
Приближающееся к горизонтали положение таза приводит к уменьшению угла между крестцом и тазом, в результате чего ухудшается передача усилий, излишне нагружаются тазобедренные суставы, осложняются роды.
Мягкая или, наоборот, горбатая спина, длинная поясница, узкий и скошенный круп не типичны для среднеазиатских овчарок и могут расцениваться как недостатки или пороки в зависимости от степени выраженности.
Хвост должен быть высокопосаженным. Обычно он длинный, опущенный вниз, свернутый в нижней трети в кольцо или серповидной формы, широкий в основании, коротко купируется в первые дни после рождения. Но у сук в районах исконного распространения хвост не принято купировать. Рождение куцехвостой собаки приветствуется чабанами, они считают это заботой самого бога.
Однако с позиций современной генетики это представление неверно. Короткохвостость и бесхвостость у собак обусловлена доминантным геном, который в гомозиготной форме оказывает летальное действие. В морфологически крайних случаях наблюдается предрасположенность к бесплодию и расстройствам движения (Э. Визнер, 3. Виллер, 1979).
Хвост у собак является важным органом коммуникации, как флаг, отражая ее внутренний настрой.
При осмотре в профиль среднеазиатская овчарка часто, кажется высокозадой. А.П. Мазовер считал, что часто встречающуюся высокозадость ни в коем случае не следует считать характерным признаком породы, как это делают некоторые специалисты. В зависимости от того насколько сильно выражена высокозадость, ее нужно квалифицировать как недостаток или порок (Племенное дело в служебном собаководстве. М. ДОСААФ, 1960).
Мы же считаем, что эксперт должен различать высокозадость, вызванную недостаточными углами задних конечностей, слабой спиной и излишне наклонными пястями передних конечностей, и типичную для среднеазиатской овчарки вогнутость спины при правильном строении корпуса, задних и передних конечностей.
Переслежина, наблюдаемая у собак многих пород, анатомически объясняется просто: образующие линию верха остистые отростки грудных позвонков направлены назад и длина их уменьшается от холки к пояснице, остистые отростки поясничных позвонков направлены вперед и длина их уменьшается от таза к диафрагмальному позвонку.
Диафрагмальный позвонок, служащий границей между грудным и поясничным отделами позвоночного столба, — самый короткий. Таким образом, костная основа для крепления мышц на уровне диафрагмы невелика. Эта область, расположенная между рельефно выделяющимися мышцами плечевого и тазового пояса, образует переслежину — как бы провисание линии спины. Переслежина не свидетельствует о слабости и провислости спины, так как сама костная основа спины — весь позвоночный столб в его спинном и поясничном отделах остается без провисания в. области диафрагмального позвонка. А так как для среднеазиатской овчарки не характерен оттянутый постав задних конечностей ввиду выпрямленных углов сочленений, то наклон поясницы в сторону грудной части еще более усиливается. Создается впечатление высокозадости в первую очередь относительно вогнутости спины и в меньшей степени выраженности относительно холки собаки. Такую вогнутую линию верха в сильной степени выраженности можно было наблюдать у Хирса, занявшего 1-е место в средней возрастной группе на Всесоюзной выставке собак отечественных пород 1988 года. При этом спину его никак нельзя назвать мягкой. Она, хотя и имела вогнутую форму, была крепкой. Это сказывалось, прежде всего, на движениях собаки, очень собранных и свободных, демонстрирующих стабильность аллюра. В течение длительного времени, находясь на ринге, Хирс показал исключительную выносливость и экономичность движений.
 

Кобель из отары, район между Кушкой и Геок-Тепе

Передние конечности при осмотре спереди прямые, параллельно поставленные. Предплечья должны быть крепкими, мускулистыми, в поперечном сечении приближаться к круглой форме. Пясти массивные, короткие. Угол плечелопаточного сочленения несколько спрямленный, при этом лопатки должны быть длинными, широкими, косо поставленными, откинутыми назад и плотно прилегать к грудной клетке, плечевая кость короче лопатки, несколько отвесно поставленная. Отсюда и пясть также отвесна.
При осмотре собаки сбоку видно, что хорошо изогнутая в передней части грудная кость практически не выступает впереди плечелопаточного сочленения, а при осмотре спереди — как она плавно опускается вниз до уровня локтей.
Постав передних конечностей определяется строением передней части грудной клетки и плечевого пояса. Как уже говорилось, у среднеазиатской овчарки ребра имеют округлую форму, лопатки лежат поверх ребер прижатыми к ним, а плечевая кость идет от плечелопаточного сочленения почти вертикально к земле. Следовательно, постав передних конечностей широкий, локти чаще всего не прилегают плотно к туловищу, а должны быть направлены строго назад, в движении же они должны двигаться в параллельных плоскостях, не выворачиваясь наружу.
Такое строение плеча, как пишет К. Траутман в работе «Аппарат движения собаки» (Der Hund, 1976, № 2—6), сохраняет боковую подвижность, а возможность осуществлять боковые движения обеспечивает собаке устойчивость. Учитывая, что вся жизнь среднеазиатской овчарки всегда зависела от того, насколько успешно может она бороться с хищниками, такое строение жизненно важно.
Задние конечности, при осмотре сзади параллельно поставленные. При осмотре сбоку бедро широкое, мускулистое. Бедренная кость, расположенная напротив плечевой кости, поставлена лишь с незначительным наклоном вперед, голени недлинные и поэтому коленный угол малозаметный. Скакательные суставы должны быть сильными, широкими, угол скакательного сустава заметен, но туп. Плюсны массивные, почти отвесно поставленные. В районах основного распространения у среднеазиатских овчарок пятый палец не удаляют, туркмены считают его наличие породным признаком, он якобы помогает собаке в борьбе. Крайне нежелательна для среднеазиатских овчарок слабость задних конечностей, сближенность скакательных суставов. Она приводит к непараллельности движений конечностей, к слабости толчка при поступательном движении вперед. Узкий постав плюсен, слабо развитая мускулатура бедер, ограниченность размаха движений в тазобедренном суставе заставляют подозревать дисплазию тазобедренного сустава.
Лапы должны быть объемными, сводистыми, что также способствует лучшей устойчивости, собранными в комке, передние круглой формы, задние более вытянутой формы. Пальцы короткие, упругие. Среднеазиатская овчарка очень чутко ощущает неустойчивость опоры, в случаях опасности лапу распускает, увеличивая площадь опоры. Судя по описаниям, в районах с сыпучими песками у собак часто встречаются «распущенные» лапы.
Движения среднеазиатской овчарки часто квалифицируют как «тяжелую рысь». С этим определением трудно согласиться. У среднеазиатской овчарки движения неторопливые, но свободные. При перегонах стад собаки пробегают очень большие расстояния, но передвижения стад не могут быть быстрыми, поэтому движения собаки неторопливы, очень экономичны и пружинисты. На месте же выпасов на собак падает роль сторожей, и здесь они малоподвижны, и как правило, ложатся. В отличие от лошадей, например, стояние для собаки представляет сложный мышечный акт, в котором участвует вся мускулатура тела, требующий большой затраты энергии. А чрезвычайно экономное расходование энергии характерно для среднеазиатских овчарок. В случае же опасности характер движения собаки резко меняется. Многие, наблюдавшие среднеазиатскую овчарку в местах ее основного распространения, характеризуют ее как «взрывную», способную на молниеносные броски. Поэтому, несмотря на внешнюю невозмутимость и спокойствие, среднеазиатскую овчарку ни в коем случае нельзя назвать вялой или флегматичной.
Чтобы собака могла полнее реализовать свои служебные качества: чутье, сторожевые, караульные, защитные и так далее, она должна из общей энергии затрачивать минимальное количество собственно на движения. Сделать это она сможет, лишь обладая таким анатомическим строением, которое позволяет ей в данной среде обитания долго двигаться не утомляясь. Важно, чтобы собака сохраняла свою работоспособность в течение всего рабочего периода. Следовательно, для пастушьих собак — в течение всего пастушьего сезона. Исходя из этого требования и следует оценивать экстерьер собак.
Служебная собака, высота, в холке которой 60—70 см, сравнительно маленькое животное, занимает небольшую по сравнению с лошадью площадь. Вследствие этого неровности почвы мешают собаке гораздо больше, и оценка экстерьера собаки должна зависеть от того, как данное анатомическое строение позволяет ей двигаться по пересеченной местности, по естественной территории, где она должна работать.
Условия обитания собак в регионах ее основного применения, приспособление к ним отражаются на строении собаки. Такое приспособление к среде обитания, способам добычи пищи имеют все животные. В частности, волк, которому приходится много передвигаться именно по пересеченной местности, имеет длинные пясти и пальцы, усиливающие толчок и дающие возможность зверю преодолевать небольшие препятствия, не меняя темпа движения. При движении разброс между передними и задними конечностями дает поясница, и поэтому она должна быть короткой.
Передние конечности принимают на себя весь тот поступательный толчок, который дается на ходу задними рычагами собаки. Сочленение, образуемое плечевой костью и лопаткой, принято называть плечом собаки. При косом плече лопатка занимает положение приблизительно под углом 45° к горизонту, и плечевая кость имеет свободный и длинный вымах вперед и в движении конечность захватывает наибольшее пространство. При прямом плече лопатка занимает положение, близкое к отвесной линии, и плечевая кость с лучевой представляет собой почти прямую линию. При отвесном положении лопатки захват пространства меньше.
В статье Ю.И. Аршавского и других «Исследование биомеханики бега собаки» (Биофизика, 1965, 10, № 4, с. 665—672) приводятся результаты исследования бега собаки на движущейся ленте-тродбане. Приводится ссылка на Грея, указывающего, что «диагональный» тип ходьбы четвероногих на малой скорости лучше всего отвечает требованиям устойчивости, при изменении скорости бега сохраняется постоянным большинство кинематических параметров. Создается впечатление, что животное решает двигательную задачу в разных условиях путем минимального изменения координации.
Здесь уместно привести аналогичное заключение для лошади — чем меньше центр тяжести во время движения перемещается в поперечном и вертикальном направлении, тем меньше энергии лошадь затрачивает на передвижение. (Книга о лошади. М., 1952. С. 65—70).
В движении собака ставит лапы, приближая их к прямой, проходящей через ее центр тяжести, чтобы предотвратить боковую качку. Поэтому узкую постановку лап спереди и сзади следует отмечать как недостаток тогда, когда ноги мешают в движении одна другой. Все четыре лапы должны перемещаться в прямом направлении. Отклонения в строении и поставе конечностей (бочкообразный постав, сближенность скакательных суставов, развернутый наружу постав бедер) приводят к отклонению от прямолинейности движения, большой затрате мускульной энергии.
В стойке же постав конечностей определяется их строением, а также строением передней и задней частей собаки, в частности шириной груди, шириной и поставом крупа. Но хорошо тренированная на рысь собака будет и в стойке ставить передние конечности с приближенностью к средней линии.
Как утверждает Г. Шпенглер в статье «Принципиальные соображения по технике оценки собаки» (1968), при движении шагом недостатки строения выявляются более четко, чем при беге рысцой (например, дисплазия тазобедренного сустава), так как быстроследующие движения и более сильная игра мускулов легко могут скрыть недостатки. Поэтому нужно смотреть движения собак на всех аллюрах.
П.П. Гамбарян в монографии «Бег млекопитающих» (М, 1972. С. 299) в основу классификации способов бега кладет способы достижения скорости. Ускорение телу может придаваться толчком задних и передних конечностей, а также сгибательно-разгибательными движениями позвоночного столба. Они могут работать и порознь, и вместе, и в разных комбинациях у разных животных. П.П. Гамбарян считает, что можно выделить два направления приспособления позвоночного столба: в одном — спина на всем протяжении цикла остается жесткой, а в другом — в сообщении туловищу ускорения активно участвуют сгибательно-разгибательные движения позвоночного столба.
Доктор Шеме в статье «Рысь собаки» (1952) рассматривает основные виды походки собак — рысь, галоп и карьер.
Указывает, что нужно различать качественные и количественные различия движений. Он описывает четыре качественно разные формы рыси у собак.
1. Рысь бросками.  Характерна тем, что диагональная пара ног двигается одновременно. Корпус толчком задней ноги выбрасывается в воздух, и некоторое время парит без опоры на землю. Этот вид рыси характерен для собак с компактным туловищем и несколько отвесным положением бедра (типа эрдель-терьеров, доберманов и т. п.). Эта рысь быстра и вынослива для ровной местности. На пересеченной местности собаки, имеющие подобное строение, переходят на галоп. Такая рысь требует большого мускульного напряжения.
2. Размашистая рысь.  В этом случае диагональные пары ног движутся также одновременно. Отличие от рыси бросками состоит в том, что корпус не выбрасывается вверх, а в каждой фазе диагональная пара ног остается в соприкосновении с землей. Для увеличения длины шага в таком случае задняя нога, выступающая вперед, должна проходить сбоку от односторонней передней. Правильные углы обеспечивают длинные шаги. Все суставы растягиваются с выгодой для движения. Такой рысью собаки идут преимущественно на ровной поверхности, она менее утомительна, чем рысь бросками.
3. Ускоренная рысь.  Отличается тем, что диагональная пара ног движется не одновременно, а так, что задняя нога ступает несколько раньше, чем передняя, вследствие чего задняя нога некоторое время должна принять на себя и удержать всю тяжесть корпуса. Кроме того, необходимо еще и продвинуть корпус несколько вперед, так как передняя нога не может обеспечить соответствующую длину шага: она короче по сравнению с задней. Эта специфическая деятельность задних ног до некоторой степени означает увеличивающиеся затраты мускульной энергии задних ног и спины. Передние конечности вследствие неправильного строения не могут в полном объеме выполнять свою собственную работу. Такое движение является целесообразным, лучшим переносом тяжести корпуса на передние лапы, если происходит в точно определенные моменты времени. За счет спины компенсируется укорочение шага передних конечностей. На ускоренной рыси передняя выступающая нога держится выпрямленной во всех суставах. При такой рыси корпус не удерживается ровно в направлении движения.
А.П. Мазовер указывает, что такой рысью ходят собаки с дефектами передних конечностей.
4. При естественной рыси  передняя конечность начинает движение первой и задняя становится в след передней. Эта рысь наиболее экономична. Ею ходят в природе волки, лисы.
А.П. Мазовер (1947) описывает только три вида рыси у собак: бросками, ускоренную и низкую стелющуюся рысь. Последняя по описанию соответствует естественной рыси.
У А.П. Мазовера отсутствует описание размашистой рыси, но она характерна для движений собак. При проверке рыси собак на стадионах во время проведения выставок собаки, бегущие такой рысью, имеют значительные преимущества.
Для среднеазиатских овчарок наиболее характерна укороченная рысь бросками, переходящая при ускорении в галоп. Движения на рыси легкие, пружинистые; собственно такой характер движений определен самим строением передних и задних конечностей, спрямленными углами сочленений. И очень важно, чтобы суставы свободно сгибались и разгибались. Линия верха на рыси ровная и прочная.
Большим разнообразием отличается шерстный покров и окрас среднеазиатской овчарки. Шерсть, как правило, грубая, прямая с сильно развитым подшерстком, на голове и передних сторонах конечностей волос прямой, короткий, плотно прилегающий. Среднеазиатские овчарки могут иметь короткий шерстный покров и удлиненный (7—8 см) остевой и покровный волос на ушах, шее, хвосте и задних сторонах конечностей. Ввиду того, что селекция по типу шерстного покрова не ведется, могут встречаться разнообразные промежуточные типы. Но подшерсток должен быть хорошо развитым, чтобы одинаково успешно предохранять собаку, как от холода, так и от жары. У короткошерстных собак с хорошо развитым подшерстком шерсть часто стоит дыбом, особенно в области шеи.
Порочными считаются очень короткая шерсть без подшерстка, мягкая, волнистая или курчавая, позволяющая подозревать влияние других пород собак.
Известно, что шерсть у овцы плохой проводник тепла. В то время как наружные части ворсинок нагреваются до 60—70°C, нижние части сохраняют температуру чуть ли не вдвое ниже. Такие же защитные функции должна выполнять и шерсть у среднеазиатской овчарки, поэтому требования к шерстному покрову предъявляются высокие. Кроме того, зимой, когда дуют сильные ветры, густой подшерсток должен защищать животное от замерзания кожи.
Стандартом указаны следующие окрасы: белый, черный, серый, палевый, рыжий, бурый, тигровый, пегий и пятнистый. Если посмотреть описания собак, сделанные на выставках, то встретим еще большее разнообразие окрасов. У собак на белом фоне очень часто встречается крап, причем у одной собаки он может быть разного цвета.
Еще С.Н. Боголюбский наблюдал самые разные окрасы. И в наше время пары в этой породе подбираются без учета окраса. В 1906 году К.П. Кишенский в книге «Ружейная охота с гончими» писал, что одномастность служит доказательством установившейся породы. Он отмечал, что эта примета второстепенная и есть породы, в которых собаки бывают двух или нескольких мастей, объясняя разномастность тем, что при выводе этой породы при подборе производителей не обращали внимание на их окрасы.
При белом окрасе обязательно должна быть темная мочка носа, чтобы не допустить в разведение возможных альбиносов. Безусловно желательными окрасами являются палевый, черно- и рыже-пегий, пятнистый, придающие особую красоту среднеазиатской овчарке.
Необходимо различать пегий и пятнистый окрасы. Пятнистым называется окрас, когда на белом фоне расположены отдельные цветные пятна. Пегим считается окрас, когда на основном цветном фоне в точках депигментации появляются белые пятна. Точки депигментации располагаются на груди, на пальцах всех лап, на морде, на загривке, на кончике хвоста собаки. Каждая точка депигментации возникает самостоятельно и является изолированной.
Спаривания пегих собак друг с другом увеличивают площади пятен депигментации, пятна сливаются друг с другом, образуя большие белые участки.
При пегом окрасе белые пежины образуют проточину от мочки носа до затылочного бугра, белый ошейник, сливающийся с белой грудью, белые ноги до локтей и скакательных суставов, белый хвост.
Помимо точек депигментации у собак имеются и наиболее устойчивые площади сохранения пигмента. Это область глаз, ушей, основание хвоста, полоса спины вдоль позвоночника. Пока порода находится на уровне примитивной и разводится методами народной селекции, трудно требовать единообразия окрасов. При заводских методах разведения в каждом клубе возникают какие-то излюбленные окрасы. Так, например, в С.-Петербурге для лучших потомков Алтая типичен палевый окрас.
Вероятно, есть смысл культивировать черно-пегий и черно-пятнистый окрасы, четко отделяющие среднеазиатскую овчарку от кавказской, Чепрачный окрас, приближающийся к окрасу немецкой овчарки, вероятно, следует исключать.
Из-за наличия в породе разнообразных окрасов возможно выщепление самых неожиданных расцветок, свойственных декоративным породам. Думаем, животных с такими окрасами нельзя пускать в разведение в культурной части породы.
Пока же стандартом допускаются разнообразные окрасы, и поэтому очень важно, чтобы у собаки были хорошо выражены характерные признаки принадлежности к данной породе. При коричнево-пятнистом окрасе должны быть коричневыми мочка носа, обводка губ и век.
Если же разведение породы будет переходить в клубы служебного собаководства и осуществляться заводскими методами, то породу неминуемо ждет значительное сокращение вариантов окраса. Через какое-то время стандарт породы, безусловно, станет строже, ибо прогресс породы невозможен без строгой оценки и выбраковки производителей. Более 100 лет тому назад в книге «Записки псового охотника Симбирской губернии» П.П. Мачеварианов писал, что всякая порода улучшается строгим выбором породистых производителей, дельной и опытной сортировкой (при совершенном беспристрастии).
И еще на одном моменте, по нашему мнению не совсем точно изложенном в стандарте 1976 года, хотелось бы остановиться. Там сказано, что среднеазиатские овчарки легко приспосабливаются к различным климатическим условиям. Это не совсем так. Будучи аборигенной породой Средней Азии, выведенной методами народной селекции в зоне пустынь и степей в резко континентальном климате, среднеазиатская овчарка лучше всего переносит, именно эти условия. Заводские породы часто в меньшей степени, чем примитивные, зависят от климатических условий. Среднеазиатскую овчарку действительно используют как караульно-сторожевую собаку в различных климатических зонах, но процесс акклиматизации характеризовать как легкий нельзя. Особенно трудно акклиматизируются эти собаки в холодном и влажном климате.
Многое из вышесказанного, особенно касающегося механики движений, относится и к кавказской овчарке.
Кавказская овчарка  — собака выше среднего и крупного роста, крепкого, пропорционального сложения, с массивным костяком и хорошо развитой мускулатурой. Слегка удлиненное, мощное туловище, крепкие конечности свидетельствуют об очень большой силе и выносливости.
Злобность, хорошие слух и зрение, неразборчивость в корме позволяют использовать кавказскую овчарку на службе в различных районах.
Это прекрасный сторож, умная, бесстрашная, но крайне независимая и трудно подчиняемая собака. Кавказская овчарка обладает врожденной способностью охраны территории, но, как правило, без дальнего и непрерывного облаивания.
Собака наиболее приспособлена к уличному содержанию, не любит замкнутых пространств, предана одному владельцу. Кавказская овчарка — служебная собака с сильным характером, требует доброго, но твердого и справедливого отношения.
Внутри огромного района естественного обитания кавказские овчарки заметно различаются по внешнему облику.
В республиках Закавказья сложились грузинский, армянский и азербайджанский типы породы, описанные А.П. Мазовером в 1954 году.
Наиболее желательным признан грузинский тип кавказской овчарки. Эти собаки отличаются массивным костяком, крупным ростом, несколько удлиненным туловищем. Однотонный окрас (зонарно-серый) и длинная шерсть делают собак этого типа особенно привлекательными.
В Армении кавказские овчарки менее крупные, имеют не такой массивный костяк и более короткое туловище, но, как и в Грузии, они имеют длинную шерсть однотонного окраса. В Азербайджане существует два типа кавказских овчарок: горный — приближающийся к грузинскому, и степной — более высоконогий, с крепким костяком и относительно сухой мускулатурой, часто встречаются собаки квадратного формата. Для собак азербайджанского типа характерен рыжий и темно-палевый окрас шерсти, редко встречающийся у собак в других республиках. Имеется также большое количество пятнистых и короткошерстных собак. Наряду с вышеперечисленными типами в прошлом существовали курдская, татарская и армяно-турецкая разновидности кавказской овчарки (Собаководство и дрессировка, 1927, № 12—13).
Конечно, на территории любой из республик можно встретить собак различных типов, с преобладанием основного для данной республики внутрипородного типа.
В Дагестане распространены кавказские овчарки крупного роста, более квадратные, чем в Грузии, с крепким костяком, головой желательной формы и сглаженными углами задних конечностей. Шерстный покров и окрас этих собак разнообразны.
Наряду с делением на внутрипородные типы существовала и существует более узкая дифференциация типов кавказской овчарки, связанная с территориальной обособленностью отдельных горных районов и даже селений. Сформировавшиеся на их территории путем длительного отбора внутрипородные типы получили свои названия по названию местности их обитания. Так, например, в книге профессора Н.А. Ильина «Генетика и разведение собак» (Л. Сельхозгиз, 1932) приводятся данные о кавказских овчарках ахалцихского и тушинского типов, а также о типе собак бассейна реки Терек. Эти и многие другие типы существуют и в настоящее время. Например, некоторые кинологи выделяют в районах Северного Кавказа гергетский, горбанский, казбекский и ахалцихский типы собак, характерные для этих местностей.
Собаки степей Северного Кавказа отличаются от собак горных районов.
Е.А. Моль говорила о типе кавказской овчарки степной полосы, что они отличаются от собак Закавказья большей легкостью сложения, более высокими ногами, почти квадратным туловищем, крепким и сухим типом конституции более вытянутой по форме головой У собак степной полосы более короткая шерсть. На шее, ногах и хвосте нет украшающего волоса.
А.П. Мазовер (1947) пишет, что отдельные группы кавказских овчарок, находящиеся в аналогичных со среднеазиатскими условиях (бурунные степи Дагестана и Азербайджана), могут рассматриваться как переходные группы от одной породы к другой. Отличаются они лишь незначительными признаками второстепенного значения: поставом глаз, формой и шириной морды, губ и тому подобное, в то же время обладая одинаковым в массе окрасом, сравнительно редко встречающимся у кавказских овчарок в других районах, часто превалирует пестрый окрас, тигровый, светлые погашенные тона и т. п.
Вот характерный облик кавказской овчарки. Это крупная собака. Желательный рост для кобелей — 73—77 см, для сук — 66—70 см. Формат слегка растянутый, косая длина туловища на 2—4 см превышает высоту собаки в холке.
 

Голова кавказской овчарки (суки)

Голова массивная, пропорциональная общему телосложению, не длинная, соответствующая полу (у кобелей более массивная), при осмотре спереди и сверху имеет вид тупого клина с сильно развитыми скулами. Лоб широкий, разделенный на две половины неглубокой бороздкой. При осмотре сбоку голова в черепной части высокая. Переход ото лба к морде заметный, но не резкий. Надбровные дуги выражены несильно. Морда объемная, не длинная (короче черепной части), хорошо заполненная под глазами, равномерно и плавно сужающаяся к мочке носа. Губы толстые, плотно прилегающие, верхняя губа перекрывает нижнюю, не свисая. Мочка носа достаточно крупная, черная.
Небольшие, овального разреза глаза, широко поставленные, расположенные на уровне переносицы, слегка наискось, темные, с черными, плотно прилегающими натянутыми веками.
Уши небольшие, треугольной формы, висячие на хряще, высоко поставленные и широко расставленные, коротко купированные. Ушные раковины небольшие, хрящи крепкие, но не толстые. Внутренние края ушей завершают очертания широкого плоского лба.
Зубы крупные, белые, плотно прилегающие друг к другу, в полном комплекте. Прикус ножницеобразный, у собак с объемной широкой мордой и широкой линейкой расположения резцов встречается клещеобразный прикус.
Шея короткая (длина шеи равна длине головы), низко поставленная (под углом 30—40°), крепко сидит на плечевом поясе и гармонично переходит в мускулатуру плеч. Допускается небольшой подвес на шее, естественно защищающий горло собаки от травм в борьбе с хищниками.
Грудь мощная, со слегка изогнутыми ребрами, в поперечном разрезе спереди имеет форму овала, приближающегося к круглой форме за лопатками. Обхват грудной клетки за лопатками должен превышать высоту собаки в холке на 10 см и более. Бока грудной клетки должны быть достаточно округлыми, чтобы собака не выглядела уплощенной. Нижняя часть груди расположена на уровне локтей. Ложные ребра хорошо развитые, достаточно длинные. Холка хорошо развита, особенно у кобелей. Спина широкая, мускулистая, не длинная. Часто при переходе от выраженной холки к спине наблюдается небольшая переслежина.
Поясница короткая, широкая, мускулистая. Круп широкий, мускулистый, чуть покатый. Живот умеренно подтянутый, с сильной мускулатурой. Хвост высоко посаженный, по длине доходит до скакательных суставов, толстый в основании, серпообразный, полукольцом или кольцом, в спокойном состоянии опущенный вниз с отклонением в сторону. Допускаются купированные хвосты.
Передние конечности прямые и параллельные. Лопатки длинные, косо поставленные, плотно прилегающие к грудной клетке. Плечевые кости не длинные, более отвесно поставленные. Лопатки и плечи покрыты хорошо развитой, достаточно объемной мускулатурой. Предплечья прямые, массивные, умеренно длинные. Пясти короткие, массивные, поставлены отвесно или с незначительным наклоном. Длина передних конечностей до локтей равна половине или чуть больше половины высоты собаки в холке.
Задние конечности пропорциональны передним, с широкими мускулистыми бедрами, округлыми, не резко выраженными коленными суставами, не длинными голенями и массивными, широкими плюснами. Скакательные суставы крепкие с заметно выраженными углами, не должны быть выпрямлены в одну линию голень-плюсна. Постав задних конечностей не оттянутый, при осмотре сзади параллельный.
Лапы передние и задние — крупные, сводистые, в комке. Когти толстые, не длинные, слегка изогнутые, книзу сточенные.
Движения свободные, пружинистые, со свободным выносом передних и сильным толчком задних конечностей. Характерным аллюром является рысь, при ускорении переходящая в галоп. При движении рысью конечности (передние и задние) приближаются к средней линии. В движении суставы свободно разгибаются. Спина на рыси находится в относительном покое. При шаге становится заметной работа спинных мышц, появляется высокозадость. Шаг — не характерный аллюр для этой породы.
Окрас шерсти у кавказских овчарок разнообразный: зонарно-серый, бурый, палевый, тигровый, сплошной, с темной маской, на морде или со светлым подпалом (светло-серым и палевым). С белыми отметинами на шее, груди, животе, лапах и кончике хвоста, а также пегий и пятнистый до белого с единичными пятнами на голове и у основания хвоста, по которым определяется основной окрас шерсти. Подшерсток при всех окрасах светлый (светлее остевых волос).
Каждый из перечисленных выше окрасов представлен в самой широкой гамме: зонарно-серый различных оттенков, от зачерненного до светло-серо-палевого. Бурый — от почти черного до рыже-бурого. Рыжий — от ржаво-красного, часто с темным налетом, до светло-рыжего. Тигровый — различной интенсивности фона и тигровин, от темно-буро-тигрового (почти черного) до тигрово-палевого и так называемый «гиеновый» окрас (разновидность тигрового).
Чисто-белый окрас встречается редко. Как правило, это крайняя степень. светло-палевого окраса. Палевый налет можно лучше всего заметить на собаке во время линьки или у подсосного щенка. Он может быть светло-палево-пегим и пятнистым.
Более яркий окрас шерсти, наличие темной маски, черная мочка носа, обводка век и губ всегда предпочтительнее. Собаки с ослабленным окрасом, с очень светлыми глазами, со слабой или отсутствующей маской, светлыми губами, веками и мочкой носа считаются слабопигментированными. При зонарно-коричневом окрасе мочка носа, обводка губ и век обязательно коричневые, в тон основного окраса. Глаза у таких собак, как правило, светлые.
Шерстный покров густой. Остевой волос прямой, грубый, подшерсток очень густой (у сук более мягкий, чем у кобелей). На голове, передних сторонах конечностей волос более короткий, плотно прилегающий.
По длине остевого волоса кавказские овчарки разделяются на три группы.
1. Длинношерстные — остевой волос длинный на всем теле собаки с хорошо развитым украшающим волосом, образующим гриву, жабо, очесы и «штаны». Украшающий волос на крупе образует как бы вторую гриву, создавая видимость высокозадости. Шерсть на хвосте длинная, покрывающая со всех сторон, делает его толстым и пушистым.
2. Короткошерстные — остевая шерсть относительно короткая! плотно прилегающая на всех частях тела. На шее — длиннее и гуще. На бедрах образуются «штаны» средних размеров. Короткошерстные экземпляры кавказских овчарок отличаются, как правило, более атлетическим телосложением и более объемной мускулатурой.
3. Промежуточный тип шерсти характеризуется не длинным, густым, не плотно прилегающим к телу остевым волосом, образующим вместе с густым подшерстком наиболее характерный «медвежий» облик кавказской овчарки, с выделяющимися гривой, очесами и «штанами».
Тип поведения большинства кавказских овчарок сильный, уравновешенный, с активно-оборонительной реакцией. Нервная система крепкая, с ярко выраженным инстинктом охраны. Неподкупность, смелость, независимость, бесстрашие, решительность и боевой инстинкт — характерные качества кавказской овчарки, стойко передающиеся по наследству и позволяющие использовать её как сторожевую, караульную, защитную или пастушью. Почти не выраженный апортировочный инстинкт ограничивает более широкое ее служебное использование.
При оценке собаки на выставке решающую роль играют не сантиметры, а общая гармоничность и пропорциональность сложения, типичное для породы поведение, обусловливающее ее служебное использование, а также весь облик животного, не вызывающий сомнений в принадлежности его к данной породе. Необходимо, однако, учитывать позднее, к 2—3 годам, формирование особей, особенно кобелей.
Жизненный тонус, состояние мускулатуры, правильность двигательной функции конечностей и темперамент собак лучше всего наблюдать в движении рысью — характерном для породы аллюре. При экстерьерной оценке кавказских овчарок следует помнить, что зачастую в стойке у них происходит инстинктивное расслабление мышц, необходимое для отдыха и восстановления физических сил, что приводит к временному искажению истинного экстерьера животного. Во время такого отдыха они становятся понурыми и безучастными ко всему, что их окружает. Иногда, остановившись, собаки тут же ложатся и как бы засыпают. Особенно характерно такое поведение для собак-аборигенов (вывезенных из мест естественного обитания), использующих каждый удобный момент для отдыха.
Наличие прибылых пальцев, некупированные уши не влияют на оценку собаки.
Укороченный хвост необходимо проверять, ощупывая его, и отличать от врожденного укороченного куцего хвоста. Купированный хвост имеет на конце утолщение (культю), при куцехвостости хвостовые позвонки естественно уменьшаются и хвост к концу становится тоньше.
При пегом и пятнистом окрасах на белом фоне встречается крап разного цвета (рыжего и темного).
Экспертиза кавказских и среднеазиатских овчарок из-за их разнотипности очень сложна, особенно для начинающего эксперта. В истории выставок бывали случаи, когда судьи не могли выявить в ринге кавказцев близкую им по происхождению среднеазиатскую овчарку, если у нее не был купирован хвост, и наоборот, в ринге среднеазиатских овчарок — кавказскую с обрезанными хвостом и ушами.
И действительно, между этими двумя породами много общего. Живут они в сходных природных условиях, в континентальном климате, при значительных перепадах дневных и ночных температур, скудном питании и ограниченном питье.
В районах основного обитания обе породы живут при отарах, небольшими группами, часто в отсутствие постоянного контакта с человеком, ведя фактически стайный образ жизни.
Обе породы кроме охраны стад используются для охраны жилищ чабанов, кишлаков и аулов.
Обе породы происходят от древних догообразных собак Азии и отличаются достаточно крупными размерами, варьирующими в одних и тех же пределах (высота в холке около 60—80 см), с крепким и грубым костяком. Обе породы очень гармонично сложены, чуть растянутого формата, с объемной и сильной мускулатурой. Как у кавказской, так и у среднеазиатской овчарки достаточно широкий корпус и схожие по анатомическому строению и поставу конечности, с. сильным и мускулистым плечевым поясом, с чуть спрямленными углами плечелопаточных сочленений, с короткими и массивными пястями. Задние конечности у собак обеих пород с мускулистыми широкими бедрами, короткими голенями, с сильными, чуть выпрямленными скакательными суставами и крепкими плюснами. Постав задних конечностей у них неоттянутый.
При всем многообразии внутрипородных типов стандарт кавказской овчарки составлен на основании описаний собак наиболее желательного грузинского типа, а стандарт среднеазиатской овчарки — на основе описания лучшего по типу туркменского алабая. Таким образом, сравнивая между собой лучших представителей кавказской и среднеазиатской овчарок, мы попытаемся описать их наиболее характерные признаки, отличающие одну породу от другой.
Отличительными признаками любой породы являются стойко передающиеся по наследству темперамент и особенности поведения, характерные только для представителей данной породы.
У кавказской овчарки поведение более активное, задиристое, с более выраженной агрессией. Характер кавказца более взрывной, чем среднеазиата.
Лучшим внешним показателем темперамента у собак является хвост и его активность. У кавказской овчарки он чаще бывает поднят в основании выше уровня спины. У среднеазиатской овчарки по оставшейся части купированного хвоста можно заметить его более горизонтальное положение. В спокойном состоянии хвост часто опущен и прикрывает анальное отверстие, что не является признаком трусости или неуверенности, а говорит о спокойном, уравновешенном темпераменте этой породы, ничуть не умаляя ее бойцовские качества. Если у среднеазиатской овчарки основание хвоста поднято постоянно вверх, как у терьера, это свидетельствует об излишне активном поведении, связанном с большими затратами энергии. Для среднеазиатской овчарки характерно очень рациональное, максимально экономное расходование жизнеобеспечивающих ресурсов, связанное с очень трудными условиями жизни.
Сравнивая между собой экстерьер головы той и другой породы, можно заметить существенное различие в их линиях и пропорциях. Рассмотрим внимательно голову кавказской овчарки желательного типа. При осмотре спереди и сверху голова кавказской овчарки напоминает тупой клин с основанием по линии, проходящей по широкому, чуть выпуклому, высокому лбу, между широко расставленными, коротко купированными ушами. Внутренние края ушей завершают очертания верхней части головы. Наружный край уха не должен находиться ниже уровня глаз. Лоб у кавказской овчарки очень широкий, не длинный. Ширина лба равна его длине. Скулы резко выражены. Ширина головы в области скул подчеркивается густой, торчащей в стороны шерстью, образующей «баки». Переход от широкого лба к морде выражен, но не резко. Морда относительно короткая (на 2—3 см короче половины длины головы), объемная, хорошо заполненная в основании, слегка сужающаяся к мочке носа. Тупой обрез морде придают толстые губы, плотно прилегающие к очень мощным челюстям. Ширина нижней челюсти подчеркивается широкой линейкой резцов и очень крупными, длинными клыками. Мочка носа не очень крупная, крылья носа не открытые (мочка, как уязвимое место, не выступает впереди губы).
При осмотре сбоку голова кавказской овчарки тоже имеет форму клина, но более узкого, благодаря высокой лобной части. Вся голова в целом очень массивная и несколько напоминает голову бурого медведя.
Голова среднеазиатской овчарки, при общей массивности, более длинная, чем у кавказской овчарки, и имеет более обтекаемую форму. Лоб широкий, скулы хорошо развитые, но не резко выступают, а плавно переходят к очень объемной в основании, почти не суживающейся по направлению мочки носа, слегка удлиненной морде. Переносица должна быть широкой, с хорошо заполненной подглазничной частью. Толстые верхние губы закрывают мощную и широкую нижнюю челюсть, придавая голове еще большую массивность. При осмотре сбоку голова среднеазиатской овчарки выглядит более прямоугольной и менее высокой в черепной части, чем у кавказской овчарки. Линия лба параллельна линии нижней челюсти. Переход ото лба к морде должен быть незаметным, сглаженным.
Глаза у среднеазиатской и кавказской овчарок широко расставленные, глубоко посаженные, некрупные, темного цвета. Но у среднеазиата они поставлены прямо, а у кавказской овчарки чуть косо, так, что внутренний и внешний углы глаза находятся на разных уровнях (наружный край чуть выше внутреннего).
Очень характерным, отличным от других пород собак является взгляд среднеазиатской овчарки. Собака смотрит на вас как бы исподлобья, не поднимая и не поворачивая головы, вращая одними глазами. Взгляд ее кажется угрюмым и тяжелым. Для кавказской овчарки характерен более прямой, открытый взгляд, делающий ее более привлекательной. Но, как и у медведя, он обманчив. Заметить агрессию у кавказской овчарки можно только по мгновенно меняющемуся, сконцентрированному на вас взгляду злых, горящих, маленьких, глубоко сидящих глаз. После такого взгляда следует молниеносное нападение.
Окрас шерсти у кавказской и среднеазиатской овчарок разнообразен. Различие наблюдается лишь в черном и черно-подпалом окрасе, характерном для среднеазиатской и не свойственном кавказской овчарке. Коричневый окрас шерсти в различных сочетаниях и различных оттенков (от шоколадного до светло-бежевого) встречается в той и другой породе, но у кавказской овчарки он является порочным. Сходным для обеих пород является и характер шерстного покрова. Обе породы имеют одинаковую структуру шерсти с прекрасно развитым густым, непроницаемым подшерстком. По длине остевого волоса они делятся на длинношерстных, короткошерстных и собак с промежуточным типом шерсти. Но при прочих равных условиях длинношерстный кавказец выглядит эффектней, чем короткошерстный, а длинношерстный среднеазиат — менее привлекателен, чем атлетически сложенный, играющий мускулами более короткошерстный представитель этой породы.
Наиболее характерным и правильным для кавказской овчарки промежуточного типа шерсти следует считать очень густую шерсть с плотным, густым подшерстком, имеющую среднюю длину, но растущую перпендикулярно кожному покрову, как бы стоящую дыбом. При такой оброслости кавказец более всего напоминает медведя. Такая шерсть не сваливается, и собака даже в период линьки не теряет свой привлекательный вид.
Промежуточный тип шерсти у среднеазиатской овчарки несколько отличается тем, что остевой волос у него короче, чем у кавказца, но длиннее, чем у короткошерстных экземпляров. Остевой волос более прилегающий, а подшерсток чуть короче ости.
Сравнивая между собой лучших представителей желательных внутрипородных типов кавказской и среднеазиатской овчарок, нельзя не отметить, что среди них встречаются особи сходных типов, мало различающихся между собой по экстерьеру и поведению.
Поэтому селекционно-племенная работа с этими родственными породами собак должна вестись в направлении, максимально подчеркивающим различия между ними.
В заключение этой главы хочется остановиться на отдельных моментах экспертизы собак на выставках.
Оценку экстерьера собак обычно проводят сравнительным методом, путем глазомерной оценки.
Глазомерная оценка принята во всем мире. Ведь только глаза опытного эксперта могут увидеть и оценить малейшее отклонение от привычных пропорций, характерных для конкретной породы.
Вот что пишет по этому вопросу в журнале «Дер Хунд» опытный эксперт Г. Шпенглер: «Тот, кто накопил опыт оценки экстерьера животных, знает, что его нельзя втиснуть в теоретически фиксированные схемы. Оценка на выставке при помощи масштабной линейки, рулетки, калибра и весов не только технически невозможна, но и противоречит сути дела. Оценивающее лицо никогда не должно формально цепляться за сантиметр и градус. Знаток животных должен быть в состоянии выявлять связи, устанавливать зависимости между отдельными деталями и оценивать их, относя их всегда ко всему организму в целом. Лишь тогда он может сказать, что его оценка качества животного учитывает те естественные процессы, которые имеют место и в теле собаки».
Иначе говоря, судить нужно не отдельные стати собаки по отдельности, без взаимной связи, а оценивать все животное в целом, обращая главное внимание на его породность и состояние здоровья. Однако эксперт на ринге может видеть только внешние признаки этого здоровья и на основе их лишь предполагать его реальное состояние. Таким образом, выставочная экспертиза имеет предел.
Об этом еще в 1912 году писал А. Невский в № 4 журнала «Охотничье ружье и собаководство». Его статья так и называлась — «О пределах, выставочной экспертизы».
Он писал: «Теперь — выносливость. Казалось бы, — да так и думают до сих пор очень многие! — что внимательно исследовав мускулатуру, кости, спину и т. п. собаки, по смотрев в течение 2—3 минут на ее ход и прыжки, можно составить правильное представление и о способности работать.
Здесь кроется опять-таки недоразумение.
Большая вещь-мускулатура, костяк и т. п., но помимо того, что мимолетное ощупывание дает очень мало, — разве не видим мы ежедневно, что субъекты идеально сложенные, обладающие чудными мышцами и хорошим костяком, оказываются не способными к продолжительной, упорной и тяжелой работе. Тогда как маленькие, на вид тщедушные и безмускульные индивидуумы прямо поражают своей удивительной физической выносливостью. Дело в том, что тут огромную роль играет сосудодвигательная система, от правильности и гармоничности которой и зависит, главным образом, способность животного много и хорошо двигаться. Нервы, сердце, легкие, вены, артерии — вот истинная основа, но… можно ли о деятельности этих органов судить, осматривая собаку на ринге манежа? Разумеется — нет.
Пределы выставочной экспертизы ограничены изучением только внешних качеств экспоната, и дальше этой черты ни в каком случае идти не могут и не должны. На выставках можно классифицировать собак исключительно по степени приближения их наружных данных к таким же данным, идеально-типичным для разбираемой породы, для судимого класса. Всякие заключения о чутье, выносливости, разумности здесь, по меньшей мере, неуместны и требовать их от выставочного судьи никогда не следует».
Проводя экспертизу пород, не дошедших до уровня заводского разведения, в которых существует многообразие типов, в первую очередь необходимо отдавать предпочтение животным с ярко выраженной общей породностью, близким к желаемому типу. И еще нужно помнить, что лучшая по экстерьеру собака не всегда бывает лучшим производителем.
Только глазомерно можно оценить гармоничность сложения, уравновешенность всех статей, особенно гармоничность движений.
Естественная гармоничность движений основана на строго согласованной совместной работе корпуса, передних и задних конечностей.
Правильные, гармоничные движения возможны лишь тогда, когда корпус и конечности не только имеют правильное строение, но и находятся в правильных соотношениях друг к другу.
Эти соотношения можно уловить только глазомерно, проверяя собаку в движении.
Доктор Шеме в работе «Оценка корпуса собаки» указывает, что во время естественной рыси, особенно при ускорении аллюра, становятся видны соотношения, между отдельными частями корпуса и конечностей. Идеальное соотношение встречается чрезвычайно редко. Небольшие недостатки в строении корпуса или конечностей обычно компенсируются усиленной работой соседних участков тела собаки, И эта работа, нарушающая общую гармонию, сразу бросается в глаза опытному эксперту.
Оценивая собаку в стойке, нужно следить, чтобы поза собаки не была случайной. Следует добиваться, чтобы стойка была естественной. Естественную позу собака принимает в соответствии со строением ее корпуса и конечностей. Так называемая выставочная стойка неестественна, она требует от собаки большого мускульного усилия. Долго находиться в выставочной стойке собака не может? При первой возможности она принимает естественную позу.
Таково мнение признанных в мире авторитетов в области экспертизы экстерьера собак. О нем постоянно должен помнить при выходе на ринг любой эксперт, особенно молодой.

Глава 3. Стандарты пород

В промышленности под словом «стандарт» понимается типовой вид изделия, удовлетворяющий определенным качествам, норма производства.
Стандарты на изделия устанавливаются в директивном порядке, для того чтобы все предприятия, производящие данные изделия, выполняли их по утвержденному образцу, в соответствии с узаконенными нормами и требованиями. Таким образом, организуются и направляются к единой цели усилия многих людей.
Над совершенствованием породы работает также множество людей. Работа с породой — труд коллективный. В нем на разных уровнях заняты владельцы собак, заводчики, судьи и эксперты, зоотехники. Часто эти люди не знакомы друг с другом, живут не только в разных городах, но и в разных странах. Однако их действия оказываются согласованными, и порода развивается в одном направлении. Различия во внешнем облике животных, выведенных в различных условиях, как правило, незначительны. Обычно они видны только специалистам, людям, длительное время наблюдающим породу. Общее для всех, главное направление развития породы удается выдерживать лишь благодаря наличию стандарта породы — юридического документа, принятого всеми участниками коллективного труда по совершенствованию породы.
Стандарт — это рекомендуемый образец, коллективный договор о поддержании в неприкосновенности типа породы и непрерывности в направлении селекции.
В отличие от промышленных стандартов, стандарт породы допускает значительную изменчивость, так как абсолютно идентичных животных не бывает.
Мало того, стандарт породы содержит лишь минимальные требования к животным, входящим в породу.
Стандарт, предполагая улучшение породы и ее постепенное приближение к его требованиям, должен тщательно соблюдаться в течение ряда поколений. По достижении породой запланированных показателей стандарт может меняться в сторону их повышения, совершенствуя породу.
Однако в любом случае стандарт должен содержать минимум требований к животным, так как максимальные требования, узаконенные в стандарте, резко сокращают количество отвечающих стандарту животных, обедняя генофонд породы и препятствуя, таким образом, ее дальнейшему развитию.
Резко ужесточенными бывают требования к животным лишь в декоративных породах, не имеющих хозяйственного значения. Причем жесткие требования в стандартах этих пород чаще всего касаются второстепенных признаков, таких как расположение пятен, цвет глаз, распространенность чепрака и т. д. Введение в стандарт существенных ограничений по второстепенным, пользовательно бесполезным признакам приводит к потере породой своего хозяйственного значения и постепенному переходу в разряд декоративных.
С другой стороны, слишком широкий размах изменчивости, если он допускается стандартом, может привести к расчленению массива породы на множество значительно отличающихся друг от друга типов, своеобразных пород в  породе, и исходная порода, в конце концов, также перестанет существовать.
Чтобы этого не произошло, минимальные требования, заложенные в стандарт, должны быть научно обоснованными, четкими, не допускающими разночтений.
Необходимость стандартов на породы собак, которыми руководствуются при оценке экстерьера собак на выставках и при племенном разведении, лучше всего показать на примере Великобритании. Англичане в прошлые века достигли наибольших успехов в деле кровного собаководства, но сначала оно было узко замкнуто в кругу отдельных питомников, принадлежавших особам, державшим собак исключительно для личной охоты. Это привело к тому, что среди собак одной и той же породы появилось почти столько же разновидностей, сколько было питомников. Быстрый расцвет собаководства в XIX веке, устройство выставок особенно резко выявили данное обстоятельство, и перед кинологическими организациями Великобритании сразу же встал вопрос о необходимости выработки стандартов для каждой породы.
В царской России служебным собаководством практически не занимались. Большой урон собаководству нанесли периоды империалистической и гражданской войн, много собак было истреблено, вывезено за рубеж. Вырождению поголовья способствовали и недостаток кормов, плохой ветнадзор.
В сентябре 1924 года впервые на узком совещании работников государственных школ-питомников служебного собаководства был поставлен вопрос о привлечении советской общественности к разведению и применению служебных собак для нужд обороны и хозяйства страны.
В начале 1925 года группа собаководов Москвы организовала небольшую ячейку любителей доберманов, которая впоследствии объединилась с уже существовавшей в то время организационной группой работников школ-питомников по созданию клуба и в апреле 1925 года оформилась в секцию любителей доберман-пинчеров при Всекоохотсоюзе. Эта ячейка явилась родоначальницей коллектива собаководов Осоавиахима. В апреле 1928 года секция общества при Всекоохотсоюзе влилась в Осоавиахим. В сентябре 1925 года в Москве состоялась первая Всесоюзная выставка собак. С тех пор всесоюзные выставки проводились ежегодно.
В декабре 1925 года на первом Всесоюзном съезде кинологов были приняты и утверждены стандарты многих пород. Однако съезд не завершил организационную работу. Всесоюзный кинологический совет не функционировал и кинологическое совещание, созванное в 1928 году Всекоохотсоюзом, взяло на себя инициативу созыва второго съезда кинологов в Москве в декабре 1930 года. В программу съезда входил раздел «О стандартах собак».
В 1931 году в Государственном издательстве вышел из печати «Стандарт и особенности служебных собак», составленный В.Л. Вайсманом, председателем комитета служебного собаководства Осоавиахима. В этом стандарте впервые были опубликованы отличительные признаки собак наших отечественных пород: туркменской, кавказской и южнорусской овчарок.
Ниже мы приводим тексты первых стандартов туркменской и кавказской овчарок.

Туркменская овчарка

Отличительные признаки породы
Общий вид.  Туркменская овчарка в массе по своему внешнему виду и строению представляет собаку выше среднего роста, крепкого сложения (встречаются и сырые по сложению). Ее массивная фигура несколько удлиненной формы, с небольшой высокозадостью (крестец выше холки), а также мускулистость свидетельствуют о силе и выносливости. Высота в плече кобеля — 67—75 см, встречаются и до 80 см, суки — 60—70 см. Злобность, настороженность, остро развитый слух и непроницаемость шерсти позволяют ее с успехом использовать не только для охраны стада и имущества населения Средней Азии. Но и для караульно-сторожевой службы всеми государственными и общественными организациями, независимо от климатических условий.
Примечания: 1. В массе туркменская овчарка встречается двух типов: а) массивная с рыхлой конституцией, наподобие сенбернаров; б) сухой конституции 2. У собак массивного сложения частая брылястость (складки кожи у шеи и груди) и тяжелый бег; у собак легкого сложения — легкий бег.
Голова  большая, с сильно развитой и широкой лобной частью, длинной формы, несколько суживающаяся у надбровных дуг и переходящая к щипцу без выраженного перегиба. Щипец хорошо развитый, несколько удлиненной и широкой формы. Челюсти плотно прилегающие. Зубы белые, крепкие. Нос пропорционален щипцу, черного цвета.
Глаза  небольшие, круглой формы, сидят глубоко, черного, карего и зелено-серого цвета, по выражению злобные. Уши высоко посаженные, висячие, треугольной формы. У большого числа собак уши обрезаны.
Шея  короткая, мощная и нередко с подгрудком.
Туловище.  Спина развитая, короткая с несколько изогнутой линией по направлению к почечной части. Почечная часть широкая, но рыхлая, с небольшой вогнутостью. Тазовая часть развитая и приподнятая. Грудь широкая и мускулистая. Ребра хорошо развитые, встречаются бочкообразной формы, доходящие до локотков, Брюшная область недостаточно подтянута по направлению к паху. Собаки сухой конституции обычно поджары. Хвост средней величины, загнутый, серпообразный, кольцеобразной формы, часто носится дугой вправо и влево, загнутым на спину, реже вниз. Нередко хвосты купируются.
Передние конечности.  Ноги крепкие, параллельно друг к другу поставленные; лопаточно-плечевое сочленение косое, с хорошо развитыми предплечьем и пястью.
Задние конечности.  Бедро хорошо развитое и незначительно косо стоит по отношению к голени. Голень сухая, хорошо развитая, чуть косо поставленная, с выраженным скакательным суставом тупой формы. Плюсна мощная и с наклоном к лапам.
Лапы  большие, чаще всего растопыренные у собак песчаных областей и в комке у собак горных районов, с черными большими когтями.
Окрас  темно-серый, крапчатый, желто-песочный, чисто черный, белый, рыжий с пятнами и отметинами.
Шерсть  средней длины, густая с плотным подшерстком, встречаются собаки с лохматой и волнистой шерстью.
Недостатки: Борзообразное строение головы; всякие отклонения, влияющие на работу собаки.

Кавказская овчарка .

Отличительные признаки кавказской овчарки.
Общий вид . Кавказская овчарка по своему строению в массе представляет собаку среднего роста, крепкого сложения с хорошо развитой мускулатурой. Высота в плече у кобеля — 62—70 см, у суки — 60—65 см. Несколько удлиненное и очень мощное туловище свидетельствует о силе и выносливости. Злобность, настороженность, остро развитый слух, хорошее зрение, неразборчивость в пище, наличие густой, непроницаемой шерсти — все это позволяет использовать собаку без особенных материальных затрат для караульно-сторожевой службы, независимо от климатических условий.
Голова  догообразной формы, средней величины; череп широкий с хорошо заметной бороздой по середине. Переход от хорошо развитой надбровной части лба к щипцу незаметен. Щипец мощный, короткий, тупой. Щеки мускулистые, скулы резко выражены. Нос хорошо развит, широкий, с пропорциональными его величине ноздрями, черного цвета. Губы плотно прилегающие, зубы крепкие, белые. Длина черепа от линии бровей до затылочного бугра равняется ширине черепа между корнями ушных раковин. Длина черепа от затылочного бугра до конца носа равняется длине шеи от затылочного бугра до холки.
Глаза  средней величины, несколько миндалевидной формы, темные, карие и редко зелено-серого цвета; выражение глаз — злое.
Уши  средней величины, треугольной формы, высоко посаженные, плотно прилегающие (редко полустоячие), с наклоном вперед. Чаще всего встречаются собаки с обрубленными ушами.
Шея  короткая, мощная, с хорошо развитой мускулатурой.
Туловище . Грудь хорошо развитая, широкая и глубокая; спина прямая, мощная, умеренно широкая и короткая. Ребра развитые, несколько изогнутые и доходящие до локотков. Почечная часть хорошо развита и короткая. Круп короткий, широкий и хорошо развитый. Длина туловища от головки плечевой кости по прямой линии до седалищного бугра на 2—6 см больше высоты плеча. Хвост длинный, преимущественно носится кольцом вправо или влево, загнутый на спину, реже серпом или вниз в виде изогнутой линии.
Передние конечности  представляют собой сильно развитые параллельные друг другу и не близко поставленные ноги. Лопаточно-плечевое сочленение косо поставленное, хорошо развитое и мускулистое. Предплечье крепкое, прямое по линии холки и хорошо развитое. Запястье с пястью мощное, хорошо развитое и с небольшим углом по направлению к лапам.
Задние конечности . Бедро хорошо развитое, умеренно длинное и широкое; голень крепкая, мускулистая с мощным, несколько тупой формы скакательным суставом. Скакательный сустав, недостаточно ярко выраженный с соответствующим углом в плюсне. Плюсна крепкая и хорошо развитая.
Лапы  в комке, круглые, с крепко сомкнутыми пальцами; когти темные и крепкие.
Окрас  серый, темно- и светло-желтый, рыжий, белый, черный с отметинами, с подпалами разных цветов на голове, груди, спине и ногах.
Шерсть  длинная и короткая; подшерсток густой.
Недостатки : Волчеобразная голова; длинный щипец; светлые глаза; слабо развитый костяк: изъяны ходового механизма.
Ниже приводятся ныне действующие стандарты среднеазиатской и кавказской овчарок.

Среднеазиатская овчарка

Среднеазиатские овчарки — собаки выше среднего и крупного роста, грубого типа сложения, сильные, смелые, недоверчивые к посторонним, неприхотливые, легко приспосабливающиеся к различным климатическим условиям. Все это позволяет широко использовать среднеазиатских овчарок в различных районах страны.
Основные районы распространения среднеазиатских овчарок — республики Средней Азии и соприкасающиеся с ними области.
Тип конституции.  Грубый, с массивным костяком и мощной мускулатурой. Нередко встречаются собаки с тенденцией к рыхлости. Кожа толстая, с хорошо развитой подкожной клетчаткой, достаточно эластичная, часто образует складки в области шеи.
Недостатки. Сырость сложения.
Пороки. Легкость сложения, беднокостность, слабость мускулатуры.
Индекс формата.  Для кобелей — 100—105; для сук — 102—108.
Недостатки. Незначительное отклонение от указанного формата.
Пороки. Сильные отклонения от стандартного формата.
Высота в холке.  Для кобелей — не ниже 65 см; для сук — не ниже 60 см.
Недостатки. Высота в холке для кобелей — от 64 до 60 см; для сук — от 60 до 58 см.
Пороки. Высота в холке для кобелей — ниже 60 см; для сук — ниже 58 см.
Особенности поведения.  Тип высшей нервной деятельности уравновешенный, спокойный. Преобладающая реакция — оборонительная в активной форме.
Недостатки. Излишняя вялость, робость.
Пороки. Резкая возбудимость, трусость.
Половой тип.  Выражен хорошо. Кобели мужественнее, крупнее и массивнее сук. Половой диморфизм ярко выражен.
Пороки. Кобели в сучьем типе. Крипторхизм односторонний и двусторонний.
Шерстный покров.  Шерсть грубая, прямая, с хорошо развитым подшерстком. На голове и передней поверхности ног шерсть короткая, плотно прилегающая.
В зависимости от длины шерсти различают собак:
в) с удлиненным (7—8 см) остевым и покровным волосом на ушах, шее, задней поверхности передних и задних ног и на хвосте;
б) с коротким (3—5 см) и гладко прилегающим волосом.
Пороки.  Очень короткая шерсть без подшерстка, мягкая, волнистая или курчавая шерсть.
Окрас.  Белый, черный, серый, палевый, рыжий, бурый, тигровый, пегий и пятнистый.
Голова.  Массивная, широкая в черепной части, с сильно развитыми скулами. Лоб плоский, переход к морде едва заметный. Морда несколько короче длины лба, широкая в межглазной части, почти не суживающаяся по направлению к мочке носа. При осмотре спереди и сверху она кажется прямоугольной, а в профиль имеет тупую форму с толстой, свисающей по краям верхней губой. Мочка носа крупная, черная. У собак светлого окраса допускается коричневая мочка носа.
Недостатки. Облегченная голова, резко выступающие скулы, выпуклый лоб, резкий переход ото лба к морде, выступающие надбровные дуги, укороченная или удлиненная морда. Морщинистая кожа на голове.
Пороки. Узкая, легкая голова, вздернутая заостренная морда.
Уши.  Небольшие, висячие, низко поставленные, треугольной формы (коротко купируются в щенячьем возрасте)
Недостатки. Высоко поставленные, некупированные уши.
Глаза.  Темные, широко расставленные, кругловатые, прямо посаженные.
Недостатки. Светлые или косо посаженные глаза. Отвисшие веки. Наличие бельма.
Зубы.  Белые, крупные, в полном комплекте, плотно прилегающие друг к другу. Резцы у основания расположены в одну линию. Прикус ножницеобразный.
Недостатки. Зубы, стертые не соответственно возрасту. Небольшой желтый налет или несколько разрушенная эмаль (до 1/3 поверхности зубов). Наличие сломанных зубов, не мешающих определению прикуса, а также лишних резцов.
Пороки. Мелкие, редкие, желтые, с сильно разрушенной эмалью (более 1/3 поверхности) зубы. Резцы расположены у основания не в одну линию (один или более резцов по основанию сдвинуты вперед или назад относительно общей линии на толщину зуба и более). Отсутствие каких-либо зубов. Все отклонения от ножницеобразного прикуса.
Шея.  Короткая, мускулистая, поставлена низко, примерно под углом 30—40° по отношению к линии спины.
Недостатки. Удлиненная, с недостаточной мускулатурой шея. Резко выраженный подвес.
Грудь.  Широкая, глубокая, с округлыми ребрами. Нижняя линия груди находится на одной линии с локтями или ниже их.
Недостатки. Грудь уплощенная, мелковатая. Резко выраженный подгрудок.
Пороки. Плоская, узкая, мелкая, недоразвитая грудь.
Живот.  Умеренно подтянутый.
Недостатки. Излишне подтянутый (поджарый) или опущенный (прибрюшистый) живот.
Холка.  Высокая, хорошо выраженная, особенно у кобелей. Высота в холке на 1—2 см выше высоты в крестце.
Недостатки. Низкая, недостаточно выступающая над линией спины холка.
Спина.  Крепкая, прямая, широкая.
Недостатки. Мягкая или выпуклая спина.
Пороки. Провисшая или горбатая спина.
Поясница.  Короткая, широкая, несколько выпуклая.
Недостатки. Удлиненная, прямая или излишне выпуклая поясница.
Пороки. Длинная, узкая или провисшая поясница.
Круп.  Широкий, мускулистый, почти горизонтальный.
Недостатки. Несколько скошенный круп.
Пороки. Узкий, короткий, резко скошенный круп. Высокозадость.
Хвост.  Высоко посаженный, серповидной формы, опущенный, доходит до скакательного сустава. Коротко купируется.
Недостатки. Некупированный хвост.
Передние конечности,  при осмотре спереди прямые и параллельные друг к другу. Длина передних ног до локтей немного больше половины высоты собаки в холке. Угол плечелопаточного сочленения около 100°. Предплечья прямые, массивные, длинные. Пясти короткие, широкие, крепкие, отвесные.
Недостатки. Незначительные отклонения в углах плечевых суставов. Небольшая косолапость или небольшой размет, мягковатые пясти.
Пороки. Прямые и острые плечи, деформация костей конечностей. Мягкие пясти. Резко выраженные косолапость или размет.
Задние конечности.  Параллельно поставленные, несколько выпрямленные в коленях и скакательных суставах. Голени короткие. Плюсны массивные, отвесно поставленные.
Недостатки. Незначительные отклонения от параллельности в поставе ног, небольшая сближенность скакательных суставов. Небольшая прямозадость.
Пороки. Резко выраженные отклонения от параллельности в поставе. Саблистый постав. Резкая прямозадость.
Лапы  (передние и задние). Крупные, овальные, сводистые в комке.
Недостатки. Распущенные, удлиненные, плоские лапы.
Пороки. Сильно распущенные, плоские лапы.
Движения.  Наиболее свойственны этой породе собак укороченная тяжелая рысь и галоп. При движении рысью ноги должны двигаться прямолинейно, передние ноги приближаются к средней линии.
Недостатки. Незначительные отклонения от нормальных движений.
Пороки. Связанные движения.
Дисквалифицирующие пороки. Все отклонения от ножницеобразного прикуса. Отсутствие хотя бы одного из резцов, клыков, третьих или четвертых премоляров, первых или вторых моляров, отсутствие более двух вторых премоляров, отсутствие более четырех зубов в любом сочетании. Крипторхизм односторонний и полный. Недоразвитый семенник.

Кавказская овчарка

Кавказские овчарки — собаки выше среднего и крупного роста, крепкого и крепкого грубого типа конституции, обладают природной злобностью и недоверчивостью к посторонним людям.
Эти особенности и, кроме того, выносливость, неприхотливость и приспособленность к содержанию в различных климатических условиях позволяют использовать кавказских овчарок почти во всех районах нашей страны.
Основные районы распространения кавказских овчарок — Грузия, Армения, Азербайджан, Кабардино-Балкария, Дагестан и Калмыкия, степные районы Северного Кавказа и Астраханской области.
В районах Закавказья собаки более массивного типа сложения, а в степных районах более легкие, высоконогие, часто короткошерстные.
Тип конституции.  Крепкий и крепкий грубый с массивным костяком и сильной мускулатурой. Кожа толстая, но эластичная.
Недостатки. Незначительная легкость или рыхлость сложения.
Пороки. Резко выраженные легкость или рыхлость сложения.
Индекс костистости.  Для кобелей — 21—22; для сук — 20—22.
Индекс формата.  102—108.
Недостатки. Небольшое отклонение от указанного формата.
Пороки. Резкие отклонения от указанного формата.
Высота в холке:  Для кобелей — не ниже 65 см; для сук — не ниже 62 см.
Пороки. Высота в холке для кобелей — ниже 65 см; для сук — ниже 62 см.
Особенности поведения.  Тип высшей нервной деятельности сильный, уравновешенный, спокойный. Хорошо развита оборонительная реакция, проявляющаяся в активной форме. Характерны злобность и недоверчивость к посторонним.
Недостатки. Вялость, доверчивость к посторонним.
Пороки. Трусость, сильно выраженная флегматичность, отсутствие злобности.
Половой тип.  Выражен хорошо. Кобели крупнее и массивнее. Суки несколько меньше ростом, более легкого сложения.
Недостатки.  Небольшое отклонение от полового типа. Суки в кобелином типе.
Пороки. Резкие отклонения от полового типа. Кобели в сучьем типе. Крипторхизм.
Шерстный покров . Шерсть прямая, грубая, с сильно развитым подшерстком более светлого цвета. На голове и передних сторонах ног волос более короткий, плотно прилегающий.
По шерсти разделяются на три группы:
а) длинношерстные — с удлиненным остевым и покровным волосом. Длинный волос на шее образует «гриву», на задних сторонах ног — «очесы» и «штаны». Длинная шерсть,
покрывающая хвост со всех сторон, делает его толстым и пушистым;
б) короткошерстные — покрытые густой, относительно короткой шерстью. «Грива», «очесы», «штаны» и «подвес» на хвосте отсутствуют;
в) собаки промежуточного типа — с удлиненной шерстью, но без «гривы», «очесов», «штанов» и «подвеса».
Пороки. Мягкая, волнистая шерсть без подшерстка.
Окрас.  Зонарно-серый, различных, обычно светлых и рыжеватых оттенков, рыжий, палевый, белый, бурый, тигровый, а также пегий и пятнистый.
Пороки. Черный, черный с подпалинами и коричневый окрасы в различных сочетаниях.
Голова.  Массивная, с широкой черепной частью и сильно развитыми скулами. Лоб широкий, плоский, разделенный на две половины небольшой бороздкой. Переход ото лба к морде выражен не резко. Морда короче длины лба, мало заостренная, с толстыми, но сухими и плотно, прилегающими губами. Мочка носа — крупная, широкая, черная. У белых и светло-палевых собак допускается коричневая мочка носа.
Недостатки. Недостаточно широкая и массивная голова. Излишне выпуклый лоб, резкий или слабо обозначенный переход ото лба к морде. Короткая или удлиненная морда, сырые, отвисшие губы.
Пороки. Легкая, узкая голова с острой мордой, не пропорциональная общему типу сложения. Вздернутая морда.
Уши.  Висячие, высоко поставленные, коротко обрезанные.
Недостатки. Низко поставленные, необрезанные уши.
Глаза.  Темные, небольшие, овального размера, глубоко посаженные.
Недостатки. Светлые глаза, несколько отвисшие нижние веки. Наличие бельма.
Пороки. Разноглазость. Отвисшие нижние веки, обнажающие часть склеры.
Зубы.  Белые, крупные, хорошо развитые, плотно прилегающие друг к другу. Резцы у основания расположены в одну линию. Прикус ножницеобразный.
Недостатки. Стертые не соответственно возрасту зубы, небольшой желтый налет или несколько разрушенная эмаль (до 1/3 поверхности зубов), наличие сломанных зубов, не мешающих определению прикуса, а также лишних резцов или премоляров.
Пороки. Мелкие, редкие, желтые, с сильно разрушенной эмалью (более 1/3 поверхности) зубы. Резцы, расположенные у основания не в одну линию (один или более резцов по основанию сдвинуты вперед или назад относительно общей линии на толщину зуба и более). Отсутствие каких-либо зубов. Все отклонения от ножницеобразного прикуса.
Шея.  Мощная, короткая. Поставлена невысоко под углом 30—40° по отношению к линии спины.
Недостатки. Длинная, недостаточно мощная шея.
Грудь.  Широкая, глубокая, несколько округлой формы. Нижняя линия груди находится на одной линии с локтями или ниже их.
Недостатки. Грудь несколько уплощенная. Нижняя часть груди немного не достает до линии локтей (мелковатая).
Пороки. Плоская, узкая, недоразвитая грудь.
Живот.  Умеренно подтянутый.
Недостатки. Излишне подтянутый или опущенный живот.
Холка.  Широкая, мускулистая, хорошо выделяющаяся над линией спины.
Недостатки. Слаборазвитая, недостаточно выступающая над линией спины холка.
Спина.  Широкая, прямая, мускулистая.
Недостатки. Мягкая, выпуклая или узкая спина.
Пороки. Провисшая или горбатая спина.
Поясница.  Короткая, широкая, несколько выпуклая.
Недостатки. Удлиненная, прямая или излишне выпуклая поясница.
Пороки. Длинная, провисшая или горбатая поясница.
Круп.  Широкий, мускулистый, почти горизонтально поставленный.
Недостатки. Недостаточно мускулистый или несколько скошенный круп.
Пороки. Узкий, короткий или скошенный круп.
Хвост.  Высоко посаженный, опущенный вниз, доходит до скакательных суставов. Серпообразный, крючком или кольцом. Допускаются купированные хвосты.
Передние конечности.  При осмотре спереди прямые и параллельные друг другу. Угол плечелопаточного сочленения около 100°. Предплечья прямые, массивные, поставленные отвесно или с незначительным наклоном. Длина передних ног до локтей немного больше половины высоты в холке. Индекс высоконогости — 50—54.
Недостатки. Незначительные отклонения в углах плечевых суставов, несколько укороченные или удлиненные предплечья, небольшое выворачивание локтей, небольшой размет, излишне наклонные пясти.
Пороки. Прямые или острые плечи, искривленные или тонкие предплечья, резкое выворачивание локтей, очень слабые пясти, резко выраженный размет или косолапость одной или обеих конечностей.
Задние конечности.  При осмотре сзади прямо поставленные и параллельные друг другу, сбоку — несколько выпрямленные в коленных суставах. Голени короткие, скакательные суставы сильные, широкие, несколько выпрямленные. Плюсны массивные, отвесно поставленные. Постав задних ног не оттянутый. Отвесная линия, отпущенная от седалищного бугра, должна проходить через центр скакательного сустава и плюсны.
Недостатки. При осмотре сзади небольшое отклонение от параллельности (небольшая сближенность или вывернутость скакательных суставов). Слишком широкий или несколько узкий постав ног. Излишняя прямозадость, небольшая высокозадость.
Пороки. Резко выраженные отклонения от параллельности постава. Резкая прямозадость. Саблистый постав. Сильная высокозадость.
Лапы  (передние и задние). Большие, овальной формы, сводистые в комке.
Недостатки. Мягкие или вытянутой формы лапы; прибылые пальцы.
Пороки. Сильно распущенные или плоские лапы.
Движения.  Свободные, обычно неторопливые. Характерным аллюром является короткая рысь, обычно переходящая при ускорении в несколько тяжелый галоп. При движении ноги должны двигаться прямолинейно с некоторой приближенностью передних конечностей к средней линии; суставы передних и задних конечностей свободно разгибаются; спина, и поясница упруго пружинят. Холка и круп при рыси должны быть на одном уровне.
Недостатки. Отклонения от нормальных движений (собака ставит ноги внутрь или наружу). Недостаточно свободное разгибание суставов. Недостаточно упругое движение спины или поясницы. Приподнятый при движении рысью круп. Небольшое раскачивание крупа (вихляние задом).
Пороки. Связанные, тяжелые движения. Высоко поднятый во время рыси по отношению к холке круп. Резкое движение крупа в вертикальном направлении. Иноходь.
Дисквалифицирующие пороки. Крипторхизм односторонний и полный.
Недоразвитый семенник. Черный и коричневый окрас шерсти. Отсутствие хотя бы одного из резцов, клыков, третьих или четвертых премоляров, первых или вторых моляров. Отсутствие более четырех зубов в любом сочетании. Отсутствие более двух вторых премоляров. Все отклонения от ножницеобразного прикуса.
Стандарт кавказской овчарки зарегистрирован в Международной кинологической федерации (FCI) под номером 328.
Как видно, стандарты 1931 и 1976 годов существенно различаются не только по форме изложения, но и по содержанию.
Если первый, несмотря на краткость формулировки, весьма образен, то второй — сух и многословен. Если стандарт В.Л. Вайсмана хорошо передает общий облик среднеазиатской и кавказской овчарок, то в стандарте 1976 года он теряется из-за подробного описания отдельных статей, их недостатков и пороков. При такой форме изложения, а она свойственна всем советским стандартам служебных пород, изданным в 70-х годах, утрачивается последовательное описание собаки как единого целостного организма, он оказывается расчлененным на части, стати, между которыми утрачена взаимосвязь. Спина, поясница, круп описываются независимо друг от друга, без учета взаимосвязи статей. Особенно затруднительна такая форма изложения стандарта для молодых, начинающих экспертов. Вместо того чтобы видеть собаку в целом, обратить внимание на общую породность, выражающуюся в сбалансированности между собой всех ее статей, они вынуждены копаться в каждой из них, скрупулезно подсчитывая недостатки.
Особенно резко отличается стандарт В.Л. Вайсмана от ныне действующего в характеристике типа конституции, свойственного среднеазиатским и кавказским овчаркам. Так, например, в стандарте 1931 года среднеазиатская овчарка — собака крепкого сложения, в массе она встречается двух типов — массивная с рыхлой конституцией и более сухая, легкая. Стандарт 1976 года признает только один тип конституции среднеазиатской овчарки — грубый. Совершенно очевидно, что это противоречит многообразию типов среднеазиатской овчарки, описанных С.Н. Боголюбским, А.П. Мазовером, Ю.П. Пильщиковым. К такому же выводу пришла И.В. Конон, побывав в Туркмении и прямо заявив, что стандарт надо менять, прежде всего, в отношении типа конституции, который желательно квалифицировать в основном как крепкий, хотя встречаются среди среднеазиатских овчарок и представители других типов.
Ошибочность закрепления за породой всего одного типа конституции подробно анализируется в отношении охотничьих собак в статье Н, Обжорина «Типы конституции охотничьих собак» (Охота и охотничье хозяйство, 1984, № 1). В книгах А.Т. Войлочникова и С Д. Войлочниковой «Охотничьи лайки» (М„Лесная промышленность, 1982), Н.Н. Власова и А.В. Камерницкого «Легавые собаки» (М., Агропромиздат, 1985).
Конституцию легавых собак Н.Н. Власов и А.В. Камерницкий излагают следующим образом: «Классификация (типов конституции) А.П. Мазовера была введена в кинологию и включена в, стандарты охотничьих собак. При этом на каждую породу отпущен лишь один тип, а то и подтип конституции. Любые отклонения от закрепленного типа или даже подтипа конституции признаются пороком. С зоотехнической точки зрения такой подход представляется ошибочным. При этом, с одной стороны, почти для всех пород исключается наиболее желательный (по М.Ф. Иванову) крепкий тип конституции, а другой — нарушается незыблемое зоотехническое правило о том, что породы должны включать несколько типов. Например, Д.А. Кисловский указывал, что наличие нескольких типов в породе не только желательно, но и необходимо для ее существования. По М.Ф. Иванову чрезмерная однородность породы может только затруднить ее прогресс».
Мы целиком согласны с мнением указанных авторов. Описывая собаку, не вполне укладывающуюся в требуемый тип конституции, вынужденные не отступать от стандарта эксперты на рингах употребляют выражения, несколько смягчающие слово «грубый».

Промеры среднеазиатских овчарок (кобелей), приведенные А.П. Мазовером (1957), действительно принадлежат очень грубым собакам.
 
Массовые промеры животных породы среднеазиатская овчарка во время экспедиции Ю.П. Пильщикова на территории Казахской ССР по 100 лучшим дали следующие результаты.

Данные приведены Ю.П. Пильщиковым на Всесоюзном семинаре по отечественным породам, проходившем в поселке Ильинское в июне 1988 г.
 
Промеры А.П. Мазовера и промеры Ленинградского поголовья среднеазиатских овчарок укладываются в диапазоны промеров, полученных экспедицией Ю.П. Пильщикова. Еще С.К. Боголюбский отмечал сложность проведения обмеров этих собак ввиду их недоверчивости и злобности. Ряд измерений (высота в холке, косая длина туловища) можно сделать лишь приблизительно. Измерение головы, обхват пясти дают более точные результаты. Поэтому промеры сами по себе еще не дают представления о характерных особенностях породы, а могут служить лишь дополнительной характеристикой. В 20-х годах в советской кинологической литературе было очень модным течение в пользу обмеров собак.
Известна монография Д.Д. Готта «Обмеры, и оценка экстерьера собак», изданная в 1935 году. В ней большое внимание уделяется обмерам как основе для оценки экстерьера собак. Приведены результаты попыток заочной экспертизы собак по обмерам. В 1928—1930 годах большую работу по кинометрии проводили в кинометрической лаборатории при школе Военного собаководства РККА в Кускове под руководством профессора Н.А. Ильина. В течение.2—3 лет было произведено значительное количество обмеров собак и организовано несколько экспедиций для изучения северных лаек. Лаборатория выявляла зависимость рабочих качеств собак от сложения, а также занималась кинометрической оценкой экстерьера, но желаемых результатов не получила.

Промеры пяти лучших представителей породы, выполненные на Ленинградской выставке 1965 года, см.
 
А. Тюльпанов в статье «Еще по поводу кинометрических измерений» (Охотничий вестник Северного Кавказа, 1926, № 3, с. 19—20) приводит адресованное ему письмо от секретаря французского центрального кинологического общества, возглавляющего собаководство во Франции, г. Бера: «Что касается вопроса измерений, то я советую Вам на нем не задерживаться, так как достойный своего звания судья не нуждается в обмерах, и к таковым прибегать не будет для того, чтобы составить себе мнение по поводу достоинств и ценности собаки, кроме как для определения максимума или минимума роста». А выдающийся советский зоотехник академик П.Н. Кулешов говорил: «Мерит портной — зоотехник должен видеть». Мы целиком присоединяемся к этому мнению.
Существенное различие оба стандарта среднеазиатской овчарки имеют в описании корпуса собаки.
В стандарте 1931 года сказано: «Спина развитая, короткая, с несколько изогнутой линией по направлению к почечной части. Почечная часть широкая, но рыхлая, с небольшой вогнутостью». Стандарт 1976 года приводит следующее описание: «Спина крепкая, прямая, широкая. Поясница короткая, широкая, несколько выпуклая. Круп широкий, мускулистый, почти горизонтальный». А между тем в первом случае в линии верха от холки до основания хвоста указывается характерная особенность собак этой породы — наличие небольшой вогнутости. Эта особенность собак региона описана еще Н.С. Боголюбским. В сегодняшнем стандарте крепкая, прямая спина диктуется требованиями общего экстерьера, определяющими правильное анатомическое строение, но при этом утрачивается особенность частного экстерьера, вызванная спецификой среды, в которой формировалась порода.
В подтверждение существующей разницы между характерными для породы особенностями и правильностью с точки зрения анатомического строения можно привести высказывание В.Л. Вайсмана в отчете по судейству на VI Всесоюзной выставке служебных собак в С.-Петербурге 20—23 сентября 1930 года, помещенном в журнале «Собаководство», (1931, № 3). Что менее по типичности приближались к стандарту туркменские овчарки, хотя по анатомическому сложению они были далеко неплохи.
Это значит, что с точки зрения общего экстерьера строение указанных собак было правильным, и спина, вероятно, крепкая и прямая, но по типу своему они уклонялись от идеала породы.
Заканчивая рассказ о стандартах отечественных пород, необходимо отметить, что 30 июля 1990 года Госагропром Туркменской ССР утвердил новый стандарт на породу туркменский алабай (среднеазиатская овчарка).
В настоящее время в Федерации служебного собаководства СССР ведется работа над новыми редакциями стандартов отечественных пород, в которых будут учтены все замечания и пожелания заинтересованных организаций.

Глава 4. Племенная работа с породами в естественном ареале и в клубах служебного собаководства

Научным анализом генеалогии собак местного населения Средней Азии и Кавказа никто не занимался. Но в силу того что при каждой отаре овец имеется лишь ограниченное число собак и отары, нередко полностью изолированы друг от друга, внутри каждой отары образуется замкнутая популяция пастушьих собак, где естественные спаривания осуществляются с высокой степенью инбридинга (I–II, II–II и т. п.).
К такому выводу пришел кандидат биологических наук М.К. Павлов, изучавший популяции кавказской овчарки в степях Северного Кавказа. (См. Научные труды лаборатории служебного собаководства наркомсовхозов СССР Вып. 1 изд. Сельхозгиз 1940 г.) Этот вывод вполне применим и к среднеазиатской овчарке, так как условия обитания и применения этих двух пород имеют много общего.

Среднеазиатская овчарка

Начиная с 20-х годов, все время существовали попытки перевести разведение породы на культурную основу. В декабре 1928 года в Ашхабаде организовалась секция служебного собаководства. Как следует из статьи «Туркменистан», помещенной в журнале «Собаководство и дрессировка» (1928, № 11—12, с 19), предполагалось открытие общественного питомника для разведения немецких овчарок, доберманов и собак местных пород: степняка и киргизской овчарки. Секция ставила себе целью изучить возможности применения для военной цели степняка и киргизской овчарки, используемой в то время для охраны пастбищ. Был проведен учет собак и выявлено в Ашхабаде: немецких овчарок — 6, доберманов — 64, киргизских овчарок — 40 и степняка до 300 экземпляров.
Под степняком, видимо, и понимается местный массовый тип среднеазиатской овчарки. Интересно, что уже в то время он четко отделялся от киргизской.
А в статье Минина «О служебном собаководстве в Туркменской республике», опубликованной в журнале «Собаководство» (1931, № 10—11), говорится, что история собаководства в Туркменской республике начинается с марта 1930 года, когда военное ведомство выдвинуло задачу о необходимости культивировать служебную и сторожевую собаку. Отмечается, что туркменская овчарка интересна по своим качествам, что Туркменгосторг в 1930 году возил шесть туркменских овчарок в Германию на Лейпцигскую выставку и получил предложение от германских собаководческих фирм на несколько десятков собак с оплатой по цене за каждую по 1000 рублей валютой.
Учитывая важность пастушьих собак для овцеводческих хозяйств, в 30-х годах проводился ряд мероприятий по изучению поголовья собак в разных регионах и улучшению племенного разведения. С 1934 года планировалось введение твердого породного районирования для исключения возможностей метизации собак разных пород.
Трудность, организации племенного разведения заключалась в самой специфике хозяйств. Отары и хозяйства разбросаны на значительных расстояниях, а в каждой отаре используется 2—3 собаки. Для улучшения организации разведения собак Наркомзем организовывал племрассадники, которые объединяли всех собак колхозных животноводческих ферм, совхозов и единоличников в 2—3 смежных административных районах и вели с ними контрольную и селекционную работу. Все собаки: племрассадников находились в гуртах или отарах, а в питомниках содержались лишь пустующие и щенные суки и щенки до 3 месяцев. В 3-месячном возрасте щенки раздавались в отары и гурты.
Наркомзем отказался от строительства питомников с содержанием собак в клетках, так как подобный опыт в питомнике Аскания-Нова не оправдал себя: собаки были розданы в совхозы, но оказались не пригодными для работы.
Вероятно, именно условия изоляции и более внимательное отношение к собаководству позволили каракулеводческому совхозу «Самсоново» Чарджоуской области Туркменистана, организованному в 1932 году, достичь высоких результатов в разведении среднеазиатской овчарки. На 1 января 1955 года совхоз имел 190 среднеазиатских овчарок, в том числе 38 сук. Собаки совхоза «Самсоново» были экспонатами и чемпионами Всесоюзной сельскохозяйственной выставки 1939—1941 и 1954—1956 годов. В совхозе культивировали линию крупного племенного кобеля Самсона, ныне утерянную из-за отсутствия племенных записей. Такая же судьба постигла и вторую линию чемпиона Всесоюзной сельскохозяйственной выставки 1940 года черно-пегого Орлана.
Потомков этих собак, формально не имеющих доказательств своего происхождения, легко было угадать при первом же осмотре. На Всесоюзной сельскохозяйственной выставке 1954 года демонстрировались очень характерные для линии Самсона крупные, однотипные породные кобели Барс, Гокче, Торгез, Карач и другие.
Прекрасных кобелей — производителей экспонировали на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке и другие совхозы Туркмении. Но в те годы использование среднеазиатской овчарки не выходило за пределы основных районов распространения, порода была мало известна ведомствам и любителям.
На территории Казахстана с 1961 по 1963 год работала большая экспедиция по изучению приотарных собак. Возглавлял экспедицию кандидат сельскохозяйственных наук Ю.К. Пильщиков. В состав экспедиции входили сотрудники лаборатории собаководства Всесоюзного научно-исследовательского института овцеводства и козоводства (ВНИИ ОК), эксперты казахстанских клубов служебного собаководства, зооветспециалисты.
Экспедицией было обследовано 18 425 собак породы среднеазиатская овчарка, причем собак относили к породе визуально по фенотипу. Животные оценивались по экстерьеру и качеству работы — защите отар от хищников и посторонних лиц. Лучшие собаки подвергались измерению по десяти основным промерам, взвешивались и фотографировались.
Исследования приотарных собак Казахстана показали, что чабаны используют крупных собак азиатского происхождения только как сторожевых. Характеризуя типы собак, Ю.Н. Пильщиков указал, что собаки различаются по длине шерсти, по форме головы (у многих тип головы кавказской овчарки), по высоконогости, по типу сложения (более сухие в степной части, более сырые в горах).
Удельный вес среднеазиатских овчарок составляет в Казахстане 22 процента от общего числа обследованных собак. На севере республики их почти нет. Качество собак за последние годы ухудшилось.
Уменьшилось количество пастбищ, сократилась численность волков, появилась потребность в маленькой собаке-пастухе, помогающей проводить стада среди распаханных полей, подгонять отставших животных и т. д. С 1957 года в Советский Союз из-за границы стали ввозить мелких пастушьих собак: пули, пуми. Все это еще более ухудшило положение среднеазиатской овчарки, постепенно вытесняя ее.
Об этих же процессах говорила и И.В. Конон, побывавшая в Туркмении в 1980. году. Кроме того, она обратила внимание на несоответствие громадного большинства собак грубому типу конституции, узаконенному стандартом породы. Большинство собак относятся к крепкому типу, а некоторые даже приближаются к сухому.
Наконец, бедственному положению среднеазиатской овчарки была посвящена специальная конференция, состоявшаяся в столице Туркмении Ашхабаде в апреле 1990 года. На конференции обсуждались вопросы упорядочения племенной работы, стандарта породы. По содержанию программы и ее насыщенности информацией конференция превзошла многие аналогичные, ранее состоявшиеся. К сожалению, приехало мало представителей клубов ДОСААФ, ведомств, совсем не было делегатов от соседних республик Средней Азии.
Конференция проводилась по инициативе штатных сотрудников питомника Уголовного розыска МВД Туркменской ССР. Большой вклад в работу конференции внесли энтузиасты разведения туркменского алабая Гельды Курбанович Кяризов и Нурягдыев Амансахат.
Имя Гельды Кяризова известно в стране. Несколько лет тому назад он выступал в защиту ахалтекинской лошади и участвовал в пробеге на ахалтекинских лошадях от Ашхабада до Москвы. Теперь он поднимает вопрос о защите и спасении туркменского алабая.
Сообщения, сделанные участниками конференции, показали, что разведение туркменского алабая ведется изолированно, по областям, методами народной селекции без племенных книг, лишь энтузиастами породы. Каждая область гордится своими собаками, в результате — собаки разнотипные.
Разведение ведется по линиям, и хотя официальной регистрации пометов не производится, туркмены хорошо знают происхождение своих собак. Наиболее ценными за последние два десятилетия считаются линии Белого Екемена и Черного Екемена. Так как клички собакам местное население дает по приметам, то можно сделать вывод об окраске этих собак, и что каждый из них был единственным в помете (Екемен — «один я»).
Белый Екемен был крупным кобелем, высотой в холке около 75 см, костистым, пропорционально сложенным, с массивной крупной головой и объемной мордой. Его потомки легко узнаваемы: все они отличались крепостью сложения, массивным костяком, соразмерностью всех статей, уравновешенным поведением. Рост, кобелей обычно составлял 73—75 см. Они имели длинные головы обтекаемой формы, хорошо заполненные под глазами, с широкой переносицей и плавным переходом ото лба к морде. За счет этого череп и морда воспринимались зрительно как единое целое. Жаль, но к настоящему времени потомков этой линии практически не сохранилось.
Черный Екемен (владелец Кяризов) родился в середине 70-х годов, был выше среднего роста, менее массивного сложения, чем Белый Екемен, с несколько легковатой мордой. Рассказы о нем до сих пор живут в туркменском народе, так как он до конца жизни успешно участвовал в собачьих боях — традиционном зрелище туркмен.
Линия Черного Екемена нашла свое продолжение через сына Эрлена и внука Рыжего Елбарса. Нам показали сына Черного Екемена — пятилетнего Хана, массивного сложения, но некрупного кобеля 64 см роста, пятнистого окраса, белого с черными пятнами. К сожалению, у Хана слабые задние конечности. Посмотрели мы и некоторых потомков Рыжего Елбарса-Гоймота, Бабура и других, дочь Гоймота Кару-Гулок, заинбридированную IV–III на Черного Екемена. Все эти собаки имеют прекрасный экстерьер. Особенно выделяется совершенством сложения Гоймот, В возрасте 8 лет он прекрасно сохранил свои, формы. Очень породный, рыже-пегого окраса, крепкого телосложения, с компактным туловищем и прекрасной по линиям и пропорциям головой. В разведении широко используется инбридинг. Так, Ессер получен в инбридинге на Эрлена I–II.
Нам довелось увидеть прекрасную суку Нокот, что означает «пятно на голове». Сама сука белого окраса и только на теменной части черепа у нее маленькое темного цвета пятно. Прекрасного типа сложения, с массивным костяком, с очень характерным строением грудной клетки и прекрасных пропорций и линий головой, с плоским лбом, и объемной широкой мордой, со слабо обозначенным переходом ото лба к морде. При крепости сложения и массивности костяка в ней нет признаков грубости и сырости. По отцу Нокот принадлежит к линии Белого Екемена, а по линии матери несет крови Черного Екемена.
Организаторы показали участникам конференции около 50 собак, в том числе и специально собранных из отар разных районов, как утверждали организаторы, не самых лучших. Собаки различались типом сложения, но большинство оставили очень хорошее впечатление уровнем экстерьера. Налицо, что экстерьеру собак уделяется большое внимание, что диктуется требованиями успешного применения собак в работе. И хотя собаки разных районов отличаются типом сложения, все они отвечают требованиям такого анатомического строения грудной клетки, которое обеспечивает хорошую дыхательную систему.
По словам чабанов, в отарах встречаются и очень крупные собаки высотой в холке около 1 м.
Приводим промеры трех сук, двух — из отар разных районов и суки Нокот, о которой речь шла выше, выполненные Л.В. Морозовой.
 
Начальник питомника Уголовного розыска МВД Туркмении Л.И. Кузнецова сообщила на конференции некоторые отличительные признаки собак отдельных районов республики.
По ее мнению, лучшее, наиболее чистое поголовье туркменского алабая сосредоточено в отарах районов, граничащих с Ираном.
Хорошее поголовье в районе Каахка, где собаки выделяются пропорциональностью сложения, массивными, обтекаемой формы головами с плавными переходами ото лба к морде.
В районе Кушки собаки с крепким костяком, но с более компактными, короткими головами.
В районе Геок-Тепе у собак головы более резких линий.
В районе Нахура собаки отличаются более крупным ростом, у сук первая течка поздняя, в возрасте от одного до полутора лет.
В районе Чаршанга, наиболее удаленном, расположенном на границе с Узбекистаном, собаки более сухие и высоконогие, чаще встречаются черно-пегий и тигровый окрасы.
В Чурджунском районе собаки очень однотипные, но создается впечатление, что поголовье там вырождается, это проявляется в уменьшении роста, искривлении предплечий.
Туркмены-чабаны рассказывают, что раньше в основном окрас у собак был черно-пегий и рыжий, а теперь разно образный. Собак, злобных по отношению к человеку, уничтожают из-за опасения бешенства. Выбраковывают чабаны и ленивых собак, а также лающих и воющих по ночам, чтобы не пугали овец. «Алабай идет на волка молча, а в драке давит», — говорят туркмены.
Здесь же уместно привести и собственные впечатления авторов от осмотра собак, вывезенных из Таджикистана, на Всесоюзной выставке собак отечественных пород 1988 года и межобластной выставке в Ростове-на-Дону 1990 года.
Чаще всего это были собаки темного окраса с густым шерстным покровом, с более сухими головами. Задние конечности часто имеют характерное сухое строение, в движении рысью в большей мере наблюдается толчок, туловища задними конечностями вверх, сама рысь более легкая. У собак Таджикистана более крупные резцы. Любители-собаководы высказывают мнение, что на собак Таджикистана большее влияние оказали собаки Памира, а на собак Туркмении — юго-западной Азии.
По-видимому, не совсем верно деление среднеазиатской овчарки на горные и степные типы. Ведь отары по мере поедания корма поднимаются в горы, а затем спускаются с них. Собаки часть сезона находятся в степях, а часть сезона — в горах.
В последние годы в Средней Азии вновь развилось массовое увлечение собачьими боями. Поэтому много собак вывозится из Туркмении в Узбекистан и Таджикистан и за пределы республик Средней Азии.
Для участников конференции был организован показ таких боев для собак разных возрастных групп. Бои собак проводятся по правилам, официально никем не утвержденным, но имеющим многовековую традицию. Эти правила соблюдаются владельцами участвующих собак.
Первое условие для участия в боях — честность хозяина: он не должен применять тонизирующих средств, смазывать чем-либо собаку, собака должна быть здоровой. Основные бои проводятся среди собак старше 2 лет, от 1,5 до 2 лет собаки борются со сверстниками. Проводятся бои и среди щенков, но до смены зубов их не нагружают. Собаки борются раз в месяц, но не чаще чем раз в 20 дней. Соревнования проводятся с октября-ноября до 9 мая. В жаркое время года боев не организуют: плохо заживают раны. Дерутся только кобели. Суки дерутся один раз в жизни в возрасте примерно 6 месяцев. При этом определяется их поведение, которое учитывается в дальнейшем. Собаки последовательно проходят отборочные соревнования, к Новому году определяется претендент на звание чемпиона, который в финале дерется с чемпионом предыдущего года. Как и сами соревнования, звание чемпиона носит неофициальный характер, но собаки, получившие это звание, очень уважаемы в народе.
Судьей обычно бывает человек, которому собравшиеся доверяют. Драка может быть прекращена на любом этапе, если собака показала покорность. Хвост собаки — это ее флаг, и по тому, как она его держит, определяют продолжение раунда. Если же собака поджала хвост, она проиграла. Судья может предложить владельцам дерущихся собак согласиться на ничью, бой прекращается, если оба дают на это согласие. Во время боя владельцы, они же тренеры собак, находятся в непосредственной близости от дерущихся животных, и все время подбадривают их определенными возгласами. По окончании раунда владельцы, болеющие за своих собак, выглядят сильно утомленными.
Дерутся собаки, привезенные из отар, после прохождения акклиматизации, приблизительно через месяц. Побеждают наиболее подготовленные животные, обладающие не только физической силой, но и качествами бойца. Очень существенным фактором становится экстерьер, то анатомическое строение, которое позволяет лучше реализовать силы, обеспечивает хорошее дыхание, весьма важное для борьбы.
В драках участвуют собаки двух типов сложения.
 
Первый тип — кёпёк на (фото)  — широкотелый, коренастый кобель, обладающий большой мускульной энергией, бой начинает с удара грудью.
Второй тип — кёпёк-си  — похожий на кёпёк, но менее широкотелый, обладающий лучшими, чем кёпёк, движениями. Оба типа собак имеют широкую морду с хорошо заполненной подглазничной областью. Третий тип сложения — метисы кёпёк с борзой-тазы, поджарые, с заостренной мордой и ярко выраженными углами задних конечностей, — в драках не используются.
В боях выявляются наиболее сильные, наиболее подготовленные, обладающие техникой борьбы животные.
Однако бои не определяют поведение этих собак по отношению к диким хищникам.
Несмотря на это, представители местного туркменского населения отстаивают право на проведение таких боев между собаками, считая их национальной традицией.
В 1980—1987 годах чемпионом провозглашался Кара-Келе, принадлежавший Нурягдыеву Амансахату. В течение трех лет эту собаку объявляли чемпионом без участия в боях, так как не находился равный противник и владельцы не выставляли собак, получивших право на борьбу с чемпионом, против Кара-Келе. Схватки он проводил молниеносно.
В 1988 году чемпионом стал Белый Медведь, а в 1989 и 1990 годах Акгуш, также принадлежащий Нурягдыеву. По технике боя он не имеет себе равных. Акгуш 1985 года рождения, белого окраса, широкотелый, атлетически сложенный кобель. Высота в холке — 75 см, обхват пясти — 15 см, с мощной шеей, широкой в черепе головой с плоским лбом и широкой объемной мордой. В качестве недостатка для борьбы у него отмечают только излишне выраженный угол скакательного сустава. Акгуш побеждает в боях более крупных и тяжелых собак и побеждает именно высочайшей техникой и духом борца.
Участникам конференции был продемонстрирован бой Акгуша с Тарзаном. Сам факт такой демонстрации говорит об отношении к конференции, с которой владельцы собак связывают надежды на изменение отношения к породе, являющейся национальным достоянием.
Тарзан — собака крупнее Акгуша, с массивным костяком, грубого телосложения с тенденцией к сырости. Акгуш, увидев противника, сначала пугает его, на глазах расширившись раза в полтора за счет прекрасного строения грудной клетки, широко и надежно расставив передние конечности. Затем он бросил противника через холку на спину и встал над ним, внимательно наблюдая, и как только противник попытался оказать сопротивление, сразу пресек попытку. Акгуш в ведении борьбы показывает какое-то величие духа и благородство.
Подготовка такой собаки, как Акгуш, требует большой, очень продуманной работы владельца. Готовя собаку к бою, вводят специальное кормление, делают массаж. После боя, чтобы снять нервное и физическое напряжение, совершают прогулки, купают.
Подготовка бойцовской собаки аналогична подготовке борца высокого класса в большом спорте. Это нужно знать каждому, кто хочет испытать свою собаку в боях. В противном случае травля превращается в жестокое истязание животных.
 

Собаки во дворе туркменского дома. Последний — Акгуш

Ныне бои собак вышли за пределы не только Туркменской республики, но и Средней Азии, поэтому их нужно взять под строгий контроль.
Проведение собачьих боев, их организация и судейство имеют в Туркмении многовековую культуру, традиции, четкие рамки и ограничения. В других местах такая культура отсутствует. Случается, что честолюбивые владельцы бросают в бой истощенную или больную собаку, в процессе боя не дают согласия на его прекращение, обрекая проигравшую собаку на излишние мучения. Отдельные владельцы уничтожают собаку, потерпевшую поражение.
Поэтому нужны правила, аналогичные правилам по борьбе или боксу в спорте, обязательное присутствие наделенных большими правами судей и ветеринарных врачей.
 

Акбой, отец Акгуша, в возрасте 9 лет

Отражением практической зоотехнической работы, которая ведется с породой, являются выставки. В каталогах выставок служебных собак единичные экземпляры туркменских овчарок, представленные, как правило, государственными питомниками, начинают встречаться с 1930 года. Причем, происхождение всех собак определено как неизвестное. Даже в каталоге XIV Всесоюзной выставки-смотра 28—30 сентября 1939 года числится всего 19 среднеазиатских овчарок, происхождение которых неизвестно, кроме рожденного в питомнике Пакета от Арчи и Пихты. Как следует из отзывов об этой выставке, собаки породы среднеазиатская овчарка не отличалась высоким экстерьером, но показали превосходные служебные качества. Арчи стал победителем по розыскной службе, а его сын Пакет — по сторожевой. Оба они были представлены Центральной школой служебного собаководства.
В последующие годы количество среднеазиатских овчарок на выставках продолжает оставаться незначительным. Лишь с 1958 года, когда племенную работу со среднеазиатской овчаркой начали проводить в ведомственных питомниках Ленинградского совнархоза, собаки этой породы начинают систематически появляться на выставках. На XVII Всесоюзной выставке-смотре служебного собаководства в Москве в 1964 году Всесоюзным победителем стала собака Айна от Акбая и Багиры, привезенная из Ленинграда. А на второй Всесоюзной выставке охотничьих, служебных и декоративных собак, проведенной в Москве на ВДНХ в 1967 году, всесоюзным победителем стал ее сын Алтай.
Впервые с 1945 года собаки нашей страны были представлены на Всемирной выставке в Будапеште в 1971 году. Среднеазиатская овчарка Кара-Гез, вывезенная из Туркмении и принадлежавшая Л.Г. Башкову (С.-Петербург), получила на этой выставке оценку «отлично». И наконец, в июле 1988 года в поселке Ильинское Московской области проводилась Всесоюзная выставка собак отечественных пород. Здесь мы увидели уже 37 собак породы среднеазиатская овчарка.
Результаты экспертизы показаны в следующей таблице:
 
Примечание. Средняя возрастная группа — собаки от 1,5 до 2,5 лет; старшая возрастная группа — собаки от 2,5 до 9 лет.
В основном на выставке экспонировались собаки питомников Москвы, а также привезенные из С.-Петербурга и Перми. К сожалению, очень мало было собак из районов их основного распространения — республик Средней Азии и Казахстана.
Только Таджикистан выставил несколько животных. Это практически исключило возможность сравнить типы собак разных республик. Вероятно, следует проводить выставки всесоюзного масштаба в городах этих республик, приурочивая ко времени стрижки овец, чтобы участниками выставок смогли стать чабаны из колхозов, совхозов и граждане, имеющие собак этой породы.
 

Всесоюзная выставка собак отечественных пород. 1988 г. Среднеазиатские овчарки, занявшие первые четыре места средней возрастной группы кобелей

На таких выставках можно будет лучше изучить типы породы. Однако и эта выставка показала, что порода еще не отошла от уровня примитивной. В ней наблюдается огромное разнообразие типов сложения от крепкого, грубого и рыхлого до облегченного. Большое разнообразие окрасов — от черного до светло-палевого. Породный признак — широкая морда, не суживающаяся практически к мочке носа, отмечена у большинства собак. Встретились и длинношерстные собаки. Прослеживается у собак и характерная линия верха с вогнутостью позади холки. У отдельных собак встречается высокозадость в той степени выраженности, которая не является характерным признаком породы и влияет на аллюр собаки.
Среднеазиатские овчарки показали характерное для породы поведение. Выставка проводилась в сильную жару. Собаки демонстрировали экономное расходование сил: при первой же возможности ложились, и в их глазах можно было наблюдать созерцательную отрешенность.
37 собак, представленных на данной выставке, происходят от 24 кобелей. Наиболее широко были представлены следующие производители. Гарун-Бей (влад. Сысоева), из 7 его потомков первой генерации 3 получили оценку «отлично» и 4 «очень хорошо». Куюнчи (влад. питомник АЗЛК) был представлен тремя потомками, из них 2 получили оценку «очень хорошо» и 1 «отлично». Бекир (влад. Обрезков) был представлен тремя однопометниками, заинбридированными на него I-III, все они получили оценку «хорошо» (помет получен в г. Перми).
Всесоюзными победителями стали Бархан (от Шамшира и Озеркуль) из г. Новосибирска и Ливия (от Гарун-Бея и. Фариды) из г. Калинина. Вот описание Бархана из отчета по Всесоюзной выставке.
Бархан № 54—85 палево-пегий, рожденный 30 января 1985 года от Шамшира (влад. Устькачкинцев) и Озеркуль (влад. Некрасов). Породный, крупный, крепкого грубого типа сложения, правильного формата, хорошо физически развит, склонный к сырости кобель. Породная голова несколько грубовата с излишне развитыми скулами и сырыми губами. Глаза темные. Уши правильного постава. Зубная система без замечаний. Линия верха (шеи, холки, спины, крупа) без замечаний. Грудь глубокая, широкая. Передние и задние конечности правильного строения, но с несколько распущенными лапами.
Бархан несет в себе крови широко использовавшихся в Ленинграде производителей — во втором колене Аж-дара, в третьем Гарун-Бея и Бекира.
 

Хирс, первое место в ринге кобелей средневозрастной группы.

Очень интересен Хирс (от Чингиза и Ойгун, влад. Р.Р. Юсупов), представленный от команды Таджикистана. Собака получила 1-е «отлично» в средней возрастной группе. Темно-бурого окраса, с типичной формой головы, плоским лбом, объемной мордой, низким поставом ушей и злым выражением глаз, он был живым воплощением породы.
 

Хариф в возрасте 11 месяцев. Второе место в классе юниоров на Всесоюзной выставке, Москва, 1991 г.

Всесоюзная выставка собак отечественных пород имела исключительно важное значение для развития всех отечественных пород. Выставка показала, что рассматриваемая нами порода нуждается в большом внимании со стороны клубов служебного собаководства страны, в серьезной селекционно-племенной работе с ней, что единого подхода к породе в различных городах не существует. Поэтому крайне необходимо проводить встречи и семинары с целью выработки единых взглядов.
По данным Центрального клуба служебного собаководства ДОСААФ СССР, приведенным штатными сотрудниками клуба на Всесоюзном семинаре 2 июня 1988 годе, на учете в клубах служебного собаководства страны состоит около 200 собак породы среднеазиатская овчарка. Только одна треть этого количества имеет двух — или трехколенную родословную. На учете Ленинградского клуба служебного собаководства на 1 декабря 1988 года состояло 90 собак этой породы. Ленинград, удаленный от Каракумов на три тысячи километров, оказался значительным племенным центром по разведению среднеазиатской овчарки.
Работа с породой в Ленинграде.  Разведение среднеазиатской овчарки в Ленинграде началось с того, что в 1954—1956 годах в  Институт физиологии им. И.П. Павлова АН СССР было привезено из Туркмении несколько среднеазиатских овчарок. Они использовались там в научных экспериментах. В 1957 году при Ленинградском Совнархозе был образован Центральный питомник-школа специальных служб (ЦПШСС), объединившая под единым управлением питомники различных предприятий, применявших служебных собак для охраны своих объектов. Начальником ЦПШСС был назначен Н.Н. Чернышев, педагог по образованию, большой знаток собак, эксперт всесоюзной категории. Ученым зоотехником работала Н.Б. Иванова, ныне кандидат сельскохозяйственных наук. В 1958 году Н.Н.Чернышев получил из Института физиологии трех среднеазиатских овчарок однопометников Бабая, Бирму и Багиру. В том же году для нужд ЦПШСС были закуплены привезенные для демонстрации на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке Акбой, Бурибассар и Пахтар из Таджикистана, из Узбекистана — Буйнак и Чамбар, который был победителем Всесоюзной выставки 1958 года, рекордистом ВСХВ, имел пятнистый окрас, высоту в холке 75 см, обхват пясти 15,5 см.
ЦПШСС, наряду с клубами служебного собаководства ДОСААФ, пользовалась правом племенного разведения собак. Она проводила свои ведомственные выставки, постоянно участвовала в выставках и соревнованиях, проводимых клубом служебного собаководства ДОСААФ г. Ленинграда, неоднократно участвовала во всесоюзных ведомственных выставках в 1958, 1960, 1961 годах и во Всесоюзной выставке 1964 года. В 1957 году ЦПШСС была награждена дипломом I степени Всесоюзной сельскохозяйственной выставки, Н. К Чернышев — золотой медалью ВДНХ, а многие сотрудники питомника — большими серебряными медалями. В питомнике работали очень увлеченные, знающие и любящие собак люди.
 

Всесоюзный победитель Айна со щенками

Акбой 1956 года рождения, кобель палевого окраса, имел рост 71 см, обхват пясти — 13,5 см, квадратный формат. Пес был короткошерстным, с очень густым подшерстком, с породной головой. На выставках имел оценку «отлично». Его родители Карабой и Кальчики принадлежали совхозу «Карфингель» в Таджикистане.
Багира рождения 1958 года получена от Гокчи и Сары-Бек, принадлежавших Институту физиологии им. И.П. Павлова АН СССР. Это была некрупная, но очень мощная сука несколько растянутого формата, светло-серого пегого окраса, короткошерстная, с густым подшерстком. К сожалению, Багира имела прямой прикус и по требованию правил проведения выставок она имела оценку на выставке «хорошо». Но в связи с тем, что в Ленинграде находилось всего 2 суки, она была допущена в разведение.
29 января 1960 года от Акбоя и Багиры был получен первый в Ленинграде помет среднеазиатской овчарки из 6 щенков. Он на долгие годы определил работу с породой не только в Ленинграде, но и в других городах. Его представительница Айна становится победительницей Всесоюзной выставки 1964 года. Это очень породная, крупная сука с крепким костяком, высотой в  холке 69 см, обхватом пясти 13,5 см, палевого окраса. Ее братья Аргон и Аргон-Аллан имели на выставках оценку «отлично». Айдар — «очень хорошо», сестра Анга тоже «очень хорошо». И только один щенок из этого помета, самый крупный и мощный, имел перекус. В январе 1962 года от Акбоя и Багиры был получен еще один помет — Варе, Вах, Викинг, Веста и Волга. Однако среди них не оказалось собак такого уровня, как в первом помете. Тогда же родились щенки от пятнистого Чамбара и тигровой Бирмы: тигровые Амур-Анчар, Акбар и Альфа; рыжие Аки, Алана и Анзор; пятнистый Алаш. Заметных следов это сочетание в дальнейшем разведении не оставило, хотя все его представители были экстерьерны и обладали прекрасными рабочими качествами. Все экспонировались на выставках, имели оценку «очень хорошо», а Акбар даже «отлично».
 

Аргон, однопометник Айны

В 1961—1962 годах питомник получил от Института физиологии большое число среднеазиатских овчарок, различного происхождения. Среди них были собаки очень высокого качества экстерьера, но к племенному, использованию допустили немногих, так как все животные долгое время являлись «объектами физиологических экспериментов». От двух институтских собак Бойнака и Сары-Капчик был получен Боссар-Бек, в дальнейшем принадлежащий химпищкомбинату и имевший оценку «очень хорошо» на выставке.
В феврале 1963 года от Боссар-Бека и Айны (Акбой и Багира) родился выдающийся ленинградский производитель Алтай — единственная собака породы среднеазиатская овчарка во всей нашей стране, которой присвоен в 1971 году первый племенной класс. И единственная собака этой породы, внесенная во Всесоюзную племенную книгу служебных собак, изданную Центральным клубом служебного собаководства ДОСААФ СССР в 1987 году.
Палевого окраса Алтай был воплощением красоты и силы. Вот его основные промеры: высота в холке — 72 см, обхват пясти — 14 см, длина головы — 29 см, длина морды — 13 см. Алтай имел очень красивую, обтекаемой формы голову, хотя в ней отмечались отдельные недостатки — чуть выступающие надбровные дуги и «суховатая» верхняя губа, не создающая должного вертикального вниз обреза. Но это было высокопородное животное. На Всесоюзной выставке в Москве в 1967 году Алтай завоевал звание всесоюзного победителя при исключительно высокой конкуренции. В этом же ринге питомником «Красная звезда» выставлялся кобель Афган,1961года рождения, подарок афганского короля. Это был прекрасно сложенный кобель, с ярко выраженными породными признаками, с крупной, очень породной головой прекрасных линий с плоским лбом и едва заметным переходом к объемной морде, толстыми губами, создающими характерный для лучших представителей породы рисунок. К великому сожалению, Афган во время выставки имел не лучшую форму. Но выиграть у столь яркого представителя породы, каким был Афган, Алтай мог только в силу высокого собственного уровня экстерьера.
 

Чамбар, победитель Всесоюзной выставки 1958 г., рекордист ВСХВ

Алтай стал основным производителем в Ленинграде. Его однопометники — Аул, имевший оценку «отлично», и Анита. В. 1965 году в связи с реорганизацией совнархозов ЦПШСС перестала существовать, и руководство разведением этой породы стал осуществлять Ленинградский клуб служебного собаководства ДОСААФ. Большинство собак перешло в питомник Балтийского завода и в другие ведомственные питомники. Практическим разведением породы стали заниматься общественники клуба, энтузиасты служебного собаководства.
 

Всесоюзный победитель Алтай

От Алтая было получено потомство в следующих сочетаниях: с Ак-Баш (влад. Паршин) — палевые Канора (влад. Дризовский), Кабир-Караш (влад. питомник) и Келин (влад. питомник), рыжие Капа (влад. Мельник) и Кема (влад. Александров); январь 1968 года;
с Галжан (влад. Семенушкина) — Леший (влад. Семенуш-кина) пегого окраса и серая Лиджана (влад. Павловский), выставлялись на выставках и имели оценку «очень хорошо»; январь 1969 года;
с Роной (влад. Игрунов) — лучшие серая Налайка (влад. питомник Балтийского завода) и палевая Нуха (влад. Зубарева); январь 1970 года;
с Дуганой (влад. Иванов) в инбридинге на пару Боссар-Бек + Айна (II–III) — палевая Огульджан (влад. Дьяченко) и тигровый Ойназан (влад. питомник Балтийского завода); март 1970 года (Дугана является дочерью брата Алтая, Аула и Ак-Баш (влад. Паршин);
с собственной дочерью Келин (инбридинг I–II на Алтая) — три суки палевого окраса Кнопка, Крошка и Кутя; январь 1971 года.
Из потомков Алтая названы только выставляющиеся на выставках Ленинграда, среди них преобладали суки. По своим экстерьерным данным выделялась Келин (Алтай + Ак-Баш). Это была очень породная сука, пропорционально сложенная, крепкая, с хорошим костяком и мускулатурой, с прекрасной очень пропорциональной по корпусу головой, палевого окраса, со слабо выступающими рыжими пятнами. Производителей должного уровня экстерьера для этих сук в Ленинграде не было.
Во второй половине 60-х годов в Ленинград завезли кобелей из Средней Азии. Из Туркмении — Кара-Гез (влад. Башков; рождения июнь 1969 года), происходивший от Ельварса и Гяуры, принадлежащих колхозу «Совет Туркменистана». Этот пятнистого окраса кобель обладал экстерьерными данными высокого уровня. Кара-Гез экспонировался на Международной выставке в Будапеште в 1971 году и получил там оценку «отлично». Высота в холке — 75 см, обхват пясти — 14,5 см.
Кроме того, из Узбекистана был привезен Рамит (влад. Иванова) — кобель рыже-пегого окраса от Бахора и Пахты, принадлежавших Среднеазиатскому зоокомбинату. От Рамита и дочери Алтая Нухи был получен пятнистый Сардар, а от Кара-Геза и Келин (Алтей X Ак-Баш) родилась палево-пегая Ракша (влад. питомник Балтийского завода).
И наконец, в декабре 1975 года от Сардара и Ракши получен помет, два брата из которого — Гарун-Бей и Гассар-Хан — определили следующий этап разведения среднеазиатской овчарки практически во всех клубах страны. Как видно из приведенной ниже родословной, они были заинбридированы III–III на Алтая по материнской линии.
 
В 1977 году было реализовано аналогичное сочетание через однопометников Сардара и Ракши — Сайну и Рема. И Сайна, и Рем имели на выставках оценку за экстерьер «отлично», но это сочетание не дало столь значительных для продолжения линии Алтая результатов, как Сардар-Ракша.
 

Ракша.

Кроме того, получен помет с инбридингом II–II. на Алтая через однопометника Келин Кабир-Караша и победительницу породы Налайку, сестру Нухи. В помете оказалось всего две суки, которые не оставили следа в разведении.
В 1975 году из Туркмении был привезен Бекир от Акбая и Айны, В конце 70-х годов Бекир широко использовался в разведении. Но, к сожалению, сложение Бекира существенно отличалось от типа Алтая. Этот крупный, костистый кобель имел несколько удлиненный формат, недостаточный изгиб ребер, несколько зауженную морду и высокий постав ушей, светло-серый окрас с выраженным чепраком и белыми пятнами на груди, шее и морде. На выставках судьи оценивали его по-разному, присуждали как оценку «отлично», так и «очень хорошо». Широкое использование в разведении Бекира привело не только к однообразию происхождения полученного в эти годы поголовья, но и отрицательно сказалось на его качестве: утрачивался наиболее желательный тип Алтая.
Основными же производителями, передающими тип Алтая, стали его правнуки Гарун-Бей и Гассар-Хан. От Гарун-Бея получено поголовье высокого уровня экстерьера не только в С.-Петербурге, но и в других городах. Его потомки широко были представлены на первой Всесоюзной выставке собак отечественных пород в 1988 году.
 

Рем.

Победителем Всесоюзной выставки стала дочь Гарун-Бея от Фариды Ливия (г. Тверь) — рыже-пегая сука, крепкого сложения, с очень компактным корпусом, но с длинноватой и узковатой мордой. Ее сестра Лютиджа, получившая 1-е «очень хорошо», обладает лучшей, прекрасной по линиям головой и объемной мордой, но, к сожалению, выставлялась не в лучшей форме. Лютиджа стала победителем выставки 1988 года в Ленинграде и была признана лучшей собакой породы на 60-й Юбилейной выставке в С.-Петербурге 1989 года.
В средней возрастной группе первое «отлично» получила Хайша, дочь Гарун-Бея и Пендже. На Всемирной выставке в Брно в 1990 году Хайша была признана лучшей среди всех представленных на эту выставку среднеазиатских овчарок, получила звания чемпиона мира и чемпиона г. Брно.
 

Рика

В старшей возрастной группе выставлялись потомки Гарун-Бея от Бекиры, принадлежавшие питомникам г. Москвы: палевый Карам (питомник АЗЛК) и его однопометники Курбаши и Кюйти (Московский зоопарк). Все эти собаки отличаются породными головами.
В средней возрастной группе кобелей внук Гарун-Бея Асмар (влад. Самсонова) получил оценку 2-е «отлично». У Ас-мара очень породная, хотя и чуть маловатая по отношению к корпусу голова.
Менее успешным по количеству полученных потомков было использование Гассар-Хана, но его потомство выделяется породностью, и четко выраженным типом лучших представителей среднеазиатской овчарки.
Гассар-Хан — очень породный кобель. Высота в холке 74 см, крепкого грубого типа сложения, хорошо физически развитый, палевого окраса, с очень породной головой с плавным переходом к объемной морде, низко поставленными ушами, темными глазами, однако его голова чуть короче, чем у Гарун-Бея.
Еще в 1978 году от Гассар-Хана и Аянги было получено потомство, но оно исчезло из поля зрения клуба. Кобеля из этого помета Иргиза мы увидели лишь в шестилетнем возрасте. Поразила его породность, характерное поведение «среднеазиата», особенно голова очень красивых линий с плоской черепной частью, плавно переходящая в широкую, массивную морду с характерным рисунком губ. К сожалению, все попытки использовать его в племенном разведении не удались, видимо, сказывались условия жизни и возраст.
В августе 1981 года от Гассар-Хана и отличной черно-пегой суки Борги родились три щенка, из которых очень породной оказалась Раджа (влад. питомник Балтийского завода). Эта рыже-пегая сука с крепким по структуре костяком-типичная представительница потомков Алтая. Ее сестра Рафат, не менее высококлассная по экстерьеру, была продана в Харьков. Но наиболее ценным для разведения оказался помет от Гассар-Хана и инбредной I–II на Алтая Кути. В представителях этого помета Закир-Хане и Зурабе наиболее чувствуется тип Алтая.
В настоящее время в Москве имеется сын Закир-Хана и России Ильхан. Он был показан на первой Всесоюзной выставке отечественных пород и получил там 3-е «отлично». А 4-е место в этом классе занял его сын от Бикуль, черно-пегий, пропорционально сложенный Батый (влад. питомник АЗЛК Москва).
 
Сейчас племенная работа со среднеазиатской овчаркой в Санкт-Петербурге ведется с потомками шестой, седьмой и даже восьмой генерации от помета Акбой и Багира, определившего вот уже на 30-летнем отрезке времени направление развития породы. И сегодня основной задачей в разведении среднеазиатской овчарки остается сохранение в породе тех ценных качеств, которыми так ярко был наделен Алтай. В этом плане проводятся работы по накоплению кровей Гарун-Бея, Гассар-Хана. В 1988 году получено потомство от Асмара и Лютиджи, заинбридированное III–II на Гарун-Бея. И в этом же году родилось потомство от Ильхана и Хайши с накоплением кровей родительской пары Сардар Х Ракша. (IV–III). Подбирая лары с целенаправленным накоплением кровей Алтая, очень трудно избежать сопутствующих инбридингов на других производителей, с которыми в свое время спаривались потомки Алтая — Рамита, Кара-Геза, Бекира. И нужно отметить, что сопутствующие целенаправленному на Алтая инбридинги на таких высококлассных производителей, как Рамит и особенно, Kapa-Гез, улучшают качество потомства. Ярким примером этого может служить Иргиз.
 

Бурибассар.

Ввиду малочисленности среднеазиатских овчарок в Ленинграде всегда существовала необходимость пополнения поголовья животными, вывезенными из районов основного обитания. Необходимость эта диктовалась и тем, что в течение ряда поколений порода развивалась в условиях, существенно отличающихся от аборигенных. Нужно было поддерживать породные качества, особенно поведенческие, физиологические, сформировавшиеся в естественной среде обитания породы.
Большую помощь в привозе собак из Туркмении оказали ленинградцы — доктор исторических наук, член — корреспондент Академии наук Таджикской ССР В.М. Массон и кандидат биологических наук Н.М. Ермолова, любящие собак и преданные этой породе.
В Ленинград привезли Коюнчи, Оргуля, Аждара, Алтын, Кунчу. Широко использовался в племенном разведении Аждар (влад. Ермолова; 1978 г. рожд.), пятнистого окраса, полученный от белого с рыжими пятнами Елбарса и черно-пегой Аладжи (оба принадлежали Амангельдыеву). Он имел оценку на выставках «отлично», хотя у него была, несколько более клинообразная форма головы, чем хотелось бы. Кобели, потомки Аждара, характеризуются в основном массивным костяком, крупной объемной в черепной части головой, но с несколько выпуклым лбом и излишне выраженным в связи с этим переходом ото лба к морде. Суки же отличаются крупным ростом, но в целом узковатой головой. У части потомков отмечается длинношерстность.
От Аждара и дочери Юльбарса и Гоюнчи Алтын (влад. Массон) рождения 1977 года в 1981 году было получено потомство, и лучшую суку этого помета рыже-пегую Пайсу (влад. Марусин) в 1984 году повязали другим, привезенным из Туркмении, рыже-пегим кобелем Оргулем (влад. Башков) рождения 1980 года, происходящим от Гызыл-Хана и. Гоюнчи. Кобели от этого сочетания Таджар и Тибул, а также Фархат используются в племенном разведении. Используется в разведении и кобель Сумбар (влад. питомник Балтийского завода), родившийся в феврале 1982 года от Аждара и Кунчи. Его брат черно-пегий Сезгир не унаследовал тип Аждара, не производит впечатление силы и мощи, хотя в своем строении сохраняет характерные черты среднеазиатской овчарки. От Таджара (Оргуль X Пайса) также получены пометы от привозных из Туркмении Аладжи (влад. Самолетов) и Кунчи.
 

Баркуль.

Таджар и его потомки были представлены на первой Всесоюзной выставке собак отечественных пород. Сын Таджара и Аладжи (Орман + Каунчи) Челкар (влад. питомник Балтийского завода) получил в средней возрастной группе оценку «отлично», а Тугрик от Таджара и Кунчи в старшей возрастной группе — «очень хорошо».
Таким образом, некоторое время крови ввозных туркменских собак удерживались в чистоте. Однако в ряде случаев осуществлялись кроссы туркменских собак с традиционным ленинградским поголовьем, восходящим к Алтаю. Так, Сумбар в сочетании с дочкой Гассар-Хана Реджей дал Шамиля и Шакура, занявших лидирующие места в младшей возрастной группе выставок 1988 года, Шамиль был признан лучшим кобелем породы на 60-й Юбилейной выставке в С.-Петербурге в 1989 году. Сестра Пайсы Пендже (влад. Зубец) была повязана Гарун-Беем и дала в этом сочетании прекрасную по экстерьеру Хайшу, о которой говорилось выше. В настоящее время получены и другие пометы, основанные на кроссе этих двух групп.
Прослеживая разведение среднеазиатской овчарки в С-Петербурге, становится очевидным, насколько важно, чтобы этой породой занимались люди, ответственные за ее судьбу и сохранение.
Становление породы в С.-Петербурге можно назвать блестящим. Разведение среднеазиатской овчарки было заложено на лучших собаках, отобранных в совхозах республик Средней Азии для демонстрации своих достижений на ВСХВ. При этом в С.-Петербурге в лице Центральной питомника-школы специальных служб имелась и крепкая база для постановки селекционной работы. С реорганизацией Ленсовнархоза эта база была утрачена. Разведением породы начали заниматься энтузиасты-любители в клубе служебного собаководства ДОСААФ. Причем часть поголовья находится в частных руках, а часть — в ведомственных питомниках. Количество пометов этой породы, получаемых в течение года, невелико. Так, в 1980 году получено всего три помета, в 1984 — четыре, а в 1982, 1983, 1985 годах по одному. При этом нужно еще принимать во внимание, что для среднеазиатской овчарки, породы, выведенной в тяжелых климатических условиях, в основном не характерна высокая плодовитость, к этому добавляется еще и значительный падеж молодняка.
Часто щенки попадают к владельцам, не понимающим важности племенной работы: собак не выставляют, не дрессируют. Если и с собакой европейской породы все эти мероприятия осуществлять нелегко, то среднеазиатская овчарка требует значительно больших усилий и настойчивости. Соответственно клуб служебного собаководства не имеет права включать таких животных в план разведения и получать от них потомство. И без того малочисленное поголовье племенных животных из-за этих причин становится еще меньше, утрачивается ценный племенной материал. Если бы на протяжении всех, этих лет он реализовывался полнее, группа животных, несущих крови Алтая, была бы значительно больше. Отрицательно сказывается на работе и постоянная смена общественников, руководящих разведением этой породы.
С конца 1985 года приказом начальника клуба служебного собаководства комитета ДОСААФ С.-Петербурга и области руководителем разведения породы среднеазиатская овчарка назначена М.Г. Мазурина, кандидат ветеринарных наук, человек, любящий и знающий породу, видевший начало ее становления в С.-Петербурге. Собаководы ставят своей целью сохранение в породе всего лучшего, что внес в нее Алтай. Работать приходится с очень трудных условиях. С одной стороны, они вызваны внутренними причинами — широким распространением кровей Бекира и Аждара, в свое время перекрывших почти все поголовье сук, в результате чего при подборе пар все время возникают сопутствующие нежелательные инбридинги. С другой стороны, имеются серьезные внешние причины. В последние годы в С.-Петербурге и других городах образовались многочисленные любительские объединения собаководов, которые занимаются разведением, в том числе и среднеазиатской овчарки. В этих объединениях к племенной работе с породами не относятся столь строго и ответственно, как это принято в клубах служебного собаководства ДОСААФ. Происходит утечка членов клуба служебного собаководства ДОСААФ и перераспределение поголовья собак по самым разным собаководческим объединениям. И без того малочисленное поголовье среднеазиатских овчарок дробится еще более. Но самое главное, теряется общая направленность селекции, нарушается единый подход к отбору животных на племя и к подбору пар. Такое положение, напоминающее ситуацию известной басни Крылова, только вредит делу.
Очень мешает работе практически неконтролируемый ввоз собак из Средней Азии, часто весьма сомнительного происхождения, с наличием в родословной двух рядов предков, клички которых ничего не говорят специалистам. Завозить среднеазиатских овчарок нужно целенаправленно, из хозяйств, где разведение этой породы ведется на достаточно высоком уровне длительное время. Крайне необходимо, чтобы у всех собак, допущенных в разведение, была бы полная четырехколенная родословная. В противном случае порода еще долготе выйдет из стадии переходной.
Кроме С.-Петербурга, культурным разведением среднеазиатской овчарки занимаются в Москве, Днепропетровске, Харькове. В последние годы интерес к породе возрос, и значительно расширилась география клубов, занимающихся этой породой.

Кавказская овчарка

Племенная работа с кавказской овчаркой всегда была более масштабной, чем со среднеазиатской. Успешное применение кавказской овчарки в армии и народном хозяйстве, а также близость Кавказа к европейской части России (по сравнению со Средней Азией) положительно повлияли на распространение этой ценной породы собак по всей стране. Так, судивший на VI Всесоюзной выставке служебных собак в сентябре 1930 года В.Л. Вайсман отмечает высокий класс овчарок.

Итоги VI Всесоюзной выставки 1930 года
 
На все германской выставке в Нюрнберге Осоавиахим демонстрировал собак русских пород и среди них трех кавказских овчарок, две из которых получили оценку «отлично».
В 30-е годы служебное собаководство становится полноправной отраслью народного хозяйства. По всей стране ежегодно проводится большое количество выставок. Реальным отражением того времени стала I Всегрузинская выставка служебных собак (г. Тифлис, май 1931 года), на которой наряду с другими породами экспонировался 41 кобель породы кавказская овчарка. Все они принадлежали ведомственным питомникам: конвойной охране, управления милиции, ЗГПУ и т. п.
Незадолго до начала второй мировой войны в городе Тбилиси состоялась выставка служебных собак, где участвовали собаки овцеводческих колхозов и совхозов. Эта выставка стала своеобразным смотром кавказской овчарки. Призерами ее стали знаменитые кобели-кавказцы Джамал, Топуш и другие. Крупный зонарно-серый Топуш вызывал особое восхищение зрителей. К сожалению, подобных выставок, приближенных к ареалам естественного обитания кавказских овчарок, более не проводилось.
Осенью 1971 года в Будапеште на Всемирной выставке собак участвовали представители более 50 стран Европы, Азии и Африки. Представленные нашей страной кавказские овчарки вызывали повышенный интерес: они демонстрировались на Всемирной выставке впервые, Три однопометника: Уран II, Грозный и Зурна (влад. питомник Министерства коммунального хозяйства РСФСР, г. Москва) завоевали высшие оценки, а Уран II и Зурна получили звание «Победитель Венгрии».
Заметное преобладание кавказской овчарки над другими отечественными породами служебных собак прослеживается и в настоящее время. Так, на первой Всесоюзной выставке собак отечественных пород 1988 года было выставлено 111 кавказских овчарок, 37 южнорусских, 37 среднеазиатских овчарок и 39 черных терьеров.
Ведомственные питомники и клубы служебного собаководства обратили внимание на эту породу благодаря её сильно развитым караульным качествам. Ведь и на родине кавказские овчарки несут дозор, занимая для этого наиболее удобные, возвышенные места, с которых можно лучше увидеть Хищника или чужака. Стоит кавказской овчарке заметить движущийся предмет, будь то даже автомобиль, стая в полном молчании рассыпается цепью и несется к нему со всех ног. Как только группа собак подбежит к незнакомцу, некоторые из них отходят назад, а нападают лишь отдельные особи, отгоняя нарушителя покоя от охраняемой территории. Но если незнакомец лишь ступит на охраняемую территорию, на него бросаются уже всё собаки. Такой характер поведения кавказских овчарок, продиктован врожденным инстинктом…
Благодаря развитым караульным качествам кавказских овчарок начали ввозить в различные районы нашей страны. Образовался ряд центров разведения этой породы. Часто новые центры разведения расположены в тысячах километров от районов исконного обитания породы, в различных климатических зонах.
 
Одним из таких центров стал Ленинград.
В Ленинграде до войны кавказских овчарок насчитывалось очень мало. Как правило, это были животные неизвестного происхождения, разнотипные по экстерьеру, владели кавказскими овчарками в основном различные ведомственные питомники. Так, в Ежегоднике секции кровного собаководства Ленинградского городского товарищества за 1929 год в отчете об XI выставке 1928 года (27/29-10) судьи П.Ф. Пупышева описывается 6 кавказских овчарок (4 кобеля и 2 суки), выставленных в открытом и щенячьем классах. Все собаки неизвестного происхождения. Владельцами этих собак были военный склад № 54 и «Утильколлектив».
Собаки довоенного времени не оставили следа а истории развития породы. После Великой Отечественной войны разведение кавказской овчарки началось заново. Так же как и до войны, кавказская овчарка продолжала интересовать ведомства, которые использовали эту породу в караульной службе.
В 1949 году большим энтузиастом служебного собаководства О.Д. Кошкиной был осуществлен первый послевоенный привоз кавказских овчарок г Ленинград.
В 1953 году Н.Н. Чернышов привез для питомников военизированной охраны предприятий Ленсовнархоза собак из Грузии и Азербайджана. Среди этих собак находились будущие племенные производители Гурджи, Гром, Грома, Тфан. Все эти собаки были разнотипны.
В Москве на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке в 1956 году экспонировались кобели: длинношерстный зонарно-серый Дато, серо-пегий Вепхия, пятнистые Чодр и Огр, закупленные питомником «Красная звезда», где впоследствии Вепхия широко использовался как производитель.
В мае 1959 года Ленсовнархоз осуществил самый значительный завоз собак из Азербайджана, в том же году в Москве на Всесоюзной выставке в Ленинград были куплены кобели из Грузии — Бар и Риф, вошедшие в дальнейшее разведение. Сын Рифа Рем стал впоследствии всесоюзным победителем и чемпионом ВДНХ.
Кроме этих собак активно использовались Палас — серый кобель, рождения 1961 года, вывезенный из Грузии, вывезенный из Азербайджана Талат, сыновья Тфана и Громы — Гурджи и Гурзуф. В дальнейшем в разведении участвовали сыновья Паласа — Аврал (влад. Гааз) и Авгур-Алаш (влад. питомник Балтийского завода), полученные от дочери Гурджи Вислы.
Таким образом, в 60-е годы в Ленинграде сложилась группа кавказских овчарок, относительно изолированная по происхождению от остального поголовья страны. Собаки этой группы в массе экстерьерно несколько уступали собакам московского и ивановского разведения.
В 1964 году в возрасте одного года в Ленинград из Ярославля привезли Султана (влад. питомник Охтинского химкомбината), оставившего значительный след в ленинградском разведении породы. Он происходил от сына Чодра — Гордого и Марты — московских производителей и был внуком по материнской линии чемпиона ВДНХ 1962—1963 годов Абдуллы K-II (влад. «Красная звезда»), вывезенного с Кавказа. Султан был крупным, с массивным костяком, чуть растянутого формата, очень пропорционально и гармонично сложенным кобелем серо-пегого окраса. Он обладал массивной, безупречных линий и пропорций головой с объемной, без признаков сырости мордой.
Прямым продолжателем Султана стал его сын Решад, сменивший за свою жизнь нескольких владельцев. Его матерью была победитель Ара, принадлежавшая институту Крылова.
Решад несколько уступал своему отцу Султану. Он не был столь компактным и гармоничным, казался более растянутым за счет удлиненной поясницы. В его окрасе преобладал светло-рыжий оттенок. Решад неоднократно использовался в разведении.
 

Кавказские овчарки охраняют отары. Грузия, 50-е годы

Из его потомков первого поколения выделились сука Азри (влад. Салютин) и кобели Вахш (влад, Нооль) и Нухтар (влад. Блохин). Азри от Решада и победителя Джины (влад. Корнеева) более всего похожа на своего деда Султана, на которого была заинбридирована II–II. Поэтому именно через нее осуществили инбридинг 11—11 на Решада с сыном Решада по кличке Нухтар. Экстерьерно Нухтар уклонялся в сторону своей матери Линды (влад. Блохин), полученной от призера Всемирной выставки в Будапеште Урана II (влад. питомник МКХ, г. Москва) и Калифы — суки, происходящей от кавказских овчарок города Иваново.
Линда, как и ее мать Калифа и еще целая группа собак ивановского разведения, имели характерные особенности экстерьера. Это были крепкие, широкотелые, невысоконогие собаки, очень активного поведения, с длинной шерстью, с характерным ярким зонарно-рыжим окрасом.
 
В отличие от матери и бабки, Нухтар имел высокий рост, более квадратный формат. Он совершенно не походил на Решада и Султана. От сочетания Нухтара и Азри получился фенотипически близкий к Решаду и Султану Хасан. Естественно, что Хасан (влад. Блохин) явился продолжателем этой линии. Он был типичным внуком Султана, обладал массивным костяком, более компактным, чем у Решада, корпусом, имел массивную, пропорциональную корпусу голову, характерной для собак этой группы формы. Но вследствие перенесенной в раннем возрасте чумы задние конечности у Хасана стали недостаточно сильными и мускулистыми, что и отразилось на оценке его экстерьера.
В настоящее время в разведении используются сыновья Хасана — Лаваш (влад. ЛФЗ им. Ломоносова) и Локис (влад. з-д им. Кирова). Братья экстерьерно различаются: первый унаследовал черты линии Султана, второй — более сухой, ближе к матери, чемпиону Жаконде с-64 (влад. питомник ПО «Алмаз»).
Вторым продолжателем Решада явился его сын Вахш от победителя и чемпиона Бнели с-63 (влад. обеих собак питомник Балтийского завода), полученный в инбридинге на Султана II–III.
От Вахша и Ситары (влад. Крутикова) родился победитель Джар-Джангар (влад. питомник Вниитрансмаш), давший, к сожалению, лишь маточное племенное поголовье.
От дочери Джар-Джангара Зарины и Хасана была получена Ника (влад. ЛФЗ им. Ломоносова), которая используется как производительница линии Султана.
Собаки линии Султана отличаются высокой породностью, правильными по линиям и пропорциям головами, прочными корпусами и правильно построенными конечностями. Для этих собак характерна шерсть средней длины, в основном пегого и пятнистого окрасов. Их поведение отличается уравновешенностью и умеренной злобностью.
Определенную роль в происхождении кавказских овчарок ленинградского разведения сыграл Радж (влад. питомник ПО «Алмаз») от Зур-Шамана (влад. Иванов) и сестры Нухтара Несты (влад. Фролов), заинбридированный на Султана IV–III.
 
Хасан . Это был очень породный крупный, почти квадратного формата, несколько высоконогий кобель, с массивным костяком и несколько сухой мускулатурой, массивной, безупречной по линиям головой, к недостаткам этого высокопородного кобеля можно отнести чуть мелковатую грудную клетку, несколько скошенный круп и сглаженные углы задних конечностей. Шерстный покров Раджа отличался средней длиной светло-рыжего окраса с неглубокой маской. По характеру Радж очень злобен и несколько неуравновешен.
Лучшее потомство он дал от чемпиона Жаконды с-64 и Гайяны (влад. Мусатова). Все его потомки отличаются высокой породностью, желательным внутрипородным типом. Лучшие сыновья Раджа — Фарт (влад. ПО им. Кирова) и Франт (влад. СНСЗ) от Жаконды и Хевсур (влад. Яшунин) от Гайяны.
Выделяется по своему экстерьеру внук Раджа Рамзес (влад. Васильев) от сына Раджа Лореша (влад. Кобзаренко) и Маны (влад. Бессонова).
В начале 70-х годов в С.-Петербург был ввезен ряд щенков из других городов и оказавших в дальнейшем влияние на ленинградское разведение.
 
Жаконда с-64 . В частности, из г. Красногорска Московской области привезли щенка по кличке Топуш (влад. питомник Красногорского механического завода) от Султана и Майки. От Топуща и Бали, дочери Джины, был получен помет, из которого в дальнейшем разведении участвовала сука Хельда (влад. Брейдо) — крупная, высоконогая, несколько уплощенная, светло-пятнистого окраса, своим обликом приближающаяся к крупным собакам московского разведения.
От Хельды и пятнистого кобеля старого ленинградского разведения Хаджи получился высококлассный помет, собаки которого Хант (влад. Журавлева), Хазбек (влад. питомник ВНИИТМ), Ханка (влад. Русакова), Хоста (влад. Гурбатов) участвовали в дальнейшем разведении.
В ходе племенной работы широко использовался неоднократный победитель ленинградских выставок Хант.
Это действительно выдающаяся по экстерьеру, эффектная собака: породный, крупный, с массивным костяком и головой, мощный, прекрасно физически развитый, несколько растянутый по формату кобель, яркий представитель породы. У него имелись некоторые недостатки задних конечностей: длинноватые голени и чуть оттянутый постав.
Наиболее интересными из его потомков стали щенки из помета от родной сестры, пятнистой Ханки, также выдающейся представительницы породы. К сожалению, Ханка никогда не была победительницей из-за перенесенного перелома бедра и пожизненной хромоты. Из этого помета выделилась сука Ольта (влад. Никандров), давшая продолжение.
Каждый помет Ханта давал выдающихся по экстерьеру собак. В дальнейшем попытки консолидации кровей Ханта и инбридинги на него самого и на родительскую пару Хаджи-Хельда не оправдали надежд.
Широко использовалась в разведении Ханка, образовавшая обширное семейство. Она оставила пять пометов. Кроме сочетания с братом Хантом она дала потомство от Нурджека (г. Москва), Ягрифа (влад. ММК), сына Ягрифа Норда (влад. ММК) и Раджа (влад. Блохин).
Характерными достоинствами собак этого семейства являются общая породность, пропорциональность сложения, крепость конституции, массивный костяк, массивные головы с объемными мордами без признаков сырости, правильный аппарат движений. А также особенности поведения: контактность, привязчивость к владельцам, направленная злобность и наилучшая в популяции способность к дрессировке.
Недостатки: несколько выпуклый лоб, резкий переход к морде, крупноватые глаза, излишне толстые ушные хрящи, рыхловатая подкожная клетчатка, а также излишняя подвижность сочленений задних конечностей.
 
Фарт. 1 год . Из потомков Ханки следует выделить ее дочерей — Мирхану от Норда, Гайчи и Гайяну от Нурджека, Юнону и Юсту от Раджа и Ольту от Ханта.
Ольта в аутбредном сочетании с Чауром (г. Иваново) дала многократного победителя ленинградских выставок Динара (влад. Сасин), от которого в инбридинге на Ханку 11—11 через Гайчи был получен исключительный по экстерьеру кобель Жайдар, к сожалению, рано погибший.
Жайдар в аутбредном сочетании дал суку Эллин (влад. Васильева), которая была признана лучшей на  зимней выставке 1989 года. Весной 1989 года Эллин повязали собственным дедом Дикаром, и суки полученного помета, инбредного I-l Дикара, вошли в дальнейшее разведение.
В настоящее время ведется работа по дальнейшему накоплению кровей Ханки.
Широкую известность среди любителей кавказской овчарки приобрел победитель выставок в городе Иваново Лиман (влад. п-к камвольного комбината).
В разведении использовались сыновья Лимана от Рады Бемур (влад. п-к камвольного комбината) и победитель Буран (влад. мясокомбинат г. Москвы), от Пазы — чемпион Чук к-34 (влад. Балтийский завод, г. С.-Петербург) и от Пир-Камал — Оур-Троян (влад. Коломеец), Оур-Тахо (влад. Максимов).
В Ленинграде наиболее широко использовался чемпион Чук, привезенный из г. Иваново уже взрослым в 1973 году. Чук показал себя очень препотентным производителем и дал многочисленное потомство в самых различных сочетаниях. Дважды он использовался как производитель с сукой Зэриф (влад. Кошелева) от Аргуна и Чаны (г. Иваново).
Таким образом, в С.-Петербурге образовалась группа собак — потомков производителей из города Иваново.
Представители этой группы отличаются породностью, массивным костяком, массивными головами и, как правило, прекрасным шерстным покровом с очень густым длинным подшерстком, часто тигрового окраса.
Наиболее характерными недостатками, встречающимися у представителей группы Лимана, — несколько узковатая в черепе голова с удлиненной, но объемной мордой, сыроватыми веками и губами. В корпусе слегка скошенный круп, небольшая саблистость задних конечностей, сближенность скакательных суставов.
Всей группе присущи характерные для кавказцев особенности поведения — независимость, уравновешенность, сильно выраженные бойцовские качества. Все эти собаки наиболее пригодны для содержания в питомниках, они никак не страдают от отсутствия хозяина, в то же время квартирное содержание их затруднено ввиду развитой независимости и стремления охранять собственную территорию.
В дальнейшей целенаправленной работе по консолидации кровей Лимана через его сына Чука присутствие Зэриф в родословной потомства явилось серьезной помехой. Для Зэриф (влад. Кошелева) и ее потомков характерны следующие недостатки: несколько округлые в черепной части головы, низко поставленные уши, крупные, чуть кругловатые глаза, несколько скованные в тазобедренных суставах движения и незначительная саблистость задних конечностей.
В результате использования потомков Лимана первой и второй генерации и разведения их в себе к началу 80-х годов в Ленинграде сформировалась генеалогическая группа Лимана.
Ряд инбредных сочетаний был осуществлен с накоплением кровей сына Лимана, чемпиона Чука к-34 с сопутствующими инбридингами на Зэриф и чемпиона Бнели с-63 (влад. Балтийский з-д).
В результате использования в разведении брата Оур-Трояна Оур-Тахо (влад. Максимов) были получены кобель Сафар (влад. Максимов) от Динары, получивший оценку «очень хорошо» на Всесоюзной выставке собак отечественных пород 1988 года, и сука Берта (влад. Гладких) от Анжелики.
От сочетания Сафара и Берты в 1989 году получен помет с инбридингом II–II на Оур-Тахо всесоюзная выставка собак отечественных пород 1988 года показала, что потомки Лимана являются в настоящее время наиболее яркими представителями породы желательного внутрипородного типа. Несмотря на характерные для собак этой группы недостатки экстерьера, победителем стал сын Оур-Тахо темно-палевый Шилам (влад. Жигалин, г. Новосибирск).
В средней возрастной группе оценку 1-е «отлично» и приз получил кобель Осман 11 (влад. питомник «Красная звезда»), заинбридированный на Лимана III–III, родившийся в марте 1986 года от Атланта и Сильвы. Это очень эффектный породный кобель правильного формата, с массивным костяком и объемной, широкой в черепе головой с маленькими, правильного постава глазами и очень темной маской, внешне напоминающей голову медведя. Темный буро-тигровый окрас грубой средней длины шерсти с очень густым подшерстком усиливает это впечатление.
Осман 11 в настоящее время получил широкое распространение как производитель по всей стране. В 1989 году от него в Ленинграде родился помет с многократным накоплением кровей Лимана.
 
Унгар.  Осенью 1986 года для ознакомления с современным состоянием поголовья кавказских овчарок в районах основного обитания и закупки племенного материала Ленинградским клубом служебного собаководства ДОСААФ была направлена экспедиция во главе с Л.В. Морозовой на Северный Кавказ.
Из экспедиции в С.-Петербург были привезены 3 кобеля и 3 суки, активно участвовавшие в дальнейшей племенной работе.
Необходимость введения аборигенных кровей вызвана однородностью материала в городах — крупных центрах разведения породы. Новые производители в уже сформировавшихся группах нужны как промежуточные для того, чтобы их потомство можно было использовать в инбредных сочетаниях на ведущих производителей группы.
Все привезенные с Кавказа собаки имели разное происхождение и различались фенотипически.
Лома  — темно-тигровый некрупный кобель с массивной головой, с недостатками в строении задних конечностей.
Арчил  — рыже-пегого окраса, с очень нарядным блестящим шерстным покровом и чуть легковатым костяком.
Тугри  — серо-пегий длинношерстный кобель с безупречным корпусом и конечностями, но с несколько узковатой в черепе головой и длинноватой мордой.
В начале 1989 года с Северного Кавказа был привезен кобель Дато — зонарно-серого окраса с темной маской, короткошерстный, с очень массивной головой и недостатками задних конечностей.
Все эти производители дали хорошее потомство с крупными и массивными суками.
Лучшими производителями оказались Лома, Дато и Тугри. Хуже других проявил себя Арчил (влад. Блохин).
Привезенные суки Гафа, Фатима, Тина и Чрелия были повязаны лучшими кобелями из различных групп разведения.
Таким образом, разведение кавказской овчарки в Ленинграде очень тесно связано с разведением этой породы в стране и отражает все процессы, происходящие, в нем.
На протяжении всей истории культурного разведения этих пород громадную роль играли и продолжают играть ведомственные питомники. Именно питомникам удалось перевести часть собак породы в условия заводского разведения, поэтому особенно хочется отметить труд работников питомников по содержанию племенных животных, их участие в племенной работе с породой.
Хочется также отметить собаководов-любителей, бескорыстных энтузиастов, посвятивших себя нелегкому делу развития отечественного собаководства, на одном из труднейших его участков — работе с кавказской и среднеазиатской овчарками.

Глава 5. Особенности поведения, дрессировки и применения среднеазиатской и кавказской овчарок

Вопрос об использовании в служебных целях собак отечественного происхождения ставился буквально с самого начала развития служебного собаководства в России.
Собак служебных пород не хватало, их приходилось покупать за рубежом. Поэтому еще в «Российском обществе поощрения и применения собак к полицейской службе», учрежденном в 1908 году, проводились опыты по дрессировке для розыскной службы курдской овчарки Гризли. Но собака была выбракована «по причине необыкновенной силы и ярости». Как писал И. Шидловский в книге «Собака-ищейка и розыск с ней» (Леноблохотсоюз, 1931), до 1925 года никаких новых опытов в отношении местных пород не производилось. С указанного года начали дрессировать с целью опыта собак из Туркестана. И далее: «Нам не известно, какие эти опыты дали результаты, но даже при условии очень хороших, нам еще рано делать выводы о пригодности этих пород. Так как всегда можно будет думать, что эти несколько испытанных экземпляров были исключительными по своим способностям, храбрости, выносливости и пр., почему надо их продолжать еще в более широком масштабе».
Большая необходимость в военной собаке требовала проведения научных работ.
Вот как пишет об этом Вс. Языков в книге «Теория и. техника дрессировки служебных собак» (Государственное военное издательство, М., 1932): «Конечно, чрезвычайно трудно выработать породу, одинаково пригодную для работы на наших северных окраинах, так и для работы в жарком климате. Тем не менее, в Советском Союзе с первых же лет развития военного собаководства мы столкнулись вплотную с вопросом о выведении специальной нашей породы и вот по каким соображениям. Пока шли подготовительные работы экспериментального характера, и все дело находилось в зачаточном состоянии, мы удовлетворяли наши потребности, обращаясь к германскому рынку — этому мировому рынку собак, выписывая оттуда широко распространенные породы: немецкую овчарку, доберман-пинчера и в единичных случаях эрдельтерьера. Сейчас же это нас ни в коем случае не может удовлетворить. Нам потребуется уже не десятки и сотни, а тысячи экземпляров, и мы бесспорно должны уйти от зависимости германского рынка.
Научно поставленные опыты выявят наиболее удобную для нас породу, но в настоящий момент мы, помимо вывозных собак, должны целиком ориентироваться на наших кавказских овчарок и северных лаек».
Дальнейший ход событий показал, что победила в этом конкурсе немецкая овчарка, ставшая у нас в стране, как и во всем мире, ведущей породой служебных собак. Однако сбрасывать со счета отечественные породы было бы несправедливо.
Пограничники в довоенное время высоко ценили среднеазиатских овчарок как караульных собак. А.П. Мазовер (1956) пишет: «В довоенное время среднеазиатские овчарки широко использовались различными ведомствами на караульной службе. В 1923 году были организованы Центральные курсы инструкторов, готовившие пограничников и собак для пограничной службы, позднее они были переименованы в Центральную школу служебного собаководства пограничных войск. Опытная работа Центральной школы служебного собаководства пограничных войск в 1939 году показала, что среднеазиатская овчарка обладает хорошим чутьем и способностью к дрессировке на розыскной и сторожевой службе. Всесоюзные состязания служебных собак 1939 года подтвердили высокие пользовательные качества этой породы по всем службам: победителями вышли среднеазиатские овчарки: Арчи — по розыскной службе, Пакет, сын Арчи, выращенный уже в питомнике, — по сторожевой и Кызыл — по караульной…
По существу, случайные собаки, подвергнувшиеся соответствующей дрессировке, побили представителей много раз апробированных импортных пород, заняв первые места по службам, которые строятся на чутье и активной форме оборонительной реакции… Наиболее отсталая в своей селекции, эта порода требует еще к себе значительного внимания со стороны специалистов и зоотехников».
В послевоенное время собаки отечественных пород используются различными, ведомствами для караульной службы, но широкого применения все же не находят. Ведомства отдают предпочтение немецким овчаркам. Здесь необходимо уточнить различие между караульной и сторожевой службой.
В караульной службе собака, выставляемая для охраны объекта, находится на цепи, на блоке или же свободно передвигается по охраняемому огороженному участку. Во всех случаях собака работает самостоятельно, нападает на злоумышленников, лаем поднимает тревогу, вызывая охрану и своего проводника.
В сторожевой службе собака находится на посту вместе со своим проводником, молча предупреждает проводника о появившемся злоумышленнике и действует далее по команде проводника.
В клубах служебного собаководства ДОСААФ собаководы-любители дрессируют принадлежащих им собак по общему курсу дрессировки, защитно-караульной и караульной службам. Дрессировка овчарок азиатского происхождения по общему курсу дрессировки требует от дрессировщика большой выдержки и терпения. Вот как описывает работу со среднеазиатской овчаркой в питомнике Ленсовнархоза в 60-х годах известный в нашей стране инструктор по дрессировке собак Л.И. Острецова; «В питомнике, где я работала, были две среднеазиатские овчарки: белые с тремя черными точками глаз и носа, они напоминали белых медведей. Эти собаки были общими любимцами. Я раньше не имела дела с азиатами, поэтому горячо взялась за их дрессировку. Аргон и Айна были братом и сестрой, от всех собак держались отдельно, дружбы ни с кем не заводили, но и в драку тоже не лезли. Собаки их побаивались, чувствуя силу.
Предназначались Аргон и Айна для караульной службы. От караульных собак много дисциплины не требуется, нужно уметь ходить рядом у ноги на поводке, подходить на зов, знать запрещающую команду «Фу», вот и все. Чем злей собака, чем неугомоннее, тем лучше она несет службу.
Мне же очень хотелось попробовать отдрессировать азиатов, как немецких овчарок, по курсу послушания, а затем патрульной службе. Мне-то хотелось, но вот Аргону с Айной учеба была не по вкусу: они не хотели ходить по буму, лазать по лестнице, прыгать. Пришлось их таскать по снарядам втроем, и за полчаса такой работы люди были еле живы, а собаки — полны сил. Они не упрямились, не огрызались, а просто становились, как кули с картошкой, которые можно бросать куда угодно и сколько угодно. Дело не продвигалось. Когда же все потеряли надежду чего-нибудь добиться от них, в один из дней вдруг собаки неожиданно стали ходить по буму, прыгать, лазать по лестнице, и все это легко, без особых усилий. С приемами послушания было скверно: уставится на меня пара темных невинных глаз, мол, не понимаю, чего ты от меня хочешь. И так без конца.
Но случай показал, что команды они знали, со временем животные стали хорошими караульными собаками, идеально ходили рядом, а их прыгучесть приводила в восторг всех».
Помня неудачные попытки дрессировать азиатов курсу послушания, Л.И. Острецова начала заниматься воспитанием щенка среднеазиата Акбара с самого раннего детства. В итоге Акбар мгновенно реагировал на любую команду или жест Лидии Ивановны, был очень ловким, подвижным и невозмутимым, брал барьер высотой до 2,5 метра и легко преодолевал любые другие препятствия, хорошо ползал, ходил без поводка рядом, охранял вещи. Щенком Акбар был своевольным и упрямым, но работать с ним, как пишет Лидия Ивановна, было большой радостью.
С подобными трудностями дрессировки неизбежно встречается любой владелец кавказской и среднеазиатской овчарок. Особенно трудно приходится дрессировщику, когда необходимо заставить собаку что-то сделать против ее желания. И вроде бы мирно настроенный пес вдруг преображается, превращаясь в дикого зверя.
Совершенно недопустимо неправильное воспитание крупных и злобных пород. Совместное проживание таких собак под одной крышей с человеком становится невозможным.
Каждый, кто захочет завести собаку, должен иметь представление об основных чертах ее поведения, знать, что можно требовать от животного, а какие требования недопустимы, как не соответствующие главнейшим физиологическим потребностям собаки.
У животных всегда существуют мотивы и причины, вызвавшие определенное поведение. Поэтому, анализируя поведение собаки, нужно учитывать ее внутреннее состояние, действия окружающих собаку людей, окружающую обстановку. Собаке свойственны желания, потребности, возникающие на основе инстинктов, каких-то воспоминаний.
Как часто, выйдя из дома на прогулку с собакой и предоставив ей самой выбрать путь, изумленный владелец наблюдает ее колебание: куда идти, направо или налево. Утром на прогулку ходили направо, днем собака выбирает дорогу налево. А вот она целенаправленно повела к дому, где живет знакомый. Подвела хозяина к двери и виляет хвостом, вопросительно глядя на закрытую дверь парадной. А вот, будто ее осенило, собака уверенно подвела к железнодорожной насыпи, к крысиным ходам и норам и с видимым удовольствием начала разбираться в запахах.
Находясь дома, лежа в одиночестве на подстилке, собака далеко не всегда спит. Ее органы чувств неустанно работают, получая большую информацию извне. Человек даже не представляет себе, какое количество информации, недоступной ему, перерабатывает мозг собаки. Вот по улице пробежал пес из соседнего подъезда, а вот в подвале мяукают котята, а в кухне на пятом этаже жарят вкусные котлеты. Приближается время прихода хозяина с работы и пора готовиться к прогулке, собака встает и идет к двери. Очень возможно, что в сознании животного вспыхивают и беспрестанно заменяют друг друга различные запаховые, слуховые, зрительные образы, вызывающие разнообразные желания, эмоции и формы поведения. В общем, собака — это живое существо со своим внутренним миром, причем далеко не бедным и не являющимся примитивной копией внутреннего мира человека. Миры эти как бы лежат в разных измерениях, лишь частично перекрывая друг друга.
Наблюдая собаку, можно обнаружить у нее три основных типа поведения : инстинктивное поведение, поведение, сформированное на основе обучения, и элементарную рассудочную деятельность.
Инстинкты  — это сложные врожденные формы поведения, свойственные животным данного вида. Такие формы поведения являются результатом изменений, происходящих в нервной и гормональной системах организма животных, и управляются глубинным отделом мозга — гипоталамусом. Можно выделить инстинкты, обеспечивающие физическое выживание животного. Сюда входит, прежде всего, инстинкт самосохранения. Любое живое существо стремится избежать опасности, сохранить состояние комфортности. Собаки отечественных пород не любят, когда их заставляют по неизвестной им причине перемещаться с удобного для них места. Им не нравится, когда посторонние дотрагиваются до них, гладят, когда чужие люди или собаки подходят ближе допустимого предельного расстояния. В ответ на нежелание человека учитывать эти факторы собака может ответить агрессией. На основе инстинкта самосохранения образуется ориентировочный инстинкт: животное долго изучает новую для него обстановку, опасается незнакомых предметов до тех пор, пока не убедится в собственной безопасности. Инстинкт самосохранения более выражен у сук, чем у кобелей. На основе инстинкта самосохранения образуется особый инстинкт экономии сил.
Благодаря нему животное стремится не расходовать силы до конца, а сберегать их. Инстинкт экономии сил особенно свойственен диким хищникам, у которых случаются длительные периоды голодовок, и для удовлетворения потребности в еде часто необходимы многокилометровые переходы. У собак отечественных пород инстинкт экономии сил резко бросается в глаза. Так, кавказские и среднеазиатские овчарки обычно лежат, спокойно наблюдая за происходящим, лишь в минуты опасности проявляют большую активность. В группах собак всегда выделяются менее и более экономные особи («работники» и «лентяи»). Собаки отечественных пород по внешнему впечатлению чаще всего относятся ко вторым. Отлично приспособленные для жизни в неблагоприятных климатических условиях, они умело расходуют тепло, образующееся в результате жизнедеятельности. Как известно, нормальной температурой тела собаки считается 37,5-39,0°C Собака всячески старается сохранить эту температуру. Достигает она этого либо усилением образования тепла и уменьшением его отдачи в холодное время, либо уменьшением образования тепла и усилением его отдачи в жаркое время. Летом, когда температура окружающего воздуха больше температуры ее тела, собака старается поменьше двигаться, лежит, распластавшись, чтобы терять больше, теплоты, высовывает язык изо рта и часто дышит, чтобы испарением жидкости с языка немного охладить свое тело. Зимой же, когда температура окружающего воздуха ниже температуры ее тела, собака больше двигается и у нее повышается потребность в пище, покрывается подшерстком. Если собака в это время лежит, она старается занять, возможно, меньше места: изгибает спину, подбирает под себя ноги, морду помещает между задними ногами — делает все это для того, чтобы терять меньше тепла и не дать охладиться своему телу.
Инстинкт бережного расходования тепла и сохранения внутренней температуры тела является отличительной чертой отечественных овчарок. В жаркую погоду собаки стремятся использовать любую тень, очень мало и экономно передвигаются, еще более усиливая. этим впечатление малоподвижности и лени.
К группе инстинктов, обеспечивающих физическое выживание животного, относятся охотничьи, пищевые, оборонительные инстинкты.
Вторая большая группа инстинктов — это зоосоциальные инстинкты, благодаря которым животное становится членом группы себе подобных. Эти инстинкты могут удовлетворяться только путем взаимодействия с другими животными своего вида. В процессе взаимодействия в группе животное, прежде всего, оказывается на положении детеныша. Тогда включается в действие механизм так называемого импринтинга (запечатления). Импринтинг — это врожденный инстинкт, в результате действия которого детеныш очень быстро, почти мгновенно запоминает образ матери, вводится в естественную обстановку общения с ней и затем направляет на животных одного с матерью вида все свое зоосоциальное и половое поведение.
Взрослое животное оказывается в группе в роли полового партнера, родителя — со всей присущей виду гаммой родительских инстинктов, хозяина территории или чужака, — когда срабатывают инстинкты территориальности, лидера группы или подчиненного ее члена, — соблюдая запрограммированную инстинктом иерархию.
И наконец, третья группа инстинктов объединяет инстинкты, обращенные к будущему. Главным здесь будет инстинкт свободы и ориентировочно-исследовательский инстинкт, потребность движения, действия, новизны впечатлений, потребность овладения навыками, которые могут понадобиться в будущем.
Эти инстинкты удовлетворяются животными при помощи игр, подражания, имитации действий взрослых животных. Играя, молодые животные приобретают навыки, необходимые в дальнейшей жизни, оттачивают их и тренируют. Для развития этой группы инстинктов необходимы компаньоны, сверстники. Если таковых у щенка не оказывается, компаньоном для игры становится человек. И владелец, взявший щенка, должен быть психологически готов к этой роли.
Инстинкты у животных одного вида строго постоянны. Они изменяются чрезвычайно медленно, в течение жизни сотен поколений, постепенно и с большим трудом приспосабливаясь к изменению окружающей среды, претерпевая медленную эволюцию.
Однако животные не рождаются сразу с высокоразвитыми инстинктами. Для развития инстинкта, как и для всякого врожденного безусловного рефлекса, характерны определенные стадии: созревания, упрочения и исчезновения. Так, вся группа инстинктов, обращенных к будущему, свойственна, прежде всего, молодым животным. У старых эти инстинкты приглушены. Инстинкты тесно связаны с деятельностью желез внутренней секреции и проявляются под ее влиянием. А так как активность желез внутренней секреции индивидуальна у каждого животного, то весьма индивидуально и проявление инстинктов.
 

Щенки кавказской овчарки в двухмесячном возрасте.

Далеко не всегда человек в общении с животными учитывает значение инстинктов — мощнейших стимулов поведения. Мы очень рано, в месячном возрасте, отнимаем щенков от матери и передаем их новым владельцам, лишая щенков очень важного периода общения с матерью и друг с другом, обрекая их на одиночество.
 

Щенок среднеазиатской овчарки в возрасте четырех месяцев.

Уже в трехнедельном возрасте щенки начинают активно общаться друг с другом, играть, в их поведении появляются элементы подражания матери и сверстникам. С 6—7 недель проявляется инстинкт следования за матерью, к этому времени они уже отвечают на всю гамму движений, поз, мимики, звуков, с которыми обращается к ним мать. Щенки постепенно овладевают навыками поведения в группе.
Период от 1 до 2 месяцев после рождения чрезвычайно важен для развития, зоосоциальных отношений в группе однопометников, для здорового развития психики щенка! Оказавшись у нового владельца, малыш лежит на своей подстилочке и, лишенный естественных раздражителей, спит. Мозг его, не возбуждаемый впечатлениями, замедляет темпы своего развития. На прогулки с месячным щенком обычно выходят на несколько минут 3—4 раза в день, и на это время одинокий щенок оказывается в чуждом ему шумном и гудящем мире. Благодаря инстинкту преследования он бросается вдогонку за любым проходящим мимо человеком. Следуя внутренней потребности в новых впечатлениях, в изучении мира, щенок всюду лезет, все пытается обнюхать, попробовать на зуб, разгрызть. Несколько позже, в 3—4 месяца, в поведении щенка начинают преобладать ориентировочные реакции, элементы опасения, страхи. Только к году, если психика собаки развивается правильно, устанавливается оборонительная реакция в активной форме. В 2—3 месячном возрасте, психика щенка очень ранима, и его нужно оберегать от излишних, потрясений. Даже, казалось бы, невинное подбрасывание щенка, когда пришедший в гости знакомый берет его на руки и начинает тискать, является первопричиной многих неврозов. Крайне отрицательно влияют на развитие психики щенка долгие часы одиночества и скуки, когда в квартите никого нет. Именно в это время закладываются вредные привычки, от которых потом трудно избавиться.
На период примерно с месячного возраста до 5 месяцев приходится наилучшее время для привыкания щенка к человеку, к среде, окружающей его в период роста.
Он становится очень привязан к владельцу, его семье и дому. После 5 месяцев привыкание к новым владельцам осуществляется значительно хуже и уже никогда не бывает полным. То же касается и среды обитания. Поэтому собака, прожившая первые полгода при овечьей отаре, до конца жизни не может привыкнуть к условиям питомника или жизни в городской квартире. Какое-то значение имеет даже время рождения. Собаки, рожденные весной, часто первые месяцы проводят на даче, много бывают на воздухе, на природе, постоянно слышат голоса птиц и разнообразных животных. Для многих из них всю жизнь огромное значение имеют прогулки, а выезды за город делают их счастливыми, Собаки же, рожденные в квартирах поздней осенью, часто довольно нейтрально относятся к прогулкам, оправив естественные надобности, они стремятся поскорее вернуться домой, в свою привычную среду. Чем больше щенок находится в обществе человека, чем больше человек участвует в играх, в прогулках, тем сильнее контакт между человеком и животным. Собаки, воспитывающиеся в питомнике в первые полгода жизни, а также взятые на воспитание в этом возрасте, оказываются менее привязанными к человеку.
 

Щенок кавказской овчарки в возрасте четырех месяцев.

Встречаются особи, так и не запечатлевшие человека, не испытывающие привязанности ни к кому из людей. Такие животные только терпят присутствие человека, и потребности в общении с ним не испытывают. Особенно это нужно иметь в виду владельцам отечественных пород.
Ведь совершенно нормальная в психическом отношении крупная собака, недостаточно привыкшая к человеку, может представлять для него большую опасность. Более агрессивны по своей природе, как правило, кобели, но и суки, несмотря на более развитый инстинкт самосохранения, достаточно опасны. Драки между суками часто носят даже более бескомпромиссный характер, чем схватки кобелей.
Взрывоопасные ситуации между человеком и собакой возникают тогда, когда нужно заставить собаку выполнить какое-либо нежелательное для нее действие.
Вот обычный пример из жизни питомника. Во время чистки вольера крупного кобеля-кавказца выпустили побегать по территории. Он радостно выбежал из вольера, повилял хвостом проводнику, даже приласкался к нему и занялся своими обычными делами, прошел вдоль забора, обнюхал столбы, подбежал к кормокухне, получил лакомство от повара. Обследовав территорию, кобель улегся на солнышке и задремал. Тем временем проводник закончил уборку будки и вольера. Но раньше, чем приниматься за следующий вольер, нужно загнать кобеля на место. На подзыв и команду собака отреагировала лишь чуть приоткрывшимися щелками глаз и настороженными ушами. Проводник подошел к псу, взял его за ошейник и, чуть похлопывая свободной рукой по спине, приговаривая: «Ну пошли, маленький, на место», — потянул кобеля в сторону вольера. Кобель угрожающе зарычал и не сдвинулся с места. Пришлось взять метлу и повысить голос. Прикосновение метлой заставило кобеля вскочить, но в вольер он не пошел, а попытался уклониться в сторону. Путь ему загородила метла. Вдруг Кобель развернулся и молниеносно бросился на проводника, которого хорошо знал  и по отношению, к которому ранее не проявлял агрессивности.  На крики подбежали другие работники питомника и общими усилиями загнали в вольер разбушевавшегося кавказца. Бой был коротким, почти молниеносным. Пострадавшему проводнику пришлось наложить несколько швов, а успокоившийся кобель уже через несколько минут приветливо помахивал хвостом.
В данном случае связь между человеком и животным была не глубока, собака не воспринимала человека как члена группы высокого ранга.
Иерархические отношения в группе однопометников начинают устанавливаться с начала игрового периода, где-то в конце 1-го — начале 2-го месяца жизни. Собака в группе сразу оказывается в стае себе подобных и начинает жить по ее законам. Однако в связи с тем, что каждый из щенков был отнят от сверстников в месячном возрасте и достаточное время с другими собаками не контактировал, стайные инстинкты могут быть значительно трансформированы. Отдельные животные оказываются полностью не приспособлены к существованию в группе. Они, как правило, отличаются взрывным, агрессивным поведением как по отношению к кобелям, так и к сукам, не способны играть, адекватно реагировать на поведение других собак. Это уже серьезные нарушения психики, в питомниках обычно такие животные выбраковываются, частные владельцы испытывают с ними серьезные затруднения, вынуждены выгуливать их ночью, в наморднике и на крепком поводке.
На дрессировочных, площадках в учебных группах выделяются доминирующие особи, лидеры. Иерархия основывается на пробе сил и не всегда выявляется в драке. Поэтому иерархия в группе не обязательно прямая, линейная, когда лидером является сильнейший, а самым последним подчиненным — слабейший. У собак обычны отклонения от линейной иерархии, вызванные случайными причинами, в том числе и характерами их владельцев. Владелец, культивирующий и поддерживающий агрессивность своей собаки по отношению к другой, сам того не подозревая, содействует занятию собакой более высокого положения в группе, чем она могла бы добиться самостоятельно.
Провоцирование на агрессию по отношению к другим собакам собак отечественных служебных пород совершенно недопустимо.
В природной среде одичавшие собаки, волки на основе инстинкта стайности объединяются в группы, обычно связанные родственными отношениями. Внутри стаи существуют прочные привязанности друг к другу. Такая же привязанность возникает у собаки и по отношению к ухаживающему за ней человеку.
Привязанность к человеку у разных пород выражена в различной степени. Все мы знаем примеры глубочайшей преданности собаки своему владельцу.
Как правило, очень преданны владельцу собаки отечественных пород. Для них весьма тяжела смена хозяев, к новым людям они привыкают с трудом. Об этом должен помнить каждый, кто заводит кавказскую или среднеазиатскую овчарку. Но эти собаки независимы, свободолюбивы и скупы на выражение эмоций. Они не будут смотреть на любимого хозяина преданными глазами, как это делают пудели или английские сеттеры. Их преданность сдержанна и даже сурова. Иногда они могут показать клыки или цапнуть владельца. Но человеку, занявшему первое место в иерархии, человеку-лидеру эти собаки платят высшим проявлением преданности — готовность защищать его до конца.
Владелец и дрессировщик собаки, общаясь с животными, должен знать, что он сам становится членом группы и объектом внутригрупповых отношений, занимая на иерархической лестнице определенное место, причем место это должно быть только первым, местом лидера. Любое другое место для дрессировщика неприемлемо.
Примерно с периода завершения полового развития любая собака, а собака мужского пола особенно, пытается захватить лидерство в семье своего владельца, которая является для собаки не более чем группой животных своего вида. Учитывая силу и природную агрессивность собак отечественных пород, все члены семьи должны основательно подготовиться к этому периоду. Нельзя допустить агрессии у щенка по отношению к членам семьи, Любое проявление агрессивности должно пресекаться членом семьи, против которого она направлена, сразу же и без промедлений. Нельзя перепоручать это дело основному владельцу. Для того чтобы в глазах собаки член семьи доминировал, нанести ответный удар обязан именно он. Причем ответ должен быть достаточно сильным и продолжаться до прекращения попыток собаки атаковать. Агрессия прекратилась, и отношение человека к собаке должно стать ровным, спокойным и дружелюбным. Вспышка агрессии — и тут же следует мощный отпор. Собак маленького размера можно потрясти за шкирку, дернуть за ошейник. Крупным собакам этого недостаточно. Причем бессмысленно бежать в прихожую за плеткой или поводком, ведь это значит, что вы оставили территорию и позорно бежали. Возвращение с плеткой будет рассматриваться собакой как несправедливая агрессия со стороны человека. Ваши удары не будут восприняты как наказание за агрессивное поведение, собака станет защищаться и к добру это не приведет. Многие владельцы специально злят собак. Этого ни в коем случае нельзя делать. Злить собак должен опытный инструктор на дрессировочной площадке, но ни в коем случае не владелец. Не все члены семьи обладают достаточной моральной силой для установления своего доминирующего положения. Нежелательно, чтобы эти члены семьи оставались надолго один на один с собакой. Ведь здесь всякое может случиться. Крупная и сильная собака будет терпеть такого члена семьи как существо, значительно уступающее по иерархическому рангу, и может не позволить даже убрать плошку с недоеденной пищей, кость, или заменить подстилку.
На месте выгула автору довелось познакомиться с владельцем четырехмесячного щенка кавказской овчарки. Щенок весело играл с семимесячным эрделем, явно уступая ему в реактивности и подвижности. Вдруг в игру решила вмешаться мать эрделя — четырехлетняя сука. Она угрожающе нависла над холкой щенка-кавказца. И вдруг четырехмесячный кавказец преобразился: грозно зарычав и обнажив клыки, он бросился на собаку и вцепился ей в шею.
Когда разняли собак, владелец кавказской овчарки с тревогой в голосе произнес: «Не знаю, что и делать, все ничего-ничего и вдруг такие взрывы. Жена его побаивается, ей плошку с остатками еды у него не отобрать, так и стоит до моего прихода».
Рекомендация здесь одна. Взрывы агрессивности у четырехмесячного щенка надо предотвращать, переориентируя его внимание. Плошку с кормом хозяйка должна убрать сама, а если щенок при этом показывает зубы, прекратить это при помощи запрещающей команды, поданной строгим голосом, рывка, удара, любого другого сильного воздействия, заставляющего щенка утихомириться. Если не одержать над ним и над собой соответственно моральную победу в это время, то с годовалым питомцем это будет невозможно.
У многих собак очень выражен инстинкт наведения порядка внутри своей группы. Лидирующие животные обычно прекращают потасовки между членами стаи. Этот же инстинкт проявляется у собаки, если она живет в семье. Семейные ссоры не проходят мимо нее. Обычно собака выбирает сторону того, к кому больше привязана, начинает защищать его, и может быть агрессивной. Поэтому владельцы крупных и потенциально злобных собак, прежде чем ссориться, должны подумать, к каким непоправимым последствиям может привести эта ссора. Особенно опасны нежелательные связи, которые могут возникнуть у собак, выражающиеся в проявлении агрессивности к отдельным членам семьи, с точки зрения собаки занимающих низший ранг в иерархии.
Вот пример из жизни. Кобель ежедневно остается дома вместе со старушкой-бабушкой. Старушка не общается с собакой, относится к ней нейтрально, не очень одобряя появление животного в доме. Пес лежит на подстилке, страдая от скуки и недостатка движений. А перед глазами у него из комнаты на кухню и назад в комнату, шаркая ногами, ходит старушка. Раз прошла, два раза… десять. Постепенно накапливается раздражение. Наконец пес не выдерживает и цапает старушку за ногу. Вечером основной владелец берет плетку и задним числом наказывает собаку. Бесполезная затея, от такого наказания, неизвестно за что, развивается только злоба. В присутствии основного владельца никаких эксцессов не происходит, но когда старушка и собака остаются вдвоем, нападения повторяются все чаще и чаще. В конце концов, собаку передают в другие руки, к незнакомым людям. Но собака уже получила опыт, как надо расправляться с неприятными для нее людьми, и очень скоро окажет сопротивление новым владельцам. Одного крупного кобеля из-за агрессивности несколько раз передавали из рук в руки. Поначалу на новом месте он вел себя послушно, ласкался, выполнял команды курса общей дрессировки. Но попривыкнув, начинал пробовать силу своих челюстей на членах семьи владельца, выбирая в качестве первого объекта слабейшего. Наконец, когда основной владелец, уже имевший опыт общения с собаками, принялся за воспитание, он был жестоко покусан разбушевавшимся псом. Конец таких собак обычно бывает печальным.
Сложна проблема взаимоотношений собаки и детей. Известно множество примеров огромной привязанности собаки к детям — членам своей семьи. К чужим детям собака крупной служебной породы в лучшем случае относится нейтрально. Как правило, не любят детей собаки, живущие в бездетных семьях. Иногда причиной агрессивного отношения к детям является испуг, пережитый собакой в щенячьем возрасте. В одной бездетной семье жил 5-месячный щенок — сука. Она спокойно спала на подстилочке в задней комнате. Застекленная дверь в комнату была прикрыта. В это время в гости пришла приятельница хозяйки дома с маленьким ребенком. Мальчик, одетый в шубку и меховую шапочку, подошел к двери и стал рассматривать щенка через стекло. Он стоял у двери, царапая пальчиком стекло и переминаясь с ноги на ногу. Вдруг в комнате раздался какой-то шум. Оказалось, что проснувшийся щенок очень испугался странной фигуры, покачивающейся за дверью, вскочил, бросился к окну, прыгнул на стул и всем телом ударился об оконную раму. Конечно, щенка успокоили. Но всю дальнейшую жизнь собака враждебно относилась к детям. Благодаря действию инстинкта самосохранения, у каждого животного существует предел, ближе которого оно не подпускает к себе посторонних. Собаки отечественных служебных пород вообще не склонны к контакту с посторонними людьми. Поэтому владелец собаки должен четко знать величину этого предела, чтобы не допускать срывов. Нельзя разрешать незнакомым детям близко подходить и тем более гладить собаку. Ведь даже для добродушной взрослой собаки прикосновение чужого человека никакой радости не доставляет, оно ей неприятно. Любая собака попытается избежать неприятного ей контакта. И если при этом она ведет себя лояльно по отношению к незнакомцу, то сдерживает ее лишь тоненькая ниточка воспитательной дисциплины.
Иногда собака кусает ребенка — члена своей семьи с целью заставить его изменить поведение, т. е. ведет себя так, как вела бы себя по отношению к подчиненному члену стаи.  В этом случае ребенок получает короткий, но ощутимый удар зубами. Собака не повторит укус, если ребенок отойдет и прекратит приставать к ней. Точно так же собака обращается с собственным щенком. В группе животных дисциплина насаждается жесткими методами. Правда, до таких решительных мер там дело обычно не доходит. Один взгляд, одно лишь слабое приподнимание губ ставят расшалившегося щенка на место. Ребенок же, к сожалению, этих сигналов не понимает, и собаке приходится идти на крайние меры.
Такой покус вовсе не означает, что собака злая и смертельно опасна для ребенка. Через пять минут она с удовольствием пойдет с ним на прогулку. Эти действия собаки — своеобразный язык, который собаковод обязан понимать, но понимает, к сожалению не всегда.
Заведя щенка и оказавшись в роли члена стаи, владелец обязан позаботиться об удовлетворении игровых, ориентировочно-исследовательских инстинктов своего питомца. Особенно велика потребность в играх и новизне впечатлений у молодых собак.
Внимательный владелец собаки всегда найдет время, чтобы поиграть с ней. Часто собака сама вызывает на игру своего владельца. Приносит ему свои игрушки и кладет на колени, голосом зовет в другую комнату, берет зубами руку и, тихонько сжимая ее, ведет к своему месту. А сколько удовольствия доставляют собаке игры в прятки, беготня за хозяином. Со временем все это проходит. Взрослые собаки уже почти не играют.
Чем животное становится старше, тем менее склонно оно жить в изменяющемся мире. Достигшая зрелости и пожилая собака не любит перемен, даже во время прогулок часто отказывается идти в непривычном направлении, на незнакомые участки. Зато на знакомой местности тщательно обследует все, изучая все изменения, которые произошли за время, прошедшее после предыдущей прогулки. Щенков и молодых собак необходимо постепенно знакомить с многообразием мира, показывая им и поле, и лес, и речку, приводить на новые, незнакомые улицы. Собак, живущих в городе, нужно постепенно знакомить с городским транспортом, электричкой на железной дороге.
Взрослую, ни разу не ездившую на трамвае крупную собаку невозможно туда затащить. Знакомить с трамваем лучше щенка с 3—4 месяцев. Сначала на трамвайном кольце научить входить в пустые вагоны и выходить из них. Затем можно проехать несколько остановок. Потом сделать поездку на трамвае на окраину города и хорошо погулять в ближайшем лесу или поле. Собака быстро поймет, что за поездкой на трамвае следует интересная прогулка, и с удовольствием будет ездить. Нельзя забывать и о громадной потребности в движении у молодых собак. Для длительных прогулок хорошо объединяться с другими собаководами, имеющими собак близкого возраста. В таких группах из 3—5 человек с собаками примерно одинаковых физических возможностей можно совершать настоящие походы. Именно здесь между животными будут устанавливаться естественные групповые отношения, укрепляться контакт с владельцами.
Многие собаководы скажут, что с собаками отечественных пород такие походы трудноосуществимы, но тем не менее чем раньше щенок оказывается в группе себе подобных, тем лучше. Невозможность существовать в группе того или иного животного говорит об упущенном времени для образования стойких внутригрупповых связей. Ведь собака — стайное животное, одиночный образ жизни для нее противоестествен.
Многие спросят, может быть, тогда правильнее бы было содержать двух или трех собак, начиная со щенячьего возраста. Собственно, так они и содержатся в сельской местности, при отарах, и там между ними складываются естественные стайные отношения. Содержать крупных разнополых собак в городе в одной квартире практически невозможно. На время пустовки суки кобеля нужно обязательно удалять. Содержание однополых животных в принципе допустимо, но имеет свои трудности. Поначалу, пока собаки еще не достигли взрослого состояния, кажется, что все хорошо. Они заняты друг другом, играют, возятся, у них прекрасный аппетит. Щенки веселы, подвижны и активны. Но со взрослением собак возникают проблемы взаимоотношений. Один щенок оказывается лидером, психологически он давит на второго. Возникают драки за первенство, и если второй щенок терпит постоянные поражения, то жизнь его становится невыносимой. В маленькой квартире никуда не уйдешь, и подчиненный щенок оказывается в состоянии постоянного нервного перенапряжения. Усиливает стресс и ревность собак по отношению к человеку. А владельцу приходится быть очень изобретательным, чтобы оказывать обоим животным одинаковое внимание. Между собаками идет постоянная молчаливая борьба за право первым приласкаться к человеку, сидеть рядом с ним, получать первым кусок лакомства. Даже на прогулках, на поводках собаки пытаются оттереть друг друга от ноги владельца, чтобы занять место рядом.
Подчиненная собака часто оказывается жертвой переориентированной реакции лидера. Вспоминается такой случай. В одной квартире жили две суки. Одна из них — крупная, довольно неуравновешенная по характеру собака служебной породы, другая — маленький фокстерьер, хотя и более старшая по возрасту, занимала подчиненное положение. Однажды собака служебной породы была повязана. Причем вязка была проведена не совсем точно по времени, сука во время вязки активно сопротивлялась и пришла в состояние крайнего возбуждения. Это состояние не прошло и по дороге домой. Отсутствовавшую в течение нескольких часов пустующую суку, радостно виляя обрубком хвоста, выбежала встречать фокстерьер. Реакция разъяренной первой суки была мгновенной. Она набросилась на фокса, серьезно его помяла, а потом, сняв раздражение, отправилась на место и легла, как ни в чем не бывало.
С переориентированной реакцией у собак приходится встречаться довольно часто. Вот собаковод ведет на поводке молодого кобеля кавказской овчарки. Навстречу им по другой стороне улицы шествует со своим владельцем боксер. Собаки видят друг друга каждый день во время прогулки только издали, но непосредственно в контакт друг с другом никогда не вступали. Их иерархическое положение по отношению друг к другу так и остается невыясненным. Обе собаки взвиваются на дыбы и яростно лают друг на друга. Владельцы подают запрещающую команду «Фу» и подтягивают своих собак за ошейники, продолжая движение вперед, тут же оба пса разворачиваются и кусают своих владельцев за бедра, Владельцы орут угрожающим голосом: «Фу! Рядом!» и расходятся в разные стороны. Укусы эти теоретически предназначались противнику, но до противника далеко, а нога хозяина рядом, можно вцепиться и в нее, сбросив, таким образом, нервное напряжение. Это примерно то же самое, что в раздражении стукнуть кулаком по столу.
Много неожиданностей для начинающих собаководов преподносит половое поведение кобелей. Ведь, как и волки, кобель метит своей мочой территорию, выдавливая хотя бы несколько капель на каждый встреченный столбик, угол дома, дерево или камень. В наших условиях — мы выгуливаем собак на общих выгулах, посещаемых другими собаками. Как кобель, так и сука внимательно изучают чужие метки, получая из них информацию о поле и состоянии прошедших, здесь животных. Кобели обязательно стараются перекрыть чужие метки собственной мочой. Иногда, находясь в гостях, особенно в доме собаководов, кобель пометит угол комнаты, входную дверь, ножку стола или ковер. Присутствие в квартире суки, у которой приближается время пустовки, также вызывает акт мочеиспускания у кобеля.
Неожиданным для начинающих собаководов является самопроизвольное проявление половых рефлексов кобелей; обнимательного, эрекции, имитации совокупления на посторонних предметах. Особенно привлекают кобелей для этой цели мягкие или меховые вещи, подушки, старые пальто, шубы. Иногда кобели делают садки на ногу владельца, на человека, одетого в меховую одежду, на ребенка в шубке, домашнюю кошку. Иногда и суки ведут себя подобным образом, особенно при приближении пустовки. Приходилось наблюдать кобелиное половое поведение у щенков-сук в период полового созревания.
Запахи человека также могут провоцировать половое по ведение собак. Часто такое поведение является выражением привязанности и связано с эмоциями удовольствия. Бывает, что половое поведение собаки сопровождается мелким и частым покусыванием объекта этих не очень приятных для человека действий.
Нужно отметить также, что проявление полового поведения кобелиного типа, имитация акта совокупления является одним из механизмов установления доминирования одной особи над другой. Еще в щенячьем возрасте претенденты на роль лидера опробуют этот прием при установлении иерархических отношений в группе.
Старшие по возрасту собаки, и сильные щенки дают решительный отпор нахалам. Собаки, позволяющие совершать над собой подобные акты, обычно занимают один из низших рангов во внутригрупповой иерархии. Независимо от пола собака может применить этот прием проверки иерархического ранга и к людям.
Владелец должен спокойно относиться к такому поведению своего питомца и, не впадая в панику, решительно прекращать его. Можно подать запрещающую команду «Фу», прекратить игру с собакой, в крайнем случае, увести ее в другую комнату. Бить при этом собаку бессмысленно.
Много неудобств представляют для владельцев собак так называемые тергоровые реакции (от латинского слова тегдого-тереться). Собаки имеют привычку вываливаться на падали, экскрементах и бегать после этой процедуры, распространяя ужаснейшие запахи. Тергоровая реакция имеет важное значение в жизни диких псовых. С ее помощью осуществляются самые разнообразные функции, начиная с сигнально-информационной (найдена падаль, бегите туда же), антипаразитической, парфюмерно-наркотической, кончая функцией обонятельной мимикрии (стремлением скрыть собственный запах). Отучить от этой привычки нельзя. Выход один — помыть животное.
Сигнальное поведение собак весьма разнообразно. Тут и виляние хвостом, и вздыбленная шерсть на загривке, и чуть приподнятые губы, обнажающие клыки, и положение ушей, и выражение глаз. Огромное значение имеют позы доминирования, подчинения, угрозы. Начинающий собаковод должен внимательно изучать этот своеобразный язык животных, по которому он может определить физическое и психическое состояние своего питомца, его потребности и желания. Для этого необходимо больше общаться с животными, наблюдать их. Наблюдательность помогает найти правильный подход к собаке и добиться успеха во время дрессировки.
Поведение собак всегда эмоционально окрашено. Эмоции собак нам хорошо понятны. Все мы знаем, как проявляются эмоции страха, боли, голода, сытости, радости, комфортности. Эти эмоции внешне отчетливо выражены в виде двигательных и поведенческих реакций. Что же касается внутренних ощущений животного, то о них можно только предполагать. Возможно, они во многом близки человеческим, так как управляются общими глубинными структурами мозга и имеют сходные биохимические характеристики. Очень возможно, что эмоциональное состояние радости, страха, ярости, комфортности, голода ощущаются человеком и собакой почти одинаково. С точки зрения физиологической значимости эмоции являются важнейшим аппаратом оценки потребности животного и возможности ее удовлетворения. Эмоции могут быть положительными и отрицательными. Они позволяют определить в самый короткий срок, полезно или вредно для животного воздействие того или иного фактора. Приносит ли этот фактор удовлетворение, комфортность или же он неприятен, вреден и от его воздействия, нужно уходить. Кроме того, эмоции являются механизмом разрядки нервного перенапряжения.
Поэтому эмоции собакам нужны, и их необходимо щадить. Нельзя постоянно пресекать проявления собачьих эмоций положительного характера. Вот усталый собаковод пришел с работы. Почти полсуток он не был дома. Собака радостно бросилась к человеку, виляет хвостом, сбивая стулья, встает на задние лапы, лижет человеку лицо. «Не мешай, пошла вон отсюда, — отталкивает человек радостно улыбающегося пса. — На место». Понуро опустив голову и хвост, собака бредет на свою подстилку, со вздохом сворачивается на ней клубком. Смотришь, уже вскоре исчез блеск в собачьих глазах, и шерсть потускнела, тихо и незаметно начинают подтачивать здоровье собаки неврозы. Вот почему так нужны нашим питомцам веселая беготня, прогулки, купания, взрывы положительных эмоций.
В то же время нужно осторожно рассеивать эмоции подавленности, страха, иногда возникающие у молодых животных.
Нельзя допускать, чтобы собакой постоянно овладевала скука, чтобы состояние сна, апатии, бесконечного лежания на подстилке становились привычными. Ведь у животного в неволе, да еще у одинокого животного, сытого и ухоженного, нет никаких побуждающих стимулов.
Вот тут-то и должна помочь дрессировка.
Отдрессировать собаку  — значит сформировать ее поведение в направлении, выгодном для человека, выработать навыки, необходимые для того или иного вида работы, службы собаки.
Существуют различные методы дрессировки.
Механический метод  основан на подкреплении условного раздражителя физическим или болевым воздействием — рывком поводка, ударом хлыста, нажимом на круп собаки и т. д. Механический метод — самый древний метод дрессировки, дошел к нам от укротителей диких зверей. При механическом методе можно добиться безотказного выполнения некоторых приемов, но применять его можно только к собакам, обладающим сильной нервной системой. Главный недостаток этого метода состоит в том, что в результате применения сильных, неприятных для собаки раздражителей разрушается привязанность и доверие к дрессировщику, теряется заинтересованность в работе. Собака начинает работать по принуждению, как автомат, и все время стремится выйти, из-под воздействия дрессировщика. Пользуясь механическим методом, дрессировщик не должен допускать длительных болевых воздействий на собаку.
Вкусопоощрительный метод  основан на пищевом раздражителе. Неустанным пропагандистом вкусопоощрительного метода был известный артист цирка В.Л. Дуров. Историко-культурное значение этого метода состоит в том, что он начал применяться В.Л. Дуровым в тот период, когда человечество осознало свою биологическую общность с животным миром и повело борьбу против жестокости в обращении с животными. С помощью вкусопоощрительного метода могут быть образованы многие навыки. При этом быстро устанавливается контакт между дрессировщиком и собакой и легко образуется необходимый условный рефлекс. Однако метод не обеспечивает безотказности в работе и не эффективен при пониженной возбудимости пищевого центра мозга собаки. Сытая собака не заинтересована в работе. Работа только вкусопоощрительным методом требует отбора способных для дрессировки собак. Вся школа Дурова построена на жестком отборе пригодных для конкретного номера способных животных, на использовании естественных привычек животных. Из практики дрессировки служебных собак известно, что собак одинаково способных ко всем приемам общего курса дрессировки и спецслужбы не бывает. Да и далеко не все приемы, особенно спецслужб, можно отдрессировать при помощи вкусопоощрительного метода.
Основным методом дрессировки служебных собак является контрастный метод.  Сущность его состоит в сочетании механического и поощрительного воздействий на собаку. Действуя механическими раздражителями умеренной силы, заставляют собаку принять то или иное положение, а лакомство используется в качестве поощрения для закрепления, выполненного действия. Контрастный метод, своеобразный метод «кнута и пряника», объединяет в себе положительные стороны механического и вкусопоощрительного методов. При этом методе сохраняется заинтересованность собаки в работе, а контакт между дрессировщиком и собакой не только сохраняется, но и становится более прочным, достигается безотказность выполнения.
Используя контрастный метод Дрессировки, нужно избегать слишком частого чередования противоречивых воздействий на собаку. Подкрепляя лакомством в начале дрессировки, каждое правильное выполнение приема, дрессировщик затем начинает поощрять лакомством лишь лучшие достижения собаки, наиболее чистые выполнения приема. Выборочность положительных подкреплений, вероятность получить лакомство за хорошую работу повышают заинтересованность собаки.
Очень древним методом дрессировки является подражательный метод.  Он широко используется при подготовке пастушьих, караульных собак, везде, где молодая собака может скопировать действия более опытной. Дикие животные приобретают многие сложные условные рефлексы и формы поведения, копируя действия старших, что вызвано подражательным безусловным рефлексом. Этот подражательный метод нужно использовать как вспомогательный. Дрессировщик должен позаботиться о том, чтобы его питомец наблюдал лишь примеры поведения собак, достойные подражания. Например, крайне нежелательно, чтобы молодая собака, ожидая своей очереди для прыжков через забор, видела упорное нежелание предыдущей собаки прыгать и связанное с этим механическое воздействие на нее.
Дрессировать собаку необходимо поэтапно, от простого к более сложному, постепенно наращивая требования и усложняя прием. Сначала прием выполняется в уединенном месте лишь вчерне. Любая правильная реакция собаки на команду подкрепляется лакомством, лаской. Ошибочные действия не подкрепляют. В последующей стадии созданный условный рефлекс закрепляют, достигают более четкого выполнения приема, образуют навык. Наконец в дальнейшем, в третьей стадии дрессировки, вводятся различные усложнения, отвлекающие раздражители. Воздействие дрессировщика на собаку усиливается с помощью более угрожающего тона команд, применения более сильных механических раздражителей. Последующей тренировкой и шлифовкой приема достигают окончательного закрепления навыка, доводят его выполнение до безотказности.
Хотелось бы сказать несколько слов о безотказности. Представители отечественных служебных пород — совсем не те собаки, от которых можно ожидать автоматической работы, превращения в бессловесного раба, безоговорочно выполняющего все прихоти дрессировщика.
Кавказские и среднеазиатские овчарки обладают независимым характером, огромным стремлением к свободе, самостоятельностью в поведении. Безоговорочное, автоматическое выполнение приемов общего курса дрессировки, каким могут похвастаться многие немецкие овчарки, совсем не в их духе. В критической ситуации кавказец или туркменский алабай скорее примет какое-либо самостоятельное решение, чем будет действовать по шаблону. Поэтому людям, которые хотят иметь абсолютно послушную и подчиняющуюся собаку, блистать на соревнованиях по ОКД, не следует заводить собак этих пород.
Многие черты поведения собаки формируются за счет приобретенного жизненного опыта, повторения жизненных ситуаций, обучения. В ряде случаев достаточно лишь один раз получить жизненный урок, чтобы след в поведении животного остался на длительное время. Здесь оказываются, задействованы нервные центры, связанные с важнейшими инстинктами жизнеобеспечения и самосохранения.
Так, бродячую собаку достаточно один раз покормить, чтобы она регулярно возвращалась на место, где получила пищу. Волк, удачно уйдя из-под выстрела охотника, в дальнейшем будет избегать человека с ружьем и относительно спокойно наблюдать за появлением безоружного. Менее значимые для жизни животного ситуации требуют для их запоминания большего числа повторений.
Приспособления к меняющимся условиям среды и обучения животного осуществляются благодаря условным рефлексам, учение о которых разработано И.П. Павловым, продолжено и развито его многочисленными учениками и последователями.
Напомним, что рефлексом (от латинского слова reflexus — отражение) называются ответные реакции организма животного на поступившие из внешней или внутренней среды раздражения, осуществляемые при помощи нервной системы.
И.П. Павлов выделил два типа рефлексов. Безусловные рефлексы — врожденные реакции на раздражители и условные рефлексы — реакции, вырабатывающиеся при помощи высших отделов центральной нервной системы в процессе индивидуальной жизни животного и исчезающие, когда перестают действовать условия, при которых они образовались.
Классическая выработка условного рефлекса ведет к образованию устойчивой связи между ранее значимым (безусловным) и ранее безразличным, нейтральным (условным) раздражителями, в результате чего животное начинает реагировать на последний так, как раньше отвечало бы на первый.
Для образования условных рефлексов очень важны механизмы памяти. Без запоминания сигналов, команд, обстановки, двигательных актов и сложных форм поведения невозможно осуществление условно-рефлекторных действий.
Процесс установления этой связи обычно требует нескольких повторений сочетания раздражителей, сопровождающихся каким-нибудь подкреплением.
Не будем подробно останавливаться на механизме образования условных рефлексов и возникающих при этом закономерностях, так как они подробно разбираются в учебниках по теории дрессировки.
Условные рефлексы не передаются по наследству из поколения в поколение, и в каждом поколении создаются заново. Обычно для того, чтобы образовался условный рефлекс, нужно несколько раз повторить сочетание условного и безусловного раздражителей. Но бывают случаи, когда условный рефлекс возникает мгновенно после единственного раза сочетания раздражителей.
Как правило, это связано с неприятными для животного раздражителями, часто угрожающими их комфортности или даже жизни.
Так, собака, побывавшая под автомобилем и чудом, избежавшая смерти, всю оставшуюся жизнь боится переходить улицы.
А вот дрессировщик ведет собаку на длинном поводке. Дрессировщик проходит по одну сторону телеграфного столба, а собака по другую. Дрессировщик применяет очень сильный раздражитель. Рывком поводка с силой втаскивает собаку на свою сторону, при этом собака ударяется мордой и шеей о столб. Буквально после двух-трех повторений собака научится обходить препятствие со стороны дрессировщика.
Но бывает, что сильный раздражитель вызывает быстрое образование условного рефлекса, не нужного дрессировщику, так называемую нежелательную связь.
Вот случай из жизни кавказской овчарки. Купленного в другом городе кобеля владелец везет поездом домой. Кобель сидит в купе, смотрит, как люди завтракают, и, естественно, клянчит кусочек. Подходит к столику, трогает лапой владельца, к которому уже успел немного привыкнуть. Владелец несколько раз подает запрещающую команду «Фу», но безуспешно. Тогда рассерженный владелец берет графин и плещет из него в морду собаки. Пес уходит и издали продолжает следить за людьми. Владелец доволен. Но как только владелец вновь тянется рукой к графину, чтобы налить себе воды, пес обнажает клыки и начинает грозно рычать на человека. Чтобы разрядить ситуацию, владелец собаки вынужден больше не трогать графин. В данном случае ответное поведение собаки сформировалось сразу, однако независимый характер кавказца и развитый инстинкт самозащиты внесли свои коррективы в поведение животного. Владелец добился, чтобы собака отошла от стола, но условный раздражитель (протягивание руки к графину) стал вызывать нежелательную для человека ответную реакцию животного. О возможности быстрого и незаметного для невнимательного дрессировщика установления нежелательных связей должен помнить каждый собаковод.
Величина условного рефлекса после его образования зависит от силы условного раздражителя. Чем сильнее условный раздражитель — тем сильнее рефлекс.
Собаки отечественных служебных пород обладают крепкой нервной системой с высоким порогом раздражимости. Поэтому при работе с ними нужны громкие и четкие команды, сильные механические раздражители.
Однако существует предел силы условного раздражителя, превышение которого уменьшает силу условного рефлекса. Этот предел для каждого животного индивидуален и зависит от качества его нервной системы.
При образовании условного рефлекса очень важна биологическая значимость раздражителя и общее состояние животного. Так, у сытого животного образуются одни силовые взаимоотношения между раздражителями и рефлексом, у голодного — другие. Любой условный рефлекс вырабатывается на базе безусловного. Поэтому ни одному действию, которое биологически чуждо животному и никогда естественным путем им не совершается, животное обучить нельзя.
Огромное значение имеют соотношения во времени между условными и безусловными раздражителями. Условный (индифферентный) раздражитель должен применяться несколько раньше или одновременно с безусловным. Так, при обучении собаки хождению рядом с дрессировщиком сначала должна подаваться команда «Рядом», затем в качестве безусловного раздражителя следует рывок поводком.
Начинающие дрессировщики часто вначале дергают собаку поводком в сторону движения, а затем подают команду «Рядом». В результате этой ошибки усвоение навыка хождения рядом надолго задерживается.
Индифферентный раздражитель (команда) должен быть действительно безразличным собаке и не вызывать у нее других связей.
При первичной отработке приема, при создании условного рефлекса не должно быть никаких дополнительных отвлекающих раздражителей, Поэтому лучше всего заниматься с собакой в знакомом ей, безлюдном и спокойном месте, где все внимание животного будет приковано к дрессировщику.
На базе безусловных рефлексов образуются условные рефлексы первого порядка. Но кроме этого механизма образования условных рефлексов существует и другой. Условные рефлексы могут образоваться на базе уже созданных условных рефлексов первого порядка.
Если через 10—15 секунд вслед за индифферентным, безразличным для собаки раздражителем применить уже известный ей условный раздражитель, то между двумя раздражителями образуется связь, и новый, ранее индифферентный раздражитель станет условным. Условный рефлекс, выработанный таким образом, называется условным рефлексом второго порядка.
На практике мы все время встречаемся с рефлексами второго порядка. Так, посадка собаки до команды дрессировщика после слов судьи «Посадите собаку» — типичный пример рефлекса второго порядка. Слова судьи являются вначале безразличным, индифферентным раздражителем для собаки, но за ними всегда следует команда дрессировщика, и слова судьи постепенно становятся условным раздражителем для животного. Благодаря условному рефлексу второго порядка, услышав стрекот сороки, волк поднимается с лежки и уходит подальше, так как крик этой птицы обычно связан с появлением людей. Рефлексы второго порядка обладают меньшей стойкостью, чем первого. Поэтому выполнение приемов по жесту быстрее забывается, чем выполнение по голосу. С помощью рефлексов второго порядка можно образовать еще менее стойкие рефлексы третьего и даже четвертого порядка, которые образуются тем легче, чем более возбудима нервная система и чем сильнее безусловный рефлекс, на базе которого выработан условный рефлекс первого порядка. Считается, что на основе пищевой условной реакции у собак удается выработать только условный рефлекс второго порядка, а на основе оборонительного условного рефлекса — третьего и даже четвертого порядка (Л.Г. Воронин. Физиология ВНД, 1979). Учеными была также замечена связь между несколькими индифферентными раздражителями, действующими последовательно. В течение нескольких дней на собаку воздействовали два последовательно подаваемых звуковых раздражителя — свисток и с интервалом в 30 секунд звонок. Никаких навыков при этом не вырабатывалось. Затем на звонок у собаки выработался условный рефлекс. Оказалось, что этот же рефлекс автоматически образовался и на сигнал свистка. То есть между свистком, звонком и действием установилась связь, которая срабатывала даже при выпадении звонка. Эта связь также была расценена учеными как рефлекс второго порядка. Появление рефлексов второго и высших порядков необходимо животным, так как помогает им устанавливать связь между явлениями, а также подражать друг другу.
Замечено, что если выработать условный рефлекс у одного животного и подкреплять его на виду у другого, то второе животное может перенять этот навык путем подражания.
Особое значение при дрессировке приобретает подкрепление. Оно может быть положительным и отрицательным. Отрицательное подкрепление — это воздействие на собаку, которого она стремится избегать. В дрессировке отрицательным подкреплением чаще всего являются механические раздражители — рывки, удары. Но нужно помнить, что отрицательное подкрепление ни в коем случае не является наказанием. Наказание следует после осуществления нежелательного поведения. Допустим, собака стащила с кухонного стола кусок мяса, дрессировщик отнял у собаки мясо, приподнял собаку за ошейник, потряс, угрожающим тоном скомандовал «Место», выражая недовольство поведением собаки всем своим видом, — это наказание. Отрицательное подкрепление предупреждает нежелательное действие до его совершения. Дрессировщик, строгим взглядом и запрещающей командой «фу» предупреждает попытку собаки схватить с кухонного стола мясо.
Использование строгого ошейника при обучении хождению рядом с дрессировщиком является также отрицательным подкреплением. Собака идет рядом с дрессировщиком на двух поводках, один из которых прикреплен к обычному мягкому ошейнику, другой к строгому. Если собака правильно выдерживает рядовость, поводок от строгого ошейника остается провисшим. Но как только собака делает попытку увеличить расстояние, дрессировщик дергает за поводок от строгого ошейника, вынуждая собаку сохранить требуемое расстояние. Таким образом, шипы строгого ошейника не постоянно причиняют боль собаке, а только во время попыток уйти в сторону, предупреждая нежелательное поведение. Все остальное время строгий ошейник не должен причинять беспокойство собаке. Некоторые собаководы водят собаку только на одном строгом ошейнике. Постоянная боль становится привычной, сильная собака постепенно перестает обращать на нее внимание. И рывки поводком не достигают цели. Отрицательное подкрепление должно быть достаточно сильным, но как только собака подчинилась, воздействие отрицательного подкрепления должно немедленно прекращаться. Запоздалое воздействие на собаку, запоздалое подкрепление — самый большой недочет начинающего дрессировщика. Собака села по команде, ее надо поощрить, дав лакомство, но дрессировщик долго роется в кармане и лакомство попадает собаке в рот, когда она уже встала. Получается, что мы подкрепили вставание из положения «Сидеть», а не посадку по команде.
Слишком раннее подкрепление тоже неэффективно. Среднеазиатская овчарка-сука никак не хотела ходить без поводка рядом с дрессировщиком. На поводке ходила довольно прилично, но без поводка прием не получался. Дрессировщик командовал «Рядом», делал несколько шагов, а собака оставалась неподвижной на исходной позиции. Оказалось, что дрессировщик, обнаружив, что собака сидит, вытаскивал из кармана лакомство и протягивал его собаке. Собака вставала, тянулась за лакомством, дрессировщик шел вперед, держа лакомство в руке, а овчарка лениво двигалась за ним. Получалось, что собака не двигалась с места до тех пор, пока не увидит лакомство. Мы предложили в начале движения не показывать собаке лакомство, а после команды «Рядом» энергично подталкивать ее за ошейник, вынуждая сразу принять высокий темп движения. Лакомство же давалось собаке в конце движения, сначала через 10 шагов, потом через 20, затем — после выполнения упражнения. И дело пошло на лад. Медлительная сука бодро шла рядом с дрессировщиком и под его одобрительные возгласы получала лакомство в конце всего упражнения. Причем размеры лакомства должны быть чисто символическими. Чем меньше величина каждого подкрепления, тем лучше, тем быстрее собака его съест. При отработке приема хождения рядом большие куски лакомства вообще противопоказаны: ведь для того чтобы его проглотить, собака должна остановиться. А вот при обучении приему «Лежать» можно дать один за другим несколько кусочков, повторяя при этом: «Лежать, лежать, хорошо лежать». В качестве лакомства можно использовать кусочки печенья, колбасы, изюминки, разрезанные на четыре части кусочки сухофруктов, все, что нравится собакам и не пачкает карман дрессировщика, Иногда при удачно выполненном упражнении в качестве премии можно дать значительно большую порцию пищевого подкрепления. Но поступать так следует достаточно редко.
Когда прием отработан, и собака стабильно и хорошо его выполняет, пищевое и механическое подкрепления все равно должны оставаться в арсенале дрессировщика, иначе благодаря наличию угасательного торможения условный рефлекс при отсутствии подкрепления слабеет и постепенно угасает.
Но подкрепление в этом случае становится не регулярным, а эпизодическим. Подкреплять выработанный рефлекс следует в случайном, не предсказуемом для собаки порядке, особенно выделяя наиболее четко выполненные приемы.
При выработке навыков требования нужно повышать небольшими порциями, чтобы у животного всегда была возможность получить пищевое подкрепление.
Формировать навык нужно по частям, а уже потом соединять все части вместе. Так, среднеазиатская овчарка, у которой были трудности с хождением рядом без поводка, долгое время не могла одолеть выполнение комплекса приемов «Стоять», «Сидеть», «Лежать» на расстоянии. Собаки отечественных пород вообще не любят эти приемы. Когда дрессировщик стоял рядом, собака четко выполняла приемы, по команде, но стоило отойти от нее на два шага, как все команды игнорировались — собака продолжала сидеть, тупо уставившись на дрессировщика. На дрессировочной площадке, в группе дело не шло. Пришлось заниматься отдельно от группы и искать подход к собаке самостоятельно. Вспомнилось указание американской дрессировщицы Карен Прайор: прежде чем повысить требование, пользуйтесь подкреплением уже имеющегося результата. Поэтому подкреплялось лакомством каждое выполнение приема «Стоять», «Сидеть», «Лежать» по команде, когда дрессировщик находился на расстоянии одного шага от собаки. Собака повеселела, в глазах ее появилось заинтересованное выражение. На следующий день дрессировщик отошел уже на два шага от собаки, попробовал подать команду «Лежать». Собака легла и сразу же получила лакомство. Так же была выполнена посадка и стойка. И после каждого выполнения с возгласом «Хорошо» собаке давалось лакомство. Решив, что дело пошло, дрессировщик увеличил расстояние до пяти шагов. Но не тут-то было. Ни на одну команду собака не отреагировала, и пришлось сразу же вернуться к расстоянию в один шаг. «Если навык теряется — возвращайтесь к детскому саду», — пишет Карен Прайор. После ошибки дрессировщика, вызванной нетерпением, пришлось еще неделю работать над комплексом этих приемов на расстоянии трех шагов, подкрепляя лакомством выполнение каждого из них. Когда через два месяца расстояние постепенно увеличилось до 15 метров, все равно некоторое время пришлось после выполнения каждого приема подбегать к собаке и давать ей пищевое подкрепление. Примерно еще через полмесяца ежедневных занятий стало возможным выполнение приемов комплекса «Стоять», «Сидеть», «Лежать» по команде без дачи лакомства после каждого правильного выполнения команды. Этот случай говорит также о том, что дрессировщик не должен действовать по раз и навсегда установленному шаблону, а все время искать новые пути для достижения цели. Вообще шаблон в дрессировке недопустим. На многих дрессировочных площадках занятия проходят в определенном порядке — сначала хождение рядом, затем отработка приемов комплекса «Стоять», «Сидеть», «Лежать», комплекса «Подзывы — место», апортировка предмета. И на сладкое, преодоление препятствий, обычно полутораметрового забора. Для тяжелых собак, какими являются собаки отечественных пород, преодоление забора — трудная задача. Далеко не все собаки любят этот прием. Кроме того, торопливые дрессировщики слишком быстро наращивают высоту забора, прибавляя новые доски. Собаки прыгают через слишком высокий забор через силу, часто ушибаются животом и грудью, растягивают связки пястных суставов. А ведь для того чтобы не, вызвать нежелательных связей с площадкой, занятия должны заканчиваться положительным подкреплением. Нужно чтобы последнее упражнение было легко выполнимым и радостным для собаки, вызывать положительные эмоции и всегда положительно подкрепляться. Для легкого и подвижного эрдель-терьера или добермана заключительным упражнением может быть и преодоление забора, но от тяжелых пород полоса препятствий требует большого нервного и мышечного напряжения и заканчивать урок желательно другим приемом. А вот когда кавказец привыкает к полосе препятствий, начинает ее легко преодолевать и дрессировщик увидит, что эта работа доставляет собаке удовольствие, тогда можно заканчивать урок и забором. Очень важно уметь прекращать работу на достигнутом успехе. Вот пример, связанный с тем же глухим забором. Собака преодолевает забор высотой 1 метр. Дрессировщик ставит еще доску и посылает собаку на 1 метр 20 сантиметров. Чуть поколебавшись, пес преодолевает и этот забор. Теперь нужно закрепить достигнутое, решает дрессировщик, и снова посылает собаку на эту высоту. Но все, застопорило: собака отказывается прыгать. Что делать? Уходить с площадки нельзя, так как последнее совершенное действие всегда закрепляется в сознании. Нужно отвлечь животное от забора, выполнить с ней хорошо знакомый прием, поиграть, дать побегать. Затем, уменьшив высоту забора до 80 сантиметров, дать собаке преодолеть его, сопровождая прыжок через препятствие радостным возгласом «Хорошо» и пищевым подкреплением. На следующем занятии начните прыжки с 80 сантиметров и остановитесь на высоте забора 1 метр. Дайте вашему питомцу посмотреть, как прыгают через более высокий забор, отдрессированные собаки. Однако нежелательно, чтобы ваш питомец наблюдал плохую работу других собак, видел их боязнь или нежелание прыгать. Нельзя также в конце занятий ставить перед собакой новые задачи. Ведь, как правило, новая задача не сразу правильно разрешается, и собака не получает положительного подкрепления, а занятие обязательно следует заканчивать положительным подкреплением.
Некоторые приемы, такие как апортировка, например, особенно трудны для собак отечественных пород.
Азиатским овчаркам несвойствен рефлекс апортирования. Но это не значит, что дрессировщик не должен и пытаться обучить свою собаку данному приему.
На образованные и закрепленные рефлексы действуют различные торможения, поэтому выполнение приема никогда не бывает полностью стабильным. В ряде случаев ранее созданные условные рефлексы затормаживаются полностью, то есть собака воздерживается от выполнения рефлекторного действия. Торможение условных рефлексов не является однородным. Существует две основные группы торможений — пассивное, или безусловное, и активное, или условное, торможение.
Организм собаки подвергается постоянному воздействию громадного числа раздражителей, каждый из которых стремится вызвать свой рефлекс. Однако наиболее важный в данный момент рефлекс тормозит остальные.
Безусловное торможение не нужно вырабатывать, оно проявляется самостоятельно, самопроизвольно, с началом рефлекса, вызывающего торможение остальных рефлексов, и исчезает после его прекращения. Безусловное торможение может быть постоянным и гаснущим.
Постоянное торможение вызывают сильно действующие безусловные раздражители — боль, недомогание, новые звуки, запахи. Большей частью, вызываемое ими торможение недостаточно, чтобы полностью задерживать условный рефлекс, но достаточно для его заметного ослабления. Такое торможение может быть гаснущим.
Как известно, условные рефлексы часто тормозятся ориентировочным безусловным рефлексом. Но в этом случае задержка условного рефлекса носит временный характер. При повторении незнакомых животному раздражителей заторможенность ранее созданных условных рефлексов постепенно исчезает, гаснет. Животное привыкает к новым внешним раздражителям, и это привыкание происходит на основе гаснущего торможения.
В течение жизни животного образуется бесчисленное множество условных рефлексов различной сложности. Со временем животное избавляется от условных рефлексов, ставших ненужными, устаревшими, нужные же рефлексы уточняются, совершенствуются, приурочиваются к тому моменту жизни, когда необходимо их проявление.
Для всех перечисленных случаев общим является то, что торможение развивается внутри механизма самого условного рефлекса. Поэтому такое торможение называется внутренним или условным. Отличительная черта его — возможность совершенствования, тренировки. Поэтому внутреннее торможение еще называют условным. Главным условием выработки этого вида торможения является действие раздражителей, не сопровождающихся подкреплением.
В зависимости от способа образования внутреннее условное торможение может быть угасательным, дифференцировочным, условным и запаздывающим.
Угасательное торможение возникает в случае, если после образования условного рефлекса условный раздражитель не сопровождать безусловным, не подкреплять.
Разные условные рефлексы без подкрепления угасают с неодинаковой скоростью. Недавно образовавшиеся условные рефлексы при неподкреплении угасают быстрее, чем старые, давно образовавшиеся условные рефлексы.
У собак быстрее всего угасают зрительные, затем слуховые и в последнюю очередь обонятельные условные рефлексы.
Учитывая действие угасательного торможения, следует обязательно применять безусловные раздражители и подкрепления. Угасательное торможение созданных условных рефлексов происходит и у хорошо дрессированных собак — если их не тренировать, животные просто забывают выученный навык. Следует учитывать, что угасательное торможение может возникнуть не только в случае полной отмены подкрепления, но и в случае уменьшения его дозы.
При неподкреплении условного рефлекса угасательное торможение развивается постепенно. Его развитие происходит волнообразно, и угасаемый рефлекс то ослабевает, то несколько усиливается, постепенно приближаясь к минимуму.
Молодые дрессировщики иногда; любят похвастаться: «Моя собака работает стабильно, без всякой подкормки и подкрепления». Излишнее хвастовство. Наличие механизма угасательного торможения, физиологической основы забывания навыка говорит о том, что рано или поздно эти дрессировщики должны будут вновь применять безусловные раздражители и подкрепления, чтобы восстановить угасающий рефлекс, растормозить его.
Огромное значение при различении (дифференцировке) близких раздражителей имеет дифференцировочное торможение.
Оно развивается при неподкреплении раздражителей, близких к подкрепляемому сигнальному раздражителю, В этом случае работа внутреннего торможения направлена на то, чтобы не спутать сходные раздражители, отделить их от главного. Так, если образовать условный рефлекс слюноотделения на 120 ударов метронома в минуту, то метроном с другой частотой ударов в минуту (например, 60) сначала будет вызывать рефлекс, но после того как эта частота ударов метронома не будет подкрепляться, слюноотделение прекращается. Это значит, что собака сумела различить (дифференцировать) 120 ударов метронома от 60. Именно с помощью дифференцировочного торможения были уточнены возможности собак в отличии 100 от 96 ударов метронома в минуту, разницу в высоте звучания в 1/8 тона, способностью отличать эллипс от круга при отношении осей 9:8 и т. д. Собака не рождается сразу с развитой способностью к дифференцировкам. В полной мере эта способность развивается лишь в 10—11 месяцев.
Дифференцировочное торможение зависит от степени близости дифференцируемых раздражителей. Чем они ближе друг к другу, тем труднее выработать дифференцировку. Поэтому в начальных периодах дрессировки команды нужно произносить точно, кресты подавать аккуратно. Запахи вещей на приеме «Выборка, вещи» должны быть четко различимы. Дифференцировочное торможение часто растормаживается при действиях новых, необычных и сильных раздражителей. Так, если на площадке одновременно с выборкой вещей другая группа будет отрабатывать прием «Задержание нарушителя», «Охрана вещи», то есть основание полагать, что даже хорошо работающая собака ошибется с выборкой вещи, схватит первую попавшуюся. Тренировку по дифференцировке нельзя проводить в обстановке с отвлекающими раздражителями. Приемы, где требуется четкая дифференцировка, должны отрабатываться в спокойной обстановке. Полезно даже удалить с дрессировочной площадки остальных собак, чтобы они не мешали. Дифференцировочное торможение укрепляется в результате тренировок. Однако усложнять условия работы нужно весьма постепенно, чтобы не сорвать тормозной процесс. У собак с легко возбудимой нервной системой дифференцировки образуются труднее, чем у уравновешенных животных. Поэтому собаки с резко выраженной активно-оборонительной реакцией дифференцируют несколько хуже, чем более спокойные.
Еще одним видом внутреннего условного торможения является запаздывающее торможение.
Если у собак с выработанным условным рефлексом удлинять действие условного раздражителя, считая от момента начала подачи команды до момента подкрепления, то рефлекс будет все время запаздывать, приближаясь к моменту подкрепления. В промежутке времени от сигнала и до проявления рефлекса в момент подкрепления в коре больших полушарий головного мозга создается и развивается запаздывающее торможение.
На запаздывающем торможении построены все приемы дрессировки, связанные с выдержкой. Запаздывающее торможение приурочивает условный рефлекс ко времени ожидаемого подкрепления.
Стремясь к немедленному выполнению команды, нельзя медлить с механическим и пищевым подкреплением. Имея дело с медлительными и сильными собаками отечественных пород, дрессировщик должен помнить о том, что сразу после условного раздражителя (команды) должен быть применен безусловный и по выполнении приема, не задерживаясь, дано пищевое подкрепление. Необходимо добиваться выполнения приема с первой команды. Благодаря запаздывающему торможению выполнение приема по второй и даже третьей команде может стать привычкой, а избавиться от нее достаточно трудно. Благодаря запаздывающему торможению, условный рефлекс приурочивается к тому времени, когда он будет необходим. Так, собака точно определяет время кормлений, время прихода с работы членов семьи владельца. При отработке различных выдержек следует помнить, что если сразу отодвинуть подкрепление от условного раздражителя (команды), то запаздывание рефлекса вызвать трудно; Изолированное действие условного раздражителя нужно удлинять постепенно. В то же время следует помнить, что чем сильнее условный раздражитель и чем больше сила подкрепления в конце действия условного раздражителя, тем труднее добиться запаздывания в осуществлении рефлекса. Необходимо подчеркнуть значение всех видов условного (внутреннего) торможения при дрессировке. В то время как безусловное торможение развивается в коре головного мозга собаки при воздействии любого раздражителя, не требует выработки и тренировки, то вся дрессировка, связанная с затормаживанием нежелательных действий собаки, осуществляется с использованием разных видов условного торможения.
В поддержании высокой работоспособности центральной нервной системы громадная роль принадлежит охранительному торможению. Охранительное торможение защищает нервные клетки от затяжного истощающего возбуждения, предохраняет их от утомлений, неизбежно возникающих при любой деятельности. Охранительное торможение, мгновенно выключающее нервную систему при действии сверхсильных раздражителей, называется запредельным. Запредельное торможение не является патологическим состоянием, это ответ нормальных нервных клеток на сверхсильные раздражители. После прекращения действия сверхсильного раздражителя, если в нервных клетках не произошло необратимых изменений, работоспособность нервной системы восстанавливается.
У служебных собак запредельное торможение может возникнуть после выстрела, при перегрузке собаки частыми, взаимоисключающими командами, при злоупотреблении механическими раздражителями, длительных непосильных требованиях, предъявляемых к собаке. Дополнительные воздействия на животных, находящихся в состоянии запредельного торможения, приводят к значительным срывам высшей нервной деятельности, неврозам.
Насколько велика роль запредельного торможения, в охране нервной системы от перенапряжения показал опыт, проведенный Л.В. Крушинским. Звонками с чередованием слабого и сильного тона у крыс было вызвано сильное возбуждение. Зверьки бегали по клетке, суетились, у некоторых из них возникли судорожные припадки. После 15-минутного воздействия звонками установили 3-минутную тишину. Затем опять включили звонок. В результате ряд подопытных животных погиб от резких нарушений кровообращения и тяжелых расстройств психики. Нервная система, истощенная во время первой экспозиции звонками, еще не успела восстановиться, и во время действия нового звонка, ослабевшие и незащищенные нервные клетки, не смогли накопить новое охранительное торможение.
Вот почему в дрессировке сильные звуковые и механические раздражители нужно применять осторожно и не повторять их несколько раз подряд.
Как только интенсивно обучаемая собака начала отказываться выполнять прием, следует прервать работу на несколько дней. Особенно легко запредельное торможение возникает на трудных приемах, связанных с дифференцировкой, различением близких раздражителей.
В случае понижения работоспособности нервные клетки начинают отвечать на обычные по силе раздражители не возбуждением, а торможением. И.П. Павлов называл такое торможение целительным, так как после отдыха способности нервных клеток восстанавливаются.
Таким целительным торможением для утомленных нервных клеток является сон. Сон, по И.П. Павлову, представляет собой широко разлившееся, иррадиирующее по коре торможение. Иррадиируя по коре, торможение встречает нервные клетки в различном состоянии, один из них уже приторможены, другие возбуждены. Первые сразу включаются в общий тормозной процесс, вторые сопротивляются. Поэтому во время сна кора охвачена торможением неравномерно. Некоторые группы клеток коры больших полушарий ввиду особой важности получаемых ими сигналов вообще не затормаживаются во время сна. Эти клетки образуют так называемые «сторожевые пункты». Так, казалось бы, безмятежно спящая возле своих щенков сука мгновенно обнаруживает чужака и бросается на него.
Однако сон не является пассивным состоянием для мозга. Наоборот, в это время идет интенсивная работа по восстановлению работоспособности клеток мозга, упорядочению всех связей, освобождению мозга от продуктов обмена веществ. К состоянию сна может привести любая разновидность внутреннего, внешнего и запредельного торможения. Общим условием для возникновения сонного торможения является отсутствие посторонних раздражителей.
Большим снотворным действием обладают слабые, однообразные, действующие длительное время раздражители, если их не подкреплять безусловными раздражителями. Так, одна прекрасно отдрессированная, неоднократно участвовавшая и побеждавшая в соревнованиях по общему курсу дрессировки собака начала мгновенно засыпать, как только ее ставили на место для выполнения комплекса «Стоять», «Сидеть», «Лежать». Пока дрессировщик шел от собаки, глаза ее закрывались, голова медленно клонилась к земле, ноги подгибались. Стоя в такой лозе, собака спала. Для того чтобы таких засыпаний не происходило, пришлось применять и резкие рывки, и команды, поданные в угрожающей интонации, а главное-лакомство для вознаграждения за четко выполненную команду, В ожидании положительного подкрепления собака не засыпала. Однако такие постоянные засыпания собаки во время выполнения приемов комплекса, прежде всего, говорили о крайнем переутомлении ее нервной системы. Ей требовался длительный отдых.
Давно было замечено, что при дрессировке по различным службам большое значение имеет тип высшей нервной деятельности, от которого зависит поведение животного.
Учение о типах высшей нервной деятельности (ВНД) было разработано И.П. Павловым, окончательное представление о которых сложилось у него к 1935 году.
И.П. Павлов заметил, что животные по-разному переносят опыты по образованию и расшатыванию условных рефлексов.
Одни собаки после серии опытов оставались бодрыми и здоровыми, у других нервная система расстраивалась, и наступало болезненное состояние. Эти наблюдения привели к созданию схемы типов ВНД и основных характеристик поведения животных.
Под типом высшей нервной деятельности И.П. Павлов понимал индивидуальную характеристику нервной системы животного по трем основным показателям.
1.  По силе процессов возбуждения и торможения. Под силой процессов возбуждения понималась способность собаки без вреда для своего нервно-психического состояния переносить сильные и сверхсильные раздражители. Под силой тормозных процессов — способность собаки различать, дифференцировать близкие раздражители. Чем эта способность выше, тем выше силы тормозных процессов.
2.  По соотношению или уравновешенности процессов возбуждения, и торможения между собой. В идеале процессы возбуждения и торможения должны уравновешиваться друг другом.
3.  По подвижности процессов возбуждения и торможения. Подвижность нервных процессов характеризуется скоростью образования условных рефлексов, возможностью их переделки, т. е. способностью собаки быстро отказаться от ранее созданного, но ставшего ненужным, условного рефлекса и создать новый условный рефлекс, противоположный первому.
Школа И.П. Павлова установила у собак четыре основных типа ВНД.
А. Сильный, неуравновешенный, возбудимый (холерик).  Обладает большой силой нервных процессов, но нервные процессы не уравновешены, заметно преобладает процесс возбуждения, с трудом замещающийся процессом торможения. Тормозной процесс несколько отстает от процесса возбуждения. Поведение становится безудержным.
Двигательные условные рефлексы образуются быстро и прочно, тормозные — медленно и почти никогда не бывают прочными, быстро растормаживаются. Способность к различению (дифференцировке) близких раздражителей слабая.
Однако у холериков тормозной процесс обладает способностью к тренировке. Поэтому собаки, обладающие этим типом ВНД, при тщательной и правильной дрессировке и правильном выборе службы показывают высокие результаты. Они выдерживают сильные звуковые и механические раздражители. Тормозные процессы необходимо тренировать осторожно, постепенно наращивая их продолжительность.
Б. Сильный, уравновешенный, подвижный (сангвиник).  Характеризуется большой силой как возбудительного, так и тормозного процессов, хорошей уравновешенностью и подвижностью нервных процессов. Собаки этого типа ВНД легко дрессируются, быстро образуют условные рефлексы, легко вырабатывают различные дифференцировки. Быстро и легко может быть осуществлена переделка условных рефлексов. Собаки этого типа подвижны, реактивны. В поведении на первый план выступает большая выдержка, уравновешенность характера, способность менять жизненные навыки при изменении обстановки. Склонность к агрессии умеренная, но выражена вполне определенно. Собака может выдержать сильнее звуковые и механические раздражители.
В. Сильный, уравновешенный, инертный (флегматик).  Обладает большой силой и уравновешенностью, сбалансированностью возбудительного и тормозного процессов. Однако сменяют эти процессы друг друга замедленно. Условные рефлексы образуются достаточно быстро и прочно, но переделка их происходит с большим трудом. Черты флегматика проявляются в огромной работоспособности, настойчивости и выдержке, сочетающейся с косностью поведения и неспособностью к переучиванию. Собаки-флегматики кажутся малоподвижными, выработанные у них навыки очень стойкие, выполнение чуть замедленное, но безотказное. Флегматики могут выдержать звуковые и механические раздражители большой силы.
Г. Слабый тип ВНД (меланхолик).
Характерен, прежде всего, слабостью нервных процессов, невозможностью выдерживать перегрузки и влияние сильных раздражителей. Животные этого типа при воздействии на них быстро переходят в состояние запредельного торможения. Слабый вид ВНД характеризуется трудностью образования условных рефлексов и их нестойкостью. Работоспособность животных этого типа низкая. Нормальная высшая нервная деятельность у таких собак осуществляется только в благоприятных («оранжерейных») условиях работы. Поэтому собаки, обладающие ярко выраженным слабым типом ВНД, не пригодны для практического служебного использования.
Лишь у немногих животных черты определенного типа ВНД выступают с достаточной четкостью. У большинства эти черты очень расплывчаты и определить тип ВНД весьма трудно. Возможны промежуточные типы и наслоение черт различных типов ВНД. Достаточно сказать, что сейчас выделено уже более 120 различных нюансов в типологии ВНД. Исследования В.К. Красусского показали, что у собак можно выделить четыре типологических вариации по силе, три — по уравновешенности, десять — по подвижности нервных процессов.
Знать тип ВНД своей собаки — мечта каждого дрессировщика, это знание необходимо не только для установления границ допустимых воздействий на собаку, но и для определения ее служебного предназначения. Службы, требующие большого нервного напряжения, должны получать животных только сильных типов, как наиболее надежных и безотказных в работе.
Однако именно в определении типа ВНД нас ждут большие трудности. Методы, применяемые в лабораториях, в условиях клубов служебного собаководства, не приемлемы.
Для определения типа ВНД И.П. Павлов разработал так называемый большой стандарт испытаний. Согласно ему у собаки вырабатываются определенные условные рефлексы. Когда их выработка заканчивается, собака подвергается специальным испытаниям.
В этих испытаниях сила процесса возбуждения проверяется по скорости образования первичных условных рефлексов, по влиянию на условные рефлексы сверхсильных раздражителей, голодания, различных доз кофеина. Животные сильного типа выдерживают большие дозы раздражителей. Сила процесса торможения проверяется по скорости выработки различия (дифференцировки) близких раздражителей и по влиянию на условные рефлексы различных доз бромистого натрия.
Подвижность нервных процессов определяется по влиянию на условные рефлексы изменений порядка раздражителей, по скорости переделки условных рефлексов. Уравновешенность нервных процессов определяют количественно по соотношению силы процесса возбуждения и силы процесса торможения путем вычисления средних данных из многих опытов. На определение типа ВНД собаки по Большому стандарту И.П. Павлова требуется два года. Для ускорения процесса ученик Павлова В.А. Трошихин на основе Большого стандарта И.П. Павлова разработал так называемый Малый стандарт испытаний. Но и для проведения исследований по Малому стандарту требуется 6—7 месяцев работы в лабораторных условиях. Рядом исследователей были предприняты попытки определения типа ВНД скоростными методами (экспресс-диагностики), но все они несовершенны. Мы столь подробно рассказали о методике определения типа ВНД собак по Большому стандарту, потому что первые ленинградские среднеазиатские овчарки поступили из института физиологии им. И.П. Павлова в Колтушах, где были обследованы по этой методике. Шесть чистокровных среднеазиатских овчарок Гокус Бассар-Бек, Ак-Белек, Артай, Сары-Бек и Сары-Иоль были приобретены институтом осенью 1957 года и в течение 1958—1959 годов производилось определение типа их высшей нервной деятельности по пищевой секреторной методике, с применением основных испытаний по Малому стандарту.
Перед испытаниями собаки подверглись операции наложения фистулы околоушных слюнных желез. Все собаки по силе возбудительного процесса были отнесены к сильному типу. По подвижности нервных процессов обследованные животные оказались инертными. Ни одна собака не осуществила переделки условных рефлексов за 30 опытов. Таким образом, все 6 исследованных собак породы среднеазиатская овчарка были отнесены экспериментаторами В.Н. Бурдиной и Е.Ф. Мелиховой к сильному, уравновешенному, инертному типу нервной системы (флегматикам).
Обычно объектами опытов становятся беспородные собаки и «чистые» флегматики среди них встречаются очень редко. Это наблюдение позволило экспериментаторам предположить, что сильный, уравновешенный, инертный тип нервной системы является для среднеазиатских овчарок породным признаком (см. Труды института физиологии им. И.П. Павлова. Т. 10, 1962 г.).

Проявление и выражение активно-оборонительной реакции у собак разных пород (по Ю.Н. Пилыцикову)
 
Пожалуй, это единственный случай, когда группа собак отечественной породы была обследована по типологии ВНД лабораторными методами. Среди отечественных овчарок, безусловно, встречаются собаки с разной выраженностью оборонительной реакции на человека. Это замечено давно. Так, среднеазиатские овчарки, в массе обладающие инертным типом ВНД, по наблюдениям приотарных собак резко отличаются по поведению. Часть из них, обладающая оборонительной реакцией в активной форме, смело и открыто бросается на врага, без лая, хватая его своими мощными челюстями, другая (злобно-трусливые животные) нападает «исподтишка», по-звериному подбираясь, подползая к врагу. И наконец, встречаются собаки чрезвычайно чуткие, поднимающие громкий лай при подходе чужого, бегущие к нему навстречу и постепенно, шаг за шагом, отступающие к своей отаре или юрте, и только там, на своей территории, врагу грозит опасность познакомиться с клыками этих бдительных сторожей. Это более возбудимая, более нервная часть собачьей стаи. И все они оказываются нужными и вносят свой вклад в охрану территории отары.
Экспресс-диагностиками обследовалось значительно большее число собак. Причем в этих испытаниях скорее выявлялась преобладающая реакция, чем тип ВНД. Так, Ю.Н. Пильщиков в 1971—1973 годах исследовал наличие хозяйственно полезной оборонительной реакции в активной форме у собак нескольких пород. Для этой цели он применил методику Л.В. Крушинского. Согласно ей количественная и качественная оценка реакции собаки на нападающего человека производилась по семибальной шкале от полного отсутствия активной формы оборонительной реакции до максимального проявления агрессии. Ю.Н. Пильщиковым проверялись пастушьи собаки, живущие в условиях чабанской бригады, при полной изоляции от собак, ранее обученных караульной службе.
По проявлению оборонительной реакции на человека в активной форме, если сравнить отдельные породы собак, они располагаются в следующем порядке:
Среднеазиатская овчарка — 97 %
Кавказская овчарка — 93 %
Немецкая овчарка — 70 %
Южнорусская овчарка — 70 %
Колли — 15 %
У кавказских и среднеазиатских овчарок злоба начинает проявляться примерно в 8-месячном возрасте. В этот возрастной период ее проявление заметно у 10 % щенков.
В 17 месяцев формирование активно-оборонительной формы поведения заканчивается. С этого возраста степень выраженности активной формы оборонительной реакции остается неизменной в течение всей дальнейшей жизни. Для собак всех пород двухлетний возраст является предельным, позже которого развивать злобу уже бессмысленно.
Высокий процент собак отечественных пород, обладающих врожденной активной формой оборонительной реакции на человека, позволяет с успехом использовать их в караульной службе. Собаки могут быть поставлены на свободное окарауливание объектов на огороженной территории, работать на блоке или на глухой привязи.
Следует учитывать, что азиаты более инертны, более молчаливы, кавказцы более подвижны, активны.
Собакам, предназначенным для караульной службу противопоказана дрессировка по полной программе общего курса, так как она слишком дисциплинирует собаку и затормаживает. Кроме того, отечественные овчарки с трудом овладевают приемом «Поднос предмета» и такими «тупыми» приемами, как посадка, укладка, стойка по команде на расстоянии. У большинства из них, недостаточно развито природное стремление, переносить что-либо в зубах — апортировочный рефлекс. Ввиду инертности нервных процессов приемы общего курса дрессировки отечественные овчарки чаще всего выполняют замедленно, как бы нехотя и поэтому в чистоте исполнения уступают более подвижным породам.

Шкала количественной и качественной оценки активно-оборонительной реакции (злобы) по Ю.Н. Пилыцикову
 
В сельской местности степных и пустынных районов основной для отечественных овчарок остается служба по сопровождению и охране стад, пастушья служба.
В основе ее лежит пастуший инстинкт — врожденное стремление собак подгонять к стаду отставших сельскохозяйственных животных и гнать все стадо в заданном направлении.
Ю.Н. Пильщиковым была разработана методика количественной и качественной оценки пастушьего инстинкта. Оценка уровня пастушьего инстинкта у собак разных пород показала, что отечественные овчарки значительно уступают по этому показателю европейским пастушьим породам — немецкой овчарке, колли, пули, пуми, бордер-колли и другим.

Шкала количественной и качественной оценки пастушьего инстинкта (по Ю.Н. Пилыцикову)
 
У подвергшихся исследованию 100 среднеазиатских и 100 кавказских овчарок, при полной изоляции от ранее обученных пастьбе овец собак проявления пастушьего инстинкта практически не обнаружено.
У южнорусских овчарок из 100 особей лишь у 20 пастуший инстинкт выявлен в слабой степени выраженности.
Лучшими для пастьбы овец признаны венгерские овчарки пуми и пули, бордер-колли и колли.
Таким образом, работа Ю.Н. Пильщикова подтвердила мысль о том, что отечественные породы овчарок более приспособлены для охраны стад, нежели для управления стадом. Пастуший инстинкт начинает проявляться у собак по достижении определенного возраста. Так, примерно у 10 % венгерских овчарок пастуший инстинкт проявляется уже в 3-месячном возрасте. В 6 месяцев им обладали уже все наблюдаемые собаки.
Среднеазиатские овчарки даже при условии совместного содержания и выращивания с венгерскими и шотландскими овчарками характеризовались полным отсутствием пастушьего инстинкта. Существует и другое мнение.
В статье Л.А. Максимовой «О применении кавказской овчарки для пастушьей службы», опубликованной в «Научных трудах лаборатории служебного собаководства Наркомсовхозов СССР», выпуск I, Сельхозгиз, 1940 г. приводятся результаты опытов по исследованию возможности применения кавказских овчарок в качестве пастухов. Автор пишет: «Среди работников собаководства существовало и, к сожалению, существует еще до сих пор вредное мнение, что отечественные породы «в силу некоторой флегматичности, присущей данным породам, не способны нести пастушью службу. А если приходится применять их для этой цели, то в таких случаях требования к собаке-пастуху должны быть более или менее понижены», что собаки этих пород для пастьбы требуют приучения к домашним животным с молодого возраста». Автор высказывает в связи с этим недоумение, что кавказские и среднеазиатские овчарки требуют какого-то специального приучения к домашним животным, так как они вырастают у чабанской арбы среди скота.
В 1938 году в лаборатории была проведена работа по выяснению возможности использования этих пород для пастушьей службы. Были использованы кавказские овчарки курсантов Всесоюзной школы служебного собаководства НКСХ СССР. Собаки попали в школу из совхозов, непосредственно от отар и гуртов. Под наблюдением находилось 32 кавказские овчарки, из них у 12 «заинтересованность» наблюдалась с первого момента работы у скота, у 20 — «заинтересованность» отсутствовала вначале, но из них у 14 удалось вызвать «заинтересованность» в течение трех первых пятидневок работы. Лишь у 6 не удалось вызвать «заинтересованность».

Проявление и выражение пастушьего инстинкта у собак разных пород (по Ю.Н. Пилыцикову)
 
Из проведенных наблюдений автор делает заключение, что решающим моментом в поведении собаки для определения ее пригодности на пастушью службу является активно-оборонительная реакция на скот (заинтересованность). Как указывает автор, отсутствие этой реакции у большинства собак отечественных пород можно объяснить неправильным воспитанием их в совхозе. За малейшую попытку погонять скот щенка бьют, срывая тем самым необходимую для пастушьей службы реакцию собаки. О свойствах туркменских овчарок как пастухов сообщается в журнале «Собаководство», № 10—11: «У некоторых скотоводов имеются овчарки, которые пасут по 5000 овец сами, без всякого пастуха выбирают пастбища, водят стадо на водопой и никого не допускают к стаду». Конечно, отечественные овчарки не будут носиться за овцами, как австралийские келпи или бордер-колли, они будут работать медленно, в соответствии со своим типом ВНД. Безусловно, собаки клубов служебного собаководства, расположенных в крупнейших городах и промышленных центрах, тем более не обладают развитым пастушьим инстинктом. Большинство их них никогда в жизни не встречалось с сельскохозяйственными животными. Ведь для того чтобы этот инстинкт проявился, стадо или отара для собаки должны быть естественной средой обитания, родным домом. Непросто проверить и злобу городских собак по методике Ю.Н. Пильщикова. Это не приотарные собаки, живущие на свободе и общающиеся лишь с ограниченным числом лиц. Собаки, живущие в городе, ежедневно встречаются с сотнями людей. Их владелец озабочен одним: как бы его питомец не проявил агрессию, И присутствие даже в двух шагах спокойно стоящего постороннего человека, вероятно, не вызовет у городской кавказской овчарки агрессивного поведения. На дрессировочных площадках раскачать злобность кавказских, среднеазиатских овчарок бывает довольно трудно. Низкая возбудимость, большая инертность нервных процессов усложняет работу с этими собаками. Для большей эффективности тренировать их, вероятно, нужно в местах их постоянной службы — на охраняемых территориях, складах, приусадебных участках, т. е. там, где срабатывает инстинкт охраны территории, инстинкт защиты членов своей стаи и другие врожденные особенности, поднимающие активность животного.
Существующая в клубах служебного собаководства формальная практика дрессировки собак по караульной службе и многие нормативы этой службы, принятые ДОСААФ, не соответствуют природным особенностям отечественных пород и их врожденным инстинктам. Практически сдача испытаний по караульной службе происходит следующим образом.
На дрессировочной площадке оборудуется пост — проволока, натянутая между двумя столбами, по которой передвигается кольцо с цепью для привязывания собаки. Дрессировщик ставит собаку на пост и, подав команду «Охраняй», уходит в тыл. Собственно никакого тыла у поста нет, он ничего не охраняет. Нет у собаки и инстинктивного стремления к охране чужой территории.
Вот живой пример. Кавказскую овчарку — кобеля привели на незнакомую дрессировочную площадку и поставили на пост. «Нарушитель» спокойно пошел в направлении поста, прошел под проволокой в нескольких метрах от собаки, и она никак не отреагировала на него. Тогда было решено подогнать в тыл поста легковую автомашину, принадлежащую владельцу собаки. Собака хорошо знала эту машину. Через 20 минут, когда кобель спокойно улегся под проволокой и занялся обнюхиванием собственного тела, «нарушитель» вновь направился к посту. Собаку как подменили. Кобель сразу обратил внимание на приближающегося человека, проявил сильную агрессию на «нарушителя», который уже не решился приблизиться к посту. Когда собака стала охранять реальный, близкий ей объект, она проявила хорошо развитый инстинкт охраны.
Помощник, изображающий нарушителя, уходит на расстояние 100 метров от собаки и, выждав 5-10 минут, медленно начинает приближаться к посту. Собака должна как можно раньше отреагировать на его приближение, начав облаивать с 60 метров. Но в повседневной жизни множество людей проходят в непосредственной близости от собаки, и в этих случаях главная забота владельца состоит в том, чтобы собака на них не реагировала, то есть от собаки требуется диаметрально противоположная форма поведения. Собаки отечественных пород в массе обладают инертной нервной системой, малой возбудимостью — им не свойственно с лаем бросаться на каждый шорох. Они, скорее, заметив человека, будут лежать и ждать, когда он подойдет на длину цепи, чтобы можно было на него молча броситься. Недаром во многих странах для предупреждения охраны о приближении посторонних людей используются небольшие возбудимые собаки — типа терьеров или шнауцеров. Подобное поведение отечественным породам несвойственно.
Оценивается нормативами и голос собаки: он должен быть громким и звучным. Но это же не гончие, отличающиеся красотой голоса, и не заливистые терьеры. От собаки требуется активность облаивания злоумышленника с момента его обнаружения и до ухода, т. е. опять-таки это свойство собак с высокой возбудимостью нервной системы. Вероятно, нормативы караульной службы нужно привести в большее соответствие с характером поведения собак отечественных пород.
Уровень возбудимости собак обычно проверяют по количеству движений, совершенных животным за единицу времени в ответ на сумму внешних и внутренних раздражителей. Для подсчета числа движений, совершенных собакой, используется шагомер.
Выяснено, что возбудитель нервной системы повышается примерно до 10-месячного возраста и с этого времени остается на одном уровне. Возбудимость среднеазиатских овчарок по сравнению с европейскими пастушьими породами оказывается низкой. Поэтому дрессировать азиатов и близких к ним по типу поведения собак трудно, т. к. «по сравнению с повышенно возбудимыми животными маловозбудимые вырабатывают индивидуально приобретенные навыки значительно хуже» (Л.В. Крушинский).
Но это не значит, что нужно прекратить дрессировку собак отечественных пород. Наоборот, владельцы среднеазиатских и кавказских овчарок, особенно живущие в городах, должны принять все меры, чтобы отдрессировать своих любимцев.
Ведь собакам отечественных пород, живущим в городских условиях, в квартирах, в течение нескольких поколений грозит опасность превратиться в громадных и злобных декоративных собак, привыкших к сытой и безмятежной жизни на диванах и мягких подстилках. В таких условиях собаки быстро изнежатся и потеряют ценные качества, выработанные тысячелетиями суровой жизни и работы в степях, горах и пустынях. Безусловно, изменится и их характер, т. к. горожанин будет отбирать наиболее приспособленных к городской жизни, пластичных животных.
Чтобы этого не случилось, основная работа с этими породами должна быть перенесена в районы их естественного обитания, в аулы и кишлаки, поближе к стадам и отарам, к той среде, где были созданы и длительное время развивались эти замечательные породы.
Желательно, чтобы животные, выведенные, в городах, периодически попадали в условия, сходные с условиями жизни в районах естественного распространения, больше находились на природе и использовались человеком в привычных для этих пород службах.
Особое внимание необходимо обратить на оборудование мест и территорий, где используются овчарки азиатского происхождения. Одно время собак этих пород успешно применяли для сопровождения и охраны грузов, перевозимых в товарных поездах. Однако размещение собак в тамбурах, на открытых площадках на ветру и под дождем резко сокращало сроки их службы. Неуютно чувствуют себя они и в местностях с сырым и холодным климатом. Собаки нелегко переносят смену проводников, выделяя среди обслуживающего персонала лишь одного — любимого.
Собаки с развитым инстинктом охраны сами выбирают себе место в прихожей или коридоре, неподалеку от входной двери, чтобы видеть кухню, комнаты и контролировать дверь на лестницу. Переместить собаку с выбранного ею места трудно.
На приусадебном участке собаки часто выбирают место на возвышении, с хорошим обзором прилегающей территории.
Довольно сложен и процесс получения щенков: здесь есть специфические для этих пород особенности.
Иногда кобели, увидев возле себя пустующую суку, начинают ее активно охранять и становятся опасными даже для своего владельца.
У многих сук, также оказываются очень сильны дикие инстинкты. При приближении родов характер их резко меняется, они становятся злобными, стремятся к уединению, присутствие людей, не только посторонних, но и хозяина, им явно мешает. Принять щенков и оказать необходимую помощь таким сукам весьма трудно. Часто случается, что сука, готовясь к родам, уходит на улицу и рожает где-нибудь в кустах или в поленнице дров во дворе.
Сука сама прорывает околоплодный пузырь, перегрызает пуповину, съедает послед. Иногда вместе с последами поедаются мертворожденные, и даже живые, слабые щенки.
Бывают случаи, когда сука, перегрызая пуповину, откусывает ее слишком коротко и ранит щенку живот. Она начинает зализывать ему рану, движения ее становятся все более судорожными и подсасывающими, она все чаще начинает подкусывать новорожденного и в конце концов съедает. Поэтому случаи гибели щенков у сук, не подпускающих к себе владельцев, довольно часты.
Ничего подобного не знают владельцы «культурных» пород.
Ко всему этому должен быть готов собаковод, решивший связать свою жизнь с собаками пород среднеазиатская и кавказская овчарки.
Итак, в чем различие поведения и характера использования рассматриваемых отечественных пород? В них много общего. Большинство представителей каждой из пород обладают огромной физической силой и крепкой нервной системой, способной выдержать большие нагрузки. Это животные сильного уравновешенного типа высшей нервной деятельности. Для их нервной системы характерен высокий порог раздражимости. Это значит, что многие слабые раздражители не воспринимаются этими животными и не вызывают ответной реакции. Среди отечественных овчарок более возбудимыми являются кавказские, менее возбудимыми — среднеазиатские овчарки. Однако у обеих пород наблюдается взрывной характер агрессивного поведения, не вяжущийся с их медлительностью и малоподвижностью в спокойном состоянии.
Благодаря этим особенностям высшей нервной деятельности эти породы своенравны, упрямы, по общему курсу дрессируются с трудом. Для них характерно безразличное отношение к работе и замедленное выполнение приемов.
При правильно складывающихся отношениях между собакой и человеком представители отечественных пород азиатского происхождения проявляют большую привязанность и преданность владельцу. Это собаки одного хозяина, испытанные защитники и телохранители. Но даже в отношении человека, к которому они привязаны, их поведение остается независимым. Обе породы — собаки уличного содержания. Пожалуй, легче других переносят содержание в квартирных условиях среднеазиатские овчарки. Кавказским овчаркам в квартире особенно трудно.
Так какую же отечественную породу все же предпочесть? На этот вопрос лучше всего ответить китайским изречением: «Пусть цветут все цветы». Каждая порода достойна жизни на земле. И человек, выбирая себе собаку, должен исходить из собственных психологических, физических и социальных возможностей. Это касается и жителей сельской местности, и горожан. Пожалуй, в первую очередь горожан, для которых собака в доме — не жизненная необходимость, а потребность души. Потребность эту испытывают многие люди, и многим кажется, что они могли бы быть хорошими собаководами.
Однако если эта потребность вызвана желанием подчинить себе живое существо и безраздельно властвовать над ним — это плохо. Если желание иметь сильную и злобную собаку диктуется чувством собственного комплекса неполноценности, стремлением с помощью собаки выделиться из массы людей — это еще хуже. Нехорошо, если собаку заводят из соображений престижа, моды. Время быстротечно, моды меняются, а собаки стареют и уже не привлекают к себе восторженного внимания прохожих. Вероятно, противопоказаны собаки для людей агрессивного, взрывного склада характера, они будут срывать на собаках свое раздражение. Не должны также заводить собаку люди, всецело поглощенные своей деятельностью, не оставляющей времени для других забот.
Крайне желательно, чтобы владелец собаки жил не один. Ведь держать собаку одинокому человеку чрезвычайно трудно хотя бы потому, что собаку нельзя оставлять надолго одну. Очень хорошо, когда собаку приобретает дружная семья, имеющая детей. В такой семье один из членов является главным владельцем, остальные — помогают ему. Основной владелец собаки отечественной служебной породы должен быть силен физически, смел, решителен и в то же время добр. Нельзя передоверять собак отечественных пород детям, ведь даже взрослым нелегко с ними справиться. Прежде чем брать такую собаку; каждый потенциальный собаковод обязан хорошо подумать, как обеспечить ей нормальные условия существования, физическое и психическое здоровье, достаточную физическую нагрузку. Нужно помнить, что в случае осложнений передать взрослую собаку отечественной служебной породы затруднительно: животные плохо переносят смену владельцев.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Заканчивая рассказ о среднеазиатской и кавказской овчарках — породах, выведенных методами народной селекции, имеющих многовековую историю и в значительной своей части перешедших в группу заводских. Хочется отметить, что в отдельных окраинных районах нашей страны, вероятно, сохранились еще местные отродья собак, которые при правильной постановке племенной работы могли бы превратиться в культурные отечественные породы. Мы уже упоминали о монгольской и киргизской овчарках. Недавно, просматривая материалы XI Всесоюзного смотра служебного собаководства, мы обнаружили высказывание А.П. Мазовера об алтайской овчарке — собаке, вполне пригодной для работы и похожей на кавказскую. Было бы хорошо, если бы нашлись энтузиасты, которые сумели бы возродить этот живой памятник культуры алтайских народов. Нужно только помнить, что собака — не игрушка, а живое существо, требующее правильного ухода и доброжелательного и ровного отношения к себе.
Немаловажное значение для владельцев служебных собак отечественных пород имеют вопросы этики. Человек с отечественной овчаркой на поводке должен быть предельно внимательным, памятуя, что его питомец представляет реальную опасность для окружающих людей и других, более слабых животных. Если происходит какая-либо трагедия с участием собаки, то собака не виновата, ибо такой ее сделала природа. Виноват человек, не сумевший учесть все возможные последствия, допустивший оплошность или невнимательность. Особенно плохо, когда владелец крупной и злобной собаки начинает кичиться ее силой и при помощи собаки пытается добиться личных эгоистических целей, возвыситься над другими людьми. Собаковод должен тактично относиться к окружающим, помнить, что далеко не все люди любят собак, а некоторые просто боятся их. Поведение по принципу «Уважаешь меня — люби мою собаку!» — признак низкой культуры собаковода.
В нашей работе мы упомянули имена десятков активистов, вложивших частицу своей души и свой труд в дело сохранения и развития отечественных служебных пород.  Но однилюбители, без участия государственных и ведомственных питомников, не смогли бы многого добиться. Велика роль питомника «Красная звезда», много труда вложили питомники московских промышленных предприятий — АЗЛК, мясокомбината, завода им. Ухтомского, Московского зоопарка, Каширской ГРЭС, производственного объединения «Мосмедпрепараты», комбината «Лира»; ленинградских заводов — Балтийского, имени Серго Орджоникидзе, Средне-Невского судостроительного завода, завода «Северная ветвь», производственного объединения «Алмаз», ВНИИ транспортного машиностроения, фарфорового завода им. М.В. Ломоносова. Большой вклад в развитие отечественных овчарок внесли питомники камвольного комбината в г. Иваново, завода «Красное Сормово», питомник ВОХР Западно-Сибирской железной дороги, питомник отряда ВОХР ГЭС города Братска и многие другие. От имени всех любителей собак отечественных пород мы выражаем искреннюю благодарность сотрудникам этих учреждений за сохранение отечественных пород в трудные для нашей страны времена.
Однако в современном состоянии племенной работы с отечественными породами служебных собак имеются и серьезные недостатки. В большинстве клубов служебного собаководства низок престиж этих пород, большинство собаководов-любителей стремится приобрести собак западноевропейского происхождения, более удобных для содержания.
Слабо ведется популяризация пород среди населения, особенно живущего в пригородах. Не принимаются достаточно эффективные меры по сохранению поголовья собак отечественных пород в районах их естественного распространения. А это представляется крайне необходимым. Только переведя значительную часть местного поголовья в заводские условия разведения и содержания, можно укрепить племенную базу этих пород, прекратить массовые заготовки шкур и бесконтрольный вывоз животных в другие районы страны и за границу. Особенно обидно, когда за рубеж идут щенки малочисленных служебных собак отечественного происхождения в обмен на модных декоративных собак, не имеющих народнохозяйственного значения. Собственное богатство, результаты труда многих поколений наших предков разбазариваем, а чужих собак, часто незначительной племенной ценности, подбираем и гордимся этим.
В городах, крупных племенных центрах служебного собаководства, несмотря на их положительную роль в деле сохранения поголовья рассматриваемых пород, положение иное. Здесь собаки отечественных пород чаще всего живут в квартирах владельцев, и лишь небольшая часть животных находится в сельской местности на приусадебных участках, причем среднеазиатские овчарки оказались более приспособленными для квартирного содержания.
В ведомственных питомниках большее предпочтение отдается кавказским овчаркам, которые используются для караульной службы, относительно примитивной, не требующей от животного высоко развитой психики.
Для городских собак из зоотехнических мероприятий главным становится отбор по экстерьеру, выставки. Оценка служебных качеств, даже по сравнению с европейскими служебными породами, для собак отечественных пород оказывается формальной и далеко не полной. Безусловно, при выставочной конкуренции, содержании основной части поголовья в руках любителей, без жестких требований социального заказа на породу отечественные породы будут становиться более декоративными. В этих условиях представляется опасным, что отбор по экстерьеру может вестись в направлении подчеркивания характерных форм каждой из этих пород — гигантизма и грубости сложения у кавказских, грубости сложения и скульптурности черепа — у среднеазиатских. Любители кавказской и среднеазиатской овчарок со временем могут прийти к ограничению допустимых окрасов. На примере породы черный терьер видно, как происходит этот процесс. С переходом в руки любителей основной части поголовья победил нежелательный для питомников, более декоративный внутри породный тип. Мало волнуют городского собаковода-любителя и пользовательные качества отечественных пород. Несколько поколений кавказских и среднеазиатских овчарок ни разу не видели овец и других сельскохозяйственных животных. Ярко выраженные сторожевые и охранные качества этих собак горожанину скорее мешают. Нет возможности у горожанина обеспечить своей собаке и многокилометровые переходы, как это делается на ее далекой родине.
Поэтому собаки отечественных пород, выведенные в условиях клубов служебного собаководства, качественно отличаются от своих собратьев, живущих в естественной для них обстановке.
И если в условиях заводского разведения в крупных клубах служебного собаководства отечественные породы довольно скоро могут оказаться выровненными по экстерьеру, то этого нельзя предположить в отношении типа ВНД, характера поведения и служебных качеств. Ведь эти особенности наследуются независимо от экстерьера. На них кроме наследственности влияют и условия среды.
Как сохранить тип поведения этих пород, образовавшийся в результате длительного отбора в районах естественного распространения, и не потерять ценные служебные качества в условиях больших городов?
Горожане — любители собак отечественных пород должны постоянно заботиться об обогащении среды обитания этих собак, расширении сферы их применения, о разнообразной дрессировке. Клубам служебного собаководства нужно помочь собаководам в этом вопросе. Нужно искать способы применения собак отечественных пород там, где требуется работа обоняния. Качество чутья собак не оставляет сомнения, но как использовать его в сочетании с ростом, силой и некоторой инертностью в поведении — пока не ясно.
Свойства высшей нервной деятельности имеют сложный характер наследования, и для нормального развития популяции животных необходим весь диапазон типологических особенностей ВНД. Хотя основное назначение отечественных пород — караульная служба, среди их представителей могут встретиться отличные розыскные собаки, пастухи и даже спасатели. Нужно только уметь выявить наиболее приемлемое для каждой собаки «служебное» направление.
Представляется целесообразным, чтобы племенная работа с отечественными породами была скоординирована и проводилась по общему стратегическому плану по всей стране. Мы имеем в виду не конкретные подборы пар, которые лучше планировать на местах, а общее направление работы.
Необходимо также организовать доведение информации по породам до всех заинтересованных лиц. Для решения этих задач желательно создать всесоюзные советы по каждой из отечественных пород.
Все эти вопросы мы пытались осветить в нашей книге.
И если данная работа привлечет внимание общественности к отечественным породам, разбудит интерес инструкторов-дрессировщиков к работе со столь сложными по поведению породами, даст новый толчок для их развития, авторы будут считать свою задачу выполненной.