Наши домашние животные

Р. Клетт Л. Гольтгоф

Наши домашнiя животныя. Собаки

 

Всё о собаках –

 

 

http://www.petsinform.com/book/shmidt/shmidt.html

«Наши домашнiя животныя»: Издательство Брокгауза и Ефрона; С.-Петербург; 1911

Аннотация

 

Раздел книги «Наши домашнiя животныя», посвященный собакам.

Книга публикуется на языке оригинала.

Эта книга была первым популярным изданием о домашних животных, вышедшим в России. Она написана известными германскими специалистами по животноводству — докторами Р. Клеттом и Л. Гольтгофом. Это сочинение по богатству материала и по обилию снятых с натуры иллюстраций являлось на тот момент единственным в своем роде произведением в иностранной литературе.

Книга дополнена переводчиком и его соавтором ветеринарным врачом В.В. Конге материалами, касающимися российских пород домашних животных, историей происхождения домашних видов. Ряд глав целиком написан в России: «Болезни собак», «Породы лошадей в России», «Коневодство», «Молоко коровы», «Русские породы рогатого скота», «Болезни рогатого скота». Отдельные разделы книги посвящены лошадям (верховой езде, использованию лошади на войне и на охоте и т.д.), свиньям, кроликам, курам, голубям (почтовые голуби, голубиная почта, обучение почтовых голубей) и др. Описаны способы содержания и разведения всех видов домашних животных.

 

В тексте используется буква «ять» ѣ, которая не везде правильно отображается. Сохранять в юникоде.

В FBE для корректного отображения текста использовать шрифт Arial Unicode.

 

Д-ръ Клеттъ и д-ръ Л. Гольтгофъ

Наши домашнiя животныя

(Собаки)

 

 

 

Человѣкъ и собака

 

Съ древнѣйшихъ временъ собака считается «лучшимъ другомъ человѣка», и мнѣнiе это совершенно правильно. Является, однако, вопросъ, какимъ образомъ возникли такiя дружественныя отношенiя человѣка къ собакѣ и почему она пользуется особымъ предпочтенiемъ человѣка передъ всѣми другими домашними животными и пользовалась имъ съ самыхъ отдаленнѣйшихъ эпохъ, когда современная цивилизацiя находилась еще въ зачаточномъ состоянiи?

Если бы мы съ полной точностью могли сказать, откуда происходить домашняя собака (Canis familiaris), кто были ея настоящiе предки, то вопросы эти было бы не трудно рѣшить. Къ сожалѣнiю, однако, съ полной достоверностью мы не знаемъ до сихъ поръ, кто были настоящiе предки собаки, и въ приводимыхъ ниже данныхъ много гипотетическаго.

Не подлежитъ сомнѣнiю, во всякомъ случаѣ, что собака одно изъ древнѣйшихъ животныхъ, прирученныхъ человѣкомъ, и, по всей вѣроятности, даже самое первое животное, сделавшееся домашнимъ. Она стала другомъ и сожителемъ человѣка еще въ тѣ времена, когда первобытный человѣкъ не занимался земледѣлiемъ и скотоводствомъ и не пользовался, слѣдовательно, услугами лошади и быка. Онъ жилъ охотою и рыболовствомъ, и собака была его ценною помощницею, какою она является и до сихъ поръ у первобытныхъ охотничьихъ племенъ. У племени ведда на Цейлонѣ — народности, по культурному и физическому развитiю стоящей на самомъ низкомъ и примитивномъ уровне развитая — уже имѣется домашняя собака, и девушка ведда, выходя замужъ, получаетъ собаку отъ родителей въ видѣ свадебнаго подарка. Другихъ домашнихъ животныхъ ведда не знаютъ.

Само собою разумѣется, что наибольшую роль въ сближенiи человѣка и собаки играли чисто эгоистическiя цели. Огонь, у котораго можно было погреться, и груды объедковъ, которыми можно было прокормиться, привлекали дикихъ собакъ, предковъ нашего домашняго друга, къ жилищамъ первобытнаго человѣка. Вместе съ тѣмъ обглоданныя и разбитыя собачьи кости встречаются нередко среди остатковъ каменнаго вѣка и доказываютъ, что въ тѣ времена человѣкъ не брезговалъ собакой, быть-можетъ, даже приманивалъ еѣ къ себе и за-тѣмъ пользовался ею какъ дичью.

Эгоистическiя цели преследовались, такимъ образомъ, съ обѣихъ сторонъ, и очень скоро тотъ же эгоизмъ повлекъ за собою болѣе тѣсную дружественную связь человѣка и собаки, такъ какъ обнаружилось, что интересы ихъ — общiе. Прежде всего оказалось выгоднымъ добывать совмѣстно пищу и вообще помогать другъ другу въ суровой борьбе за сущѣствованiе; отсюда явилось желанiе и защищать другъ друга отъ общихъ враговъ. Совершенно естественныя потребности сдѣлали желательнымъ обоюдное сближенiе. Первобытный человѣкъ обладалъ уже достаточнымъ умомъ и проницательностью, чтобы увидеть въ собаке опытнаго и ловкаго охотника и храбраго защитника. Точно также и собака нашла не мало выгодныхъ сторонъ въ сожительстве съ человѣкомъ. Такъ на самой заре развитая человѣчества, когда другiя животныя, сдѣлавшiяся впоследствiи домашними, относились къ человѣку еще съ недовѣрiемъ и держались въ стороне отъ него, былъ заключенъ уже тѣсный союзъ человѣка съ собакой.

Въ теченiе долгихъ перiодовъ доисторической и исторической жизни человѣчества собака разделяла затѣмъ съ человѣкомъ и горе и радость и вмѣсте съ тѣми народностями, которыя она сопровождала, подвергалась всемъ превратностямъ судебъ. Человѣкъ развивался и совершенствовался, у него появлялись новыя формы хозяйства и новыя потребности, и соответственно съ этимъ онъ изменялъ путемъ искусственнаго подбора и своего неизменнаго друга и спутника — собаку.

Вопросъ о происхожденiи собаки и исторiя ея различныхъ породъ имѣетъ большой интересъ и, несмотря на неполноту нашихъ свѣдѣнiй, заслуживаетъ вниманiя.

 

Происхожденiе и исторiя собаки

 

Несомненный признакъ присутствiя домашней собаки — именно, хорошо сохранившиеся черепа и кости ея — были найдены среди такъ называемыхъ «кухонныхъ остатковъ» доисторическаго человѣка въ Данiи. Остатки эти относятся къ неолитическому перiоду каменнаго вѣка и нѣсколько древнѣе свайныхъ построекъ Швейцарiи, гдѣ также открыто много хорошо сохранившихся костей собаки. У доисторическихъ обитателей Данiи и Швейцарiи собака была единственнымъ домашнимъ животнымъ и служила, повидимому, не для пищи, какъ у нѣкоторыхъ прежнихъ и современныхъ народностей, а въ качествѣ сторожа и помощника на охотѣ. На это, по крайней мѣрѣ, указываетъ большое количество совершенно цѣлыхъ череповъ ея, — они были бы разбиты, если бы животное употреблялось въ пищу.

Несмотря на многочисленныя находки остатковъ собаки доисторическаго перiода и на многiя подробныя изслѣдованiя, посвященныя этому вопросу, до сихъ поръ остается еще не вполне выясненнымъ, произошла ли собака отъ одного вида дикихъ собакъ, прирученнаго человѣкомъ, или же отъ нѣсколькихъ различныхъ видовъ. Первоначально ученые изслѣдователи склонялись болѣе къ первому мнѣнiю. Линней и Бюффонъ считали, что родоначалъникомъ всѣхъ безчисленныхъ современныхъ породъ былъ одинъ видъ дикой собаки. Такимъ родоначальникомъ, по мнѣнiю Гюльденштедта, является шакалъ, по Годжсону (1832) — индiйская собака, описанная имъ подъ назватемъ Canis primaevus. Въ этомъ отразилось господствовавшее въ тѣ времена мнѣнiе, что вся культура человѣчества беретъ свое начало изъ Индiи; на самомъ же дѣлѣ индiйская дикая собака уже по анатомическому строенiю своему не можетъ быть родоначальницей домашней.

Позднѣйшiе изслѣдователи вопроса о происхожденiи собаки склоняются къ образованiю ея изъ нѣсколькихъ или даже изъ многихъ источниковъ. Исидоръ Жоффруа Сентъ-Илеръ (1860) считаетъ три дикихъ вида шакала (Canis aureus, С. mesomelas и С. simensis) родоначальниками домашней собаки; Л. Фицингеръ насчитываетъ семь основныхъ формъ, изъ которыхъ, подъ влiянiемъ климата, географическаго изолирования, культуры и скрещиванiя выработались всѣ разнообразныя породы собакъ. Дарвинъ въ своемъ замѣчательномъ сочиненiи «Измѣнчивость животныхъ и растеiй въ состоянiи одомашненiя» высказывается также, хотя и съ большою осторожностью, за происхожденiе собаки изъ нѣсколькихъ источниковъ. «Главнѣйшiй аргументь — говорить онъ, — въ пользу происхожденiя различныхъ породъ домашней собаки отъ нѣсколькихъ различныхъ дикихъ формъ это сходство, обнаруживаемое въ различныхъ мѣстностяхъ между этими породами и водящимися тамъ и до настоящего времени дикими видами».

Наиболѣе серьезному изслѣдованiю подвергается вопросъ о происхождѣнiи собаки въ сочиненiи Л. Г. Iейттелеса «Предки нашихъ породъ собаки» (1877). Этотъ изслѣдователь является также сторонникомъ теорiи многообразнаго происхожденiя собакъ. Ископаемую собаку торфяниковъ (Canis palustris) онъ производить отъ шакала, тогда какъ позднѣе появляющуюся собаку бронзоваго вѣка (Canis matris optimae), отъ которой произошли наши овчарки, онъ считаетъ потомкомъ индiйскаго волка (Canis pallipes).

Отъ собаки торфяниковъ произошли въ свою очередь всѣ шпицы. Предкомъ древне-египетскихъ собакъ и африканской собаки-парiи былъ одинъ изъ африканскихъ шакаловъ (Canis lupaster), уже въ очень давнiя времена обращенный въ домашнее состоянiе, тогда какъ гончiя возникли изъ другого болѣе тонконогаго и крупнаго вида шакаловъ (Canis anthus). Нашего обыкновеннаго волка Iейттелесъ считаетъ совершенно непричастнымъ къ образованiю породъ домашнихъ собакъ.

За послѣднее время были попытки воскресить теорiю происхожденiя всѣхъ собакъ изъ одного корня. Такъ, Т. Штудеръ (1901) пытается доказать, что родоначальной формой всѣхъ собакъ былъ широко распространенный дикiй видъ (Canis farus), распадавшiйся на двѣ разновидности и въ настоящее время встрѣчаемый лишь въ ископаемыхъ остаткахъ. Существованiе такой вымершей дикой формы подвергается, однако, большому сомнѣнiю. По предположенiямъ другихъ изслѣдователей (Нэрингъ, Келлеръ), ископаемые остатки Canis ferus, на самомъ дѣлъ, частью — кости шакаловъ и волковъ, приручать которыхъ пытался первобытный человѣкъ, частью — остатки уже одомашненныхъ собакъ.

По господствующимъ воззрѣнiямъ можно съ полной достовѣрностью признать существованiе домашней собаки въ Европѣ еще съ начала неолитическаго перiода каменнаго вѣка. Притомъ, въ доисторическiя времена было не менѣе трехъ основныхъ породъ ея, именно — собака торфяниковъ (Canis palustris), собака бронзоваго вѣка (Canis matris optimae) и пепельная собака (Canis intermedius). Mnoгie изслѣдователи признаютъ даже большее число породъ.

Древнѣйшей формой является собака торфяниковъ, распространенная въ западной Европѣ въ теченiе самой древней эпохи свайныхъ построекъ. Это была некрупная порода, сходная со шпицемъ и имѣвшаяся уже въ нѣсколькихъ разновидностяхъ. Позднѣе, съ наступленiемъ бронзоваго вѣка, появляется новая, болѣе крупная порода — собака бронзоваго вѣка, остатки которой были открыты первоначально Iейттелесомъ въ Ольмюцѣ. Родиной ея была, по всей вероятности, восточная Европа. По своей внешности она ближе всего стояла къ современнымъ германскимъ и венгерскимъ овчаркамъ. Такъ называемая пепельная собака, описанная Вольдрихомъ въ 1877 году, была найдена въ Нижней Австрiи и въ Богемiи, затѣмъ въ недавнiя времена также въ Голландiи, — это, вѣроятнѣе всего, помѣсь между собакой торфяниковъ и собакой бронзоваго вѣка.

Въ доисторическiя времена въ Европѣ не было вовсе крупныхъ договъ и гончихъ — они появляются здѣсь въ самомъ началѣ историческаго перiода, но уже извѣстны съ самыхъ раннихъ перiодовъ культурной жизни внѣевропейскихъ странъ. Когда въ Европѣ были еще свайныя постройки и была распространена торфяная собака, въ Ассирiи мы встрѣчаемъ уже огромныхъ договъ, изображенiя которыхъ сохранились на барельефахъ, а на стѣнахъ гробницъ Египта, начиная съ самыхъ первыхъ династiй фараоновъ, находимъ изображенiя цѣлаго ряда различныхъ породъ собакъ и среди нихъ — гончихъ.

Довольно много различныхъ породъ собакъ было извъстно также древнимъ грекамъ и римлянамъ, судя по изображенiямъ на монетахъ, медаляхъ и вазахъ.

Въ Новомъ Свѣтѣ также имълись до прихода европейцевъ свои особыя породы собакъ, происшедшiя независимо отъ европейскихъ: у обитателей древняго Перу была порода, описанная I. Чуди подъ названiемъ собаки инковъ (Canis incae) и не имѣющая ничего общаго съ собаками Стараго Свѣта.

Источниковъ происхожденiя различныхъ породъ собакъ могло быть безконечное множество, такъ какъ, за исключенiемъ Австралiи, дикiе представители семейства собакъ широко распространены во всѣхъ частяхъ свѣта. Первобытный человѣкъ имѣлъ большое количество матерiала, изъ котораго могъ черпать то, что ему нравилось. Онъ приручалъ тѣ виды дикихъ собакъ, которые находились въ непосредственномъ сосѣдствѣ и наиболѣе подходили по своимъ привычкамъ и склонностямъ къ его потребностямъ.

Впрочемъ, данныя анатомiи свидѣтельствуютъ о томъ, что далеко не всѣ представители семейства собакъ, похожiе на домашнюю собаку по своей внѣшности, могутъ считаться ея родоначальниками. У всѣхъ домашнихъ породъ, какъ бы ни была различна ихъ величина и внѣшность, мы находимъ всегда не более и не менее, какъ 42 зуба и совершенно круглый зрачокъ; такимъ образомъ, изъ родоначалъниковъ собаки можно заранѣе исключить лисицу, отличающуюся продолговатымъ зрачкомъ, представителей рода Суоп съ 40 зубами и южно-африканскую широконосую лису (Otocyon) съ 48 зубами. Точно также африканская гiеновая собака, строенiе которой чрезвычайно сильно отличается отъ домашней, едва ли можетъ быть признана родоначальницей какой-либо изъ породъ, выведенныхъ человѣкомъ.

Остаются, слѣдовательно, въ качествѣ возможныхъ предковъ собаки, волки и шакалы, которыхъ изѣестно въ различныхъ частяхъ свѣта довольно много видовъ.

Изъ шакаловъ наиболѣе вѣроятнымъ родоначалъникомъ нѣкоторыхъ домашнихъ породъ является обыкновенный шакалъ (Canis aureus), распространенный въ настоящее время по всему западу и сѣверо-западу Азiи, начиная отъ Индiи, и въ Европѣ — въ Турцiи, Грецiи и Далмацiи. Въ строенiи черепа и зубовъ шакала замечается удивительное сходство съ ископаемой собакой торфяниковъ; и есть полное основанiе думать, что именно шакалъ и превратился путемъ одомашненiя въ эту породу. Отъ нея, въ свою очередь, произошли всѣ наши шпицы, и, слѣдовательно, шакалъ является ихъ родоначальникомъ. Замѣчательно, что даже въ привычкахъ шпицовъ видно некоторое сходство съ шакалами: когда ихъ собираются наказать, шпицы убѣгаютъ, крадучись и оглядываясь назадъ совершенно такъ, какъ это дѣлаютъ шакалы. Къ тому же извѣестно, что шакалы чрезвычайно навязчивы и назойливы, держатся всюду вблизи человѣческаго жилья, следуютъ за человѣкомъ при его переселенiяхъ и легко приручаются. Различныя породы шпицовъ распространены не только по всей Европѣ, но и по северной Азiи до Китая и Японiи.

Батакскiй шпицъ Суматры чрезвычайно походитъ своимъ строенiемъ на ископаемую собаку торфяниковъ; похожая на него порода найдена Келлеромъ у жителей Мадагаскара. По строенiю черепа ближе всего къ собаке торфяниковъ шакалы западной Азiи, почему и можно предполагать, что именно въ этой области произошло первое одомашненiе шакала.

 

Шпицы въ качествѣ домашнихъ собакъ имеются также у туземцевъ южной Африки и, хотя они пока еще мало изслѣдованы, можно предполагать, что произошли въ этой области отъ другого вида шакала, именно, отъ водящагося тамъ чепрачнаго шакала (Canis mesomelas).

Въ древней Грецiи, кромѣ охотничьихъ собакъ, о которыхъ скажемъ ниже, была извѣстна порода шпицовъ, очень сходная, повидимому, съ самыми примитивными шпицами доисторическихъ временъ. Эти шпицы назывались мальтiйскими (теlitation kynidion) и играли роль домашнихъ и даже комнатныхъ собачекъ. Первые авторы, которые упоминаютъ объ нихъ, — это составители IX книги «Исторiи Животныхъ» Аристотеля, а также Перiегетъ Полемонъ и Феофрастъ. Еще древнѣе этихъ литературныхъ указанiй изображенiя малътiйскихъ шпицовъ на вазахъ — такъ, на Вольцентской вазѣ афинской работы, относящейся примѣрно къ 500 г. до Р. Хр., изображенъ шпицъ съ ясной надписью «Melitiane»; на вазѣ нѣсколъко болѣе поздняго перiода изображено натравливанiе двухъ шпицовъ другъ на друга. Это были маленькiя, бѣлыя собачки со стоячими ушами и длинной мягкой шерстью. Онѣ были большими любимцами дамъ и, въ особенности, гетеръ, — нерѣдко онѣ носили даже имена гетеръ.

Похожи на шпицовъ по строенiю, но значительно крупнѣе ихъ овчарки, прямостоячiя уши которыхъ. служатъ указанiемъ на ихъ относительную первобытность. Въ Европу овчарки проникли одновременно съ культурой бронзоваго вѣка и потому надо думать, что онѣ образовались первоначально гдѣ-нибудъ во внѣевропейскихъ странахъ. Порода эта служила пастушескимъ племенамъ въ качествѣ сторожа ихъ обширныхъ стадъ, и появленiе ея въ указанную эпоху въ Европѣ совпадаетъ съ развитiемъ тамъ скотоводства.

Предками овчарокъ, уже въ виду крупныхъ размѣровъ ихъ, не могутъ быть малорослые шакалы, и родоначальныя формы ихъ должно искать среди волковъ. Iейттелесъ считаетъ такою исходной формой индiйскаго волка (Canis pallipes), встрѣчающагося кромѣ Индiи также въ восточной Персiи. Эту послѣднюю страну, населенную съ отдаленнъйшихъ эпохъ кочевыми пастушескими племенами, и должно считать, по всѣмъ вѣроятiямъ, мѣстомъ одомашненiя индiйскаго волка и превращенiя его въ овчарку. Обыкновенно индiйский волкъ обитаетъ въ открытыхъ ровныхъ мѣстностяхъ и избѣгаетъ лѣсовъ. По разсказамъ жителей, эти волки имѣютъ обыкновенiе, собравшись стаей, сгонять антилопъ и дикихъ козъ въ какое-нибудь удобное для ловли мѣсто, и, быть-можетъ, именно этимъ-то инстинктомъ и воспользовались первобытные обитатели: развивая его въ желательномъ направленiи, они добились того, что собаки-овчарки, выведенныя изъ волковъ, стали сгонять скотъ и превратились въ хорошихъ сторожей стадъ.

Къ овчаркамъ примыкаютъ собаки-парiи, распространенныя по всему востоку — онѣ встрѣчаются въ Турцiи, въ Египтѣ и Суданѣ, въ городахъ Индiи и въ колонiяхъ Голландской Индiи вплоть до Новой Гвинеи. Это бездомныя, полудикiя собаки, мало развитыя и не признающiя надъ собою власти человѣка. Онѣ держатся вблизи городовъ и въ городахъ, особенно съ магометанскимъ населенiемъ, и живутъ за счетъ выбрасываемыхъ нечистотъ, при случаѣ промышляя и воровствомъ. По составу своему собаки-парiи не представляютъ единства: между ними встрѣчаются какъ крупныя, такъ и мелкiя формы, различной масти и тѣлосложенiя.

Мелкiя индiйскiя собаки-парiи очень близки къ водящимся тамъ индiйскимъ шакаламъ, что подтверждается и строенiемъ череповъ ихъ. Западныя собаки-парiи Египта и Судана произошли, по мнѣнiю Iейттелеса, отъ диба, или волчьяго шакала (Canis anthus) тѣхъ мѣстъ и сохранили много общихъ съ нимъ чертъ.

Интересно, что собаки-парiи существовали уже въ древнемъ Египтѣ, и теперь въ нѣкоторыхъ мѣстностяхъ, напр., въ Рода и Абидосѣ, находятся во множествѣ ихъ мумiи, приготовленныя совершенно фабричнымъ способомъ, безъ того старанiя и тщательности, съ которыми отдѣланы, напр., мумiи гончихъ.

Совершенно особая и рѣзко отграниченная отъ всѣхъ прочихъ порода собакъ это — гончiя, характерныя своими высокими тонкими ногами, тонкимъ, поджарымъ туловищемъ, широкою грудью и вытянутою головою съ полуотвислыми или висячими ушами. Гончiя возникли, безъ сомнѣнiя, въ Африкѣ; здѣсь мы ихъ встрѣчаемъ въ наиболъшемъ разнообразiи у хамическихъ и семитическихъ африканскихъ племенъ, и здѣсь же онѣ впервые появляются и на историческихъ памятникахъ древнѣйшаго перiода египетской культуры. Изображенiя египтянъ указываютъ на существовнiе у нихъ крупныхъ гончихъ съ прямостоячими, ложкообразными ушами, — породы, повидимому, очень примитивнаго строенiя, происшедшей, несомнѣнно, откуда-нибудь по близости, изъ области верхняго Нила или изъ Эфiопiи.

 

Дѣйствительно, Рюппель открылъ въ Абессинiи особый видъ дикаго волка съ высокими ногами, узкой мордой и прямостоячими ушами. Видъ этотъ былъ описанъ имъ подъ назватемъ Canis simensis и по строенiю черепа и зубовъ чрезвычайно напоминаетъ нашихъ гончихъ, а по окраскѣ, по ушамъ и по пушистому хвосту похожъ на гончихъ, изображенныхъ на египетскихъ памятникахъ.

Въ самомъ Египтѣ древняя порода гончихъ совершенно исчезла, но несомненно отъ нея произошли гончiя-слюгги арабовъ, распространенныя ныне вплоть до Марокко, но сильно измѣненныя подборомъ. Потомками египетскихъ гончихъ, притомъ очень мало изменившимися, являются собаки-ибица — порода, открытая Келлеромъ на Балеарскихъ островахъ у Испанiи. Эта порода, называемая местными жителями perro ibizenco, по разсказамъ, происходить съ острова Ибица, куда собаки были завезены въ древности карфагенянами. На Балеарскихъ островахъ собаки-ибица нашли для себя въ высокой степени благопрiятныя условiя существованiя, такъ какъ острова эти изобиловали съ древнѣйшихъ временъ кроликами, и еще поселившiеся тамъ римскiе колонисты просили въ свое время Римъ, по разсказу Плинiя, прислать солдатъ для истребленiя этихъ грызуновъ, дѣлавшихъ невозможнымъ землѣдѣлiе. Собаки-ибица оказались деятельными истребителями кроликовъ и въ то же время сами, благодаря изобилiю пищи, могли сохраниться тамъ до нашего времени, тогда какъ въ Африкѣ ихъ родичи вымерли.

При тѣсныхъ торговыхъ сношенiяхъ, какiя существовали между Египтомъ и Грецiей, вполне естественно, что гончiя, возникшiя въ странѣ фараоновъ, были завезены въ Грецiю, — и, дѣйствительно, оне встречаются у грековъ уже въ древности. Отсюда онѣ распространились, съ одной стороны, чрезъ посредство Рима, где гончiя были превосходно извѣстны, по западной Европѣ, съ другой — попали въ сарматскiя степи, гдѣ нашли себе благопрiятный районъ распространенiя и дали начало русскимъ гончимъ-борзымъ.

Кроме гончихъ на египетскихъ памятникахъ находятся часто изображенiя коротконогихъ собакъ съ длиннымъ туловищемъ, вполнѣ похожихъ на нашихъ таксъ, но съ прямостоячими ушами. Несомненно, что и эта порода взяла свое начало изъ Египта, и на острове Майорке сохранилась до сихъ поръ порода таксъ съ ушами, торчащими вверхъ.

Совершенно въ иной области должно искать мѣсто происхожденiя договъ. Къ этой группе относятся собаки съ плотнымъ, массивнымъ тѣломъ, покоящимся на невысокихъ, сильныхъ ногахъ, съ большой, часто короткой головой, кожа которой виситъ складками, и съ висячими ушами. Ни въ Европѣ, ни въ Африкѣ договъ не было до начала историческаго перiода; ихъ изображенiй не сохранилось на памятникахъ египтянъ. Зато очень многочисленны ихъ изображенiя на памятникахъ ассирiйско-вавилонской культуры, и изъ этихъ барельефовъ ясно, что доги употреблялись тогда и на охотѣ и на войнѣ. Какъ цѣнились они тогда, явствуетъ изъ того, что по завоеванiи Вавилонскаго царства персами доходы съ четырехъ городовъ шли исключительно на содержанiе охотничьихъ собакъ персидскаго царя.

Ассирiйскiе доги изображаются постоянно съ отвислыми ушами, и изъ этого можно заключить, что одомашненiе этой породы произошло значительно ранѣе. Они, безъ сомнѣнiя, произошли не въ самой Месопотамiи, и, по литературньтмъ источникамъ судя, надо думать, что они ввезены были съ востока, изъ страны Эламъ, изъ Тибета или съ Гималайскаго хребта. Въ этой области, дѣйствительно, и въ настоящее время имѣется крупная порода домашнихъ собакъ — тибетскiе доги, которые сдѣлались извѣстны въ Европѣ еще со времени путешествiя Марко Поло.

Предковъ этой породы, уже въ силу ея огромнаго роста, слѣдуетъ искать, конечно, между волками Тибетскаго плоскогорiя и наиболѣе вѣроятно, что родоначальникомъ ея является черный тибетскiй волкъ (Canis niger). У него имѣется бѣлое пятно на груди, бѣлыя лапы, пушистый хвостъ и длинная шерсть, свешивающаяся съ груди и съ шеи, какъ у тибетскаго дога. Выведенные въ древнѣйшiя времена доги распространились изъ Тибета, съ одной стороны, на востокъ въ Китай, съ другой — въ долину Тигра и Евфрата.

Поскольку можно судить на основанiи литературныхъ источниковъ, въ Европу первые доги были привезены Ксерксомъ во время его похода на Грецiю. Затѣмъ позднѣе Александръ Македонскiй получилъ «индiйскихъ» собакъ отъ царя Пора и отправилъ ихъ въ Македонiю.

Впрочемъ, возможно, что и раньше еще крупные доги были завезены въ Грецiю, гдѣ они получили назваше «молосскихъ» собакъ, сохранявшееся за ними въ теченiе всего древняго перiода. Молосскихъ собакъ описываетъ еще Аристотель, указывающiй, что ихъ имѣется двѣ породы; изображенiя ихъ находятся на монетахъ IV и III вѣка до Р. Хр.; превосходное изображенiе молосскаго дога сохранилось подъ кресломъ Олимпiи, дочери молосскаго короля и временной правительницы Эпира (тоже IV — III вѣка до Р. Хр.); храбрость, вѣрность и красоту «молоссовъ» прославляетъ цѣлый рядъ греческихъ и римскихъ писателей, и уже, напр., въ комедiяхъ Аристофана они фигурируютъ, какъ широко распространенная и излюбленная порода.

Римляне получили молосскихъ договъ отъ грековъ, но, кромѣ настоящихъ «молоссовъ», у нихъ имѣлись такъ называемые «псевдо-молоссы» — также превосходные доги съ широкой мордой, короткими ушами и гривой волосъ на загривки. Эта порода, невидимому, не им'Ьетъ прямого отношетя къ настоящимъ «молоссамъ». Поздние римляне, въ свою очередь, распространили договъ къ сѣверу отъ Альпъ. При раскопкахъ въ римской колонiи Виндонисси въ Щвейцарiи найденъ хорошо сохранившiйся черепъ дога и сдѣланное изъ глины изображенiе его, напоминающее нынѣшнихъ ньюфаундлендовъ.

Вполнѣ естественно, что при переселенiи договъ черезъ Альпы нѣкоторыя особи остались въ альпiйскихъ горныхъ проходахъ и дали здѣсь начало санъ-бернарамъ, этой благороднѣйшей разновидности договъ, полученной путемъ продолжительнаго подбора и прекрасно акклиматизировавшейся въ горахъ, что, впрочемъ, и не можетъ казаться удивительнымъ: сами родоначальники договъ имѣли свое основное мѣстообитанiе на высокихъ плоскогорiяхъ Тибета, подходящихъ по условiямъ къ альпiйскимъ высотамъ. Какъ произошли ньюфаундленды, не выяснено съ точностью, но не подлежитъ сомнѣнiю, что въ нихъ характеръ первоначальныхъ тибетскихъ договъ сохранился съ чрезвычайной полнотою.

Такимъ образомъ, имѣющiяся историческiя данныя говорятъ скорѣе за происхожденiе различныхъ породъ собакъ изъ разнородныхъ источниковъ. Эти породы возникали независимо одна отъ другой въ различныхъ мѣстностяхъ, становившихся затѣмъ центрами ихъ распространенiя. Родоначальниками ихъ являлись различныя формы дикихъ собакъ, стоящiя въ очень далекихъ одна къ другой отношенiяхъ и не имѣющiя между собою ничего общаго. При выработкѣ дальнъйшихъ породъ собакъ въ среднiе и новые вѣка большую роль играло скрещиванiе основанныхъ, раньше возникшихъ породъ, какъ намъ объ этомъ придется еще говорить неоднократно ниже, при описанiи отдѣльныхъ породъ. Скрещиванiе это, равно какъ и тщательный подборъ производителей, предпринималось уже большею частью вполнѣ сознательно, съ цѣлью добиться тѣхъ или другихъ особенностей, развитiя той или другой стороны во внѣшыней или въ психической природѣ собакъ.

Охотники-промышленники, пастухи, богатые спортсмены, любители охоты, спецiалисты-собаководы, торгующiе собаками — всѣ принимали участiе въ выработкѣ новыхъ породъ, отличающихся либо особымъ чутьемъ, быстротою бѣга, ловкостью и рѣзвостью, либо выносливостью и силою, либо, наконецъ, просто красивыми внѣшними формами, уживчивостью и умственными способностями.

Скрещиванiе домашней собаки съ дикими формами, напр., съ волкомъ, практиковалось неоднократно, но не давало никогда существенныхъ результатовъ въ смыслѣ полученiя новыхъ породъ. Помѣси либо бывали мало плодовиты, либо потомство ихъ было слабо, вымирало и исчезало черезъ малое число поколѣнiй. Очевидно, продолжительная культура значительно удалила собакъ по организации отъ ихъ дикихъ родичей, и скрещиванiе съ последними не можетъ уже давать благопрiятныхъ результатовъ, какъ вообще скрещиванiе двухъ далеко стоящихъ и мало между собою родственныхъ формъ.

 

Строенiе собаки

 

Мы не будемъ останавливаться подробно на разсмотрѣнiи скелета собаки, состоящаго изъ 247 костей. Отсылаемъ интересующихся къ спецiальнымъ сочиненiямъ. Обратимъ вниманiе лишь на зубы собаки, которыхъ всего 42. Они представляютъ интересъ въ томъ отношенiи, что на основанiи ихъ можно определить возрастъ молодой собаки, совершенно такъ же, какъ это делается у лошадей. Прежде всего надо замѣтить, что всего у собаки 12 рѣзцовъ, 4 клыка и 26 коренныхъ. Черезъ 4 — 6 недѣль послѣ рожденiя щенка у него появляются молочные зубы, которые 4 — 6 мѣсяцевъ спустя уступаютъ мѣсто первымъ рѣзцамъ. Первые коренные зубы показываются на третьей или на четвертой недѣлѣ и по прошествiи пяти мѣсяцевъ выпадаютъ. Такимъ образомъ, можно считать собаку моложе одного года; если коронки рѣзцовъ заострены каждая въ видѣ трехъ лепестковъ лилiи. Въ теченiе второго года жизни зубы эти болѣе или менѣе снашиваются и на третьемъ году обыкновенно совершенно уже сношены, особенно въ нижней челюсти. Если клыки также сильно сношены, то собакъ надо считать болѣе четырехъ лѣтъ отъ роду; затѣмъ далѣе съ возрастомъ зубы эти снашиваются все сильнѣе и силънѣе. Послѣ 7 — 10 лѣтъ зубы совершенно сношены и многихъ зубовъ не хватаетъ. При этомъ должно, однако, помнить, что пища и ея свойства, въ особенности же, тверда ли она или мягка, играютъ большую роль въ снашиванiи зубовъ.

Перейдемъ теперь къ разсмотрѣнiю наружнаго вида собаки и остановимся прежде всего на свойствахъ кожи, на окраскѣ шерсти и на формѣ тѣла.

У не слишкомъ изнѣженныхъ породъ собакъ кожа обыкновенно довольно толста и груба. У нѣкоторыхъ породъ она обладаетъ чрезвычайной растяжимостью на головѣ и на затылкѣ. У всѣхъ собакъ около носа и надъ глазами имѣются небольшiе бугорки, усаженные длинными осязательными щетинами въ видѣ усовъ и бровей; внутри этихъ бугорковъ находятся нервы съ осязательными окончанiями. Если собака здорова и хорошо содержится, то кожа ея не имѣетъ никакого запаха, при небрежномъ же содержанiи или при болезни она испускаетъ запахъ очень непрiятный.

Шерсть защищаетъ собаку отъ атмосферическихъ влiянiй, а также и отъ пораненiя кожи. У такъ называемыхъ голыхъ африканскихъ собакъ (онѣ, впрочемъ, скорѣе должны бы быть названы южно-американскими, такъ какъ происходятъ изъ Южной Америки) шерсть имѣется лишь на груди, на спинѣ и на хвостѣ. Китайская голая собака обладаетъ, кромѣ того, небольшимъ пучкомъ шерсти на голове.

Хотя собаки и употребляютъ гораздо меньше времени на свой туалетъ, чѣмъ, напримѣръ, кошки или попугаи, онѣ въ общемъ все же обыкновенно выглядятъ очень аккуратно. Шерсть ихъ, если только собака не больна, прилегаетъ гладко къ телу, не нуждаясь въ приглаживанiи и чесанiи щеткой и гребенкой. На спинѣ и по бокамъ она направлена спереди назадъ, и у нѣкоторыхъ длинношерстыхъ породъ можно замѣтить вдоль спины правильный проборъ. Интересно, что на груди, на брюхѣ и на затылкѣ шерсть имѣетъ иное направленiе, а на границахъ между участками съ разнымъ направленiемъ волосъ образуются такъ называемые «швы», отъ которыхъ волоса расходятся въ стороны. Чѣмъ длиннѣе шерсть, тѣмъ выше поднимаются волоса на швахъ, и, такимъ образомъ, возникаютъ тѣ своеобразные пучки волосъ, которые встрѣчаются на задней сторонѣ лапъ у нѣкоторыхъ породъ собакъ, напримѣръ, у легавыхъ, у русскихъ борзыхъ и у колли. Эти пучки у собаководовъ называются «перьями». Такiе волоса имѣются также на хвостѣ легавой и вообще всюду, гдѣ замечается ростъ волосъ въ двухъ различныхъ направленiяхъ. Собаки съ жесткою шерстью, какъ, напримѣръ, пинчеры, обладаютъ совершенно неестественнымъ, по существу, направленiемъ волосъ, — у нихъ волоса направлены не спереди назадъ, а торчатъ въ разныя стороны.

Природа сама заботится объ удаленiи старыхъ волосъ, такъ какъ собака не менѣе раза въ годъ линяетъ и зимой получаетъ болѣе густую шерсть, чѣмъ лѣтомъ. Впрочемъ, человѣкъ въ данномъ случаѣ нерѣдко вмѣшивается въ нормальныя отношенiя и создаетъ для собаки совершенно неестественныя у словiя, — такъ, пуделя, которыхъ стригутъ лишь наполовину, несомненно, спереди страдаютъ отъ жары, а сзади отъ холода. Стрижка собакъ сдѣлалась въ настоящее время даже своего рода выгодною аферою, и въ этой области создались артисты, умѣющiе выстригать на спине пуделей даже гербы и монограммы. Такое искусство приносить немалый доходъ тѣмъ, кто имъ обладаетъ.

 

Какъ мы увидимъ ниже, различныя качества шерсти играютъ большую роль при оцѣнкѣ достоинствъ собакъ на выставкѣ. Различаютъ два основные рода шерсти — шерсть длинную и шерсть короткую, но кромѣ того имѣется безконечный рядъ другихъ подраздѣленiй — различается шерсть блестящая, жесткая, взъерошенная, курчавая, волнистая, косматая, шелковистая и т. д. Обозначенiя эти понятны сами собой.

У шпицовъ шерсть длинная, у нѣмецкихъ договъ — короткая и гладкая, у нѣмецкихъ пинчеровъ — жесткая, у белъгiйскихъ пинчеровъ и гриффоновъ — жесткая, взъерошенная, у легавыхъ собакъ — кудрявая, у русскихъ борзыхъ — волнистая, у англiйскихъ овчарокъ — косматая, у н'Ькоторыхъ пуделей — курчавая и у малътiйскихъ и iоркширскихъ террьеровъ — шелковистая.

 

ЦвѣТъ шерсти или «масть» собакъ играетъ также большую роль при опредѣленiи породы и въ значительной степени подверженъ влiянiю моды.

Какую масть слѣдуетъ признать красивейшей? Мы думаемъ, что, если бы подвергнуть этотъ вопросъ даже всеобщему голосованiю, то и тогда рѣшенiе его носило бы лишь временный характеръ. Понятiе о красоте меняется со временемъ, и считать ли красивѣйшей собаку черную, бурую, полосатую, одноцвѣтную, желтую, сѣрую или бѣлую — зависитъ отъ обстоятелъствъ и отъ цели, для которой она служитъ. У комнатныхъ собакъ цѣнится, конечно, красота и изящество узоровъ на ушахъ, на головѣ и на спинѣ, охотничья же собака должна обладать окраской, которая делала бы ее заметной для охотника на большомъ разстоянiи и выделяла бы ее на окружающемъ поле действiя. Военная собака, наоборотъ, должна сливаться своей окраской и возможно меньше отличаться среди окружающаго, точно такъ же, какъ и такса должна быть окрашена въ темные цвѣта, такъ какъ иначе бѣлый цвѣтъ открывалъ бы издали лисице ея присутствiе. По существу чистая бѣлая окраска должна быть признана столь же красивой, какъ и совершенно черная, и, конечно игра цвѣтовъ при пепельно-серой окраскѣ не менѣе красива, чѣмъ при рыжей. Одинъ изъ лучшихъ знатоковъ собакъ, художникъ, спецiалистъ по рисованiю зверей, Людвигъ Бекманъ, считалъ нормальной для собакъ серую или пепельную окраску шпицовъ. По его интереснымъ изслѣдованiямъ, у многихъ породъ собакъ замѣчается постепенное потемнѣнiе этой пепельной окраски по направленiю къ спинѣ и, наоборотъ, она становится болѣе свѣтлой на другихъ частяхъ тела. Дѣйствительно, у таксъ, террьеровъ и сеттеровъ-гордоновъ замѣчается при коричневомъ узорѣ, что окраска на головѣ, лапахъ и хвостѣ темнѣе, а черная окраска распреѣделяется симметрически. При полномъ развитiи окраски, свойственной спинѣ, получилась бы порода съ равномѣрной коричневой или совершенно черной окраской, какъ это и имѣетъ мѣсто, напримѣръ, у пуделей, ньюфаундлендовъ и черныхъ гончихъ.

Иногда наблюдается мѣстное побѣленiе, какъ это замѣчается у немецкихъ договъ и у далматскихъ или тигровыхъ собакъ. Наконецъ, очень замѣчателънымъ явленiемъ надо считать случающееся у собакъ, какъ, впрочемъ, и у другихъ животныхъ, полное побѣленiе шерсти, такъ называемый альбинизмъ, — оно связано съ появленiемъ красныхъ, вследствие отсутствiя въ нихъ пигмента, глазъ и нередко сопровождается ослабленiемъ жизнедѣятельности или даже недоразвитiемъ различныхъ органовъ.

Отмѣтимъ еще одну физiологическую особенность собакъ: онѣ очень мало потеютъ, такъ какъ у нихъ слабо развиты потовыя железы. Всемъ извѣестно, какъ сильно при беге «взмыливается», вследствiе обильнаго выделенiя липкаго пота, лошадь, собака же, бѣгущая рядомъ, остается сухою. Однако, чтобы понизить высокую температуру крови, развивающуюся вслѣдствiе быстраго движенiя, а также и просто при жарѣ, собакѣ приходится прибѣгать къ другому средству — усиливать испаренiе въ легкихъ и въ ротовой полости. Для этой-то цѣли собака учащенно, дышитъ и далеко высовываетъ свой языкъ изо рта, чего не дѣлаютъ другiя животныя.

Строенiе тѣла собаки представляетъ столь же большое разнообразiе, какъ и ея окраска и свойства шерсти. При разсмотрѣнiи строенiя тѣла должно не упускать изъ виду того назначенiя, какое имѣютъ тѣ или другiя породы собакъ, а потому, слѣдуетъ сперва познакомиться съ жизнедѣятельностью различныхъ породъ и съ ихъ отношенiемъ къ средѣ и къ человѣку, — лишь тогда обнаружится полное соотвѣтствiе въ организацiи каждой породы съ предъявляемыми къ ней требованiями.

 

Общiя свойства собаки

 

Очень возможно, что сами собаки далеко не блестящаго мнѣнiя о своихъ собственныхъ добродѣтеляхъ, но пока мы не научились понимать ихъ языка, мы можемъ въ общемъ сказать объ нихъ одно лишь хорошее.

Вѣрность собаки вошла въ поговорку. Мы приведемъ лишь нѣсколько примѣровъ этого благороднаго качества о которомъ любители собакъ могли бы много поразсказать. Разсказываютъ, напр., что одинъ солдатъ-инвалидъ, потерявшiй зрѣнiе, завелъ сѣбѣ собаку и ходилъ съ ней изъ селенiя въ селенiе, прося милостыню; однажды онъ заболѣлъ и нѣсколько мѣсяцевъ пролежалъ въ постели. Собака не покидала его ни на шагъ, и, когда онъ умеръ, ее не могли отогнать отъ его трупа. Его похоронили, она шла за его гробомъ и осталась лежать на свѣжей могилѣ. Ее пробовали кормить, но она отказывалась отъ пищи и черезъ пять дней умерла, не сходя съ могильнаго холма.

Такихъ примѣровъ, когда собака остается у тѣла своего господина и въ буквальномъ смыслѣ слова ищетъ смерти на его могилѣ, — сотни. Что касается ея преданности человѣку и самоотверженности, то можно бы привести тому не сотни, а даже тысячи примѣровъ, — нерѣдко это свойство ея отвращало ужаснейшiя нѣсчастiя.

Еще одно хорошее качество собакъ это то, что онѣ скоро забываютъ причиненное имъ зло, въ томъ лишь случаѣ, впрочемъ, если обидчикъ относится къ ихъ друзьямъ. Если же обидитъ врагъ, то ему отнюдь не слѣдуетъ довѣряться собакѣ — она ему никогда не простить обиды.

Собаки очень быстро узнаютъ своихъ друзей и доброжелателей. Спрашивается, какiе органы чувствъ играютъ при этомъ роль — органы зрѣнiя, обонянiя или слуха?

Вѣроятнѣе всего, что собаки узнаютъ не глазами, такъ какъ, повидимому, собака на короткомъ разстоянiи видитъ не особенно хорошо, по крайней мѣрѣ по сравненiю съ человѣкомъ. Зато на далекое разстоянiе она различаетъ предметы легче и лучше человѣка, благодаря болѣе косому расположенiю своихъ глазъ. Впрочемъ, собака всегда болѣе полагается на свой слухъ, чѣмь на зрѣнiе. Въ сумеркахъ собака видитъ лучше человѣка, вслѣдствiе своеобразнаго строения своихъ органовъ зрѣнiя; это же строенiее обусловливаетъ свѣченiе или, вѣрнѣе, блескъ глазъ собаки въ темнотѣ. Обонянiемъ своимъ собака значительно превосходить человѣка, и это чувство, несомненно, играетъ у нея наиболѣе важную роль. Ниже мы будемъ имѣть еще неоднократно случай говорить объ обонянiи собаки; у легавыхъ и другихъ охотничьихъ собакъ, оно, положительно, граничить нерѣдко съ чудомъ.

Относительно слуха собаки господствуетъ мнѣнiе, что онъ мало отличается отъ слуха человѣка. На самомъ дѣлѣ, музыкальность собаки и ея любовь къ музыкѣ оставляютъ желать многаго. Какъ великолѣпная, такъ и плохая игра на фортетано, звуки шарманки или скрипки и даже самая нѣжная музыка совершенно въ одинаковой степени вызываютъ у собаки жалобный вой. Этотъ вой, однако, отнюдь не слѣдуетъ считать плачемъ, такъ какъ въ данномъ случаѣ собака вовсе не проявляетъ ни печали, ни радости. Когда она въ печальномъ настроенiи, она поджимаетъ хвостъ между ногами, опускаетъ голову и жалобно визжитъ. Когда она радуется, то виляетъ хвостомъ, радостно лаетъ, болѣе отрывисто и звонко, чѣмъ обыкновенно. При особо хорошемъ настроенiи собаки иногда поджимаютъ губы и оскаливаютъ свои зубы, дѣлая нѣчто въ родѣ улыбки. Радость ихъ выражается также въ прыжкахъ и въ разныхъ забавныхъ движенiяхъ, и интересно, что такiя же движенiя обнаруживаются при соотвѣтственномъ душевномъ настроенiи у волковъ и у шакаловъ. Лизанъе рукъ своего господина должно разсматривать, какъ привычку, вытекающую изъ обыкновенiя собакъ лизать все, что имъ особенно нравится, напримѣръ, своихъ щенятъ. Оттуда же берется, несомненно, привычка собакъ кусать другъ друга во время игры. Въ гнѣвѣ собака совершенно преображается, зубы ея оскаливаются, уши прижимаются и шерсть на спинъ поднимается дыбомъ.

Встрѣча двухъ собакъ, которыя не знаютъ другъ друга, или не довѣряютъ одна другой, сопровождается всегда особыми инстинктивными привычками, — если оказывается, что онѣ одна противъ другой ничего не имѣютъ, то происходить обычное взаимное освидетельствование съ обоихъ концовъ тѣла.

Древнiй римскiй натуралистъ Плинiй приводить въ объясненiе этой привычки собакъ слѣдующiй анекдотъ. Когда тираннъ Гиппiй былъ свергнуть съ трона, собаки лакедемонянъ увидели къ своему крайнему огорченiю, что въ Грецiи одерживаетъ верхъ демократiя, и, такъ какъ имъ не хотѣлось перемѣны образа правленiя, то онѣ обратились за помощью къ Юпитеру и составили ему слезное прошенiе, написанное на пергаментѣ. Доставить это прошенiе было поручено одной гончей, и 50 другихъ выборныхъ собакъ сопровождали этого посланца вплоть до рѣки Еврота. Когда онѣ добрались до береговъ этой рѣки, то увидѣли, что вода поднялась въ ней и сильно разлилась.

Гончая не побоялась переплыть рѣку, но встала въ тупикъ, какъ сохранить сухимъ пергаментъ, порученный ей. Изъ затрудненiя выручилъ пудель, — онъ свернулъ пергаментъ въ трубочку испряталъ его посланцу… подъ хвостъ. Гончая бросилась въ рѣку въ полномъ убѣжденiи, что драгоцѣнный документь теперь не пострадаетъ, переплыла на другой берегъ, распростилась съ провожатыми и со всъхъ ногъ пустилась бѣжатъ по направлешю къ Олимпу. Возвращенiя ея собаки ждали, ждали, но такъ и не дождались до настоящаго времени, и это тревожное отсутствiе посланца съ важнымъ порученiемъ заставляетъ и теперь еще всѣхъ представителей собачьяго рода, при первомъ новомъ знакомствѣ съ себѣ подобными, справляться первымъ дѣломъ, не находится ли передъ ними посланецъ, несущiй съ собою отвѣтъ Юпитера!

 

 

Разведенiе собакъ (собаководство)

 

Мы видѣли выше, что человѣкъ съ древнѣйшихъ временъ сталъ заботиться о собакѣ и что эти его заботы оказали на нее благотворное влiянiе. По всѣмъ вѣроятiямъ, для самой собаки это прошло совершенно незаметно, но все же, благодаря заботамъ человѣка, внѣшность собаки измѣнилась къ лучшему и усовершенствовались и ея внутреннiя качества. Улучшилось и самое ея положенiе, такъ какъ теперь вездѣ собака занимаетъ первое мѣсто среди домашнихъ животныхъ.

Прежде всего, конечно, человѣкъ приложилъ всѣ старанiя къ тому, чтобы усовершенствовать, насколько возможно, охотничьихъ собакъ. Еще въ очень недавнее время удалось успѣшн облагородить нѣкоторых изъ охотничъихъ породъ путемъ скрещиванiя. Вообще говоря, за послѣднее время собаководы перешли къ разведенио чистыхъ породъ. Владѣльцы собакъ, обладающихъ особенно цѣнными качествами, стремятся послѣдовательнымъ, методическимъ подборомъ производителей поддержать породу въ возможно болѣе чистомъ состоянiи, улучшить ее и добиться еще болѣе высокихъ качествъ.

Замѣчательно, что собаководство, интересъ къ которому во всѣхъ странахъ возрастаетъ, находится съ давнихъ поръ всецѣло въ рукахъ любителей и остается въ ихъ рукахъ и по настоящее время. Отъ времени до времени появляются широковѣщателъныя рекламы различныхъ «собаководныхъ» заведенiй, большей частью чисто коммерческаго характера, но услугами ихъ, повидимому, мало кто пользуется. Изъ этихъ предпрiятiй многiя существовали лишь короткое время, такъ какъ нерѣдко доставляли собакъ плохого качества, и покупатели вскорѣ убѣждались, что гораздо выгоднѣе получать собакъ отъ любителей. Въ западной Европѣ имѣется немало различныхъ обществъ и клубовъ любителей собакъ, и эти общества представляютъ извѣстныя гарантiи въ смыслѣ честнаго и порядочнаго ведетя всѣхъ коммерческихъ сдѣлокъ по продажѣ и покупкѣ собакъ своими членами.

Къ тому же собаководы-любители продаютъ собакъ большею частью дешевле профессоналовъ. Конечно, разведенiе породистыхъ собакъ, соотвѣтствующихъ всѣмъ требованiямъ и хорошо дрессированныхъ, — собакъ, однимъ словомъ, получающихъ премiи на выставкахъ, — стоитъ большихъ денегъ. Любитель не гонится, однако, за наживой и въ большинствѣ случаевъ стремится лишь окупить часть своихъ издержекъ.

Если желательно вообще получить собаку определенной породы и не важна ея чистокровность, то, конечно, можно ее купить и у любого торговца-профессiонала, но если желательно имѣть собаку породистую, красивую, имеющую шансы получать призы и способную давать потомство, которое можетъ впослѣдствiи съ лихвою окупить затраты, произведенныя на покупку, то слѣдуетъ обращаться къ любителямъ-собаководамъ или лишь къ хорошо извѣстнымъ и надежнымъ фирмамъ.

Спрашивается, что мы понимаемъ въ настоящее время подъ породистой собакой? Породистая собака это такая, которая даетъ при скрещиванш съ хорошимъ представителемъ той же породы потомство, во всѣхъ деталяхъ сходное с родителями. Типичныя черты породы определяются строенiемъ скелета и въ особенности строенiемъ черепа собаки, и это строенiе передается изъ поколѣнiя въ поколѣнiе. Собаководы-спортсмены требуютъ, чтобы родословная собаки заключала, по меньшей мѣрѣ, семь поколѣнiй предковъ чистой породы. На первый взглядъ, такимъ образомъ, разведенiе породистыхъ собакъ кажется не особенно труднымъ, — остается лишь подыскивать породистыхъ производителей, а остальное сделается само собой. На практикѣ же дѣло обстоитъ совершенно иначе. Роль собаковода гораздо сложнѣе, — ему постоянно приходится вмъшиваться въ дело, такъ какъ загадочные законы наслъдственности далеко не вполнѣ еще нами разгаданы. Бываютъ нерѣдко случаи атавизма, когда породистые производители даютъ щенятъ, отнюдь не наслѣдующихъ хорошихъ качествъ предковъ. Чаще всего это сказывается на свойствахъ шерсти и на масти. Случается, однако, что атавизмъ вызываетъ внезапно и какое-нибудь цѣнное качество, но, конечно, это является всецело дѣломъ случая, предусмотрѣть который нѣтъ никакой возможности.

Если все предоставить одному лишь случаю, то можетъ наступить и полное вырожденiе породы. Когда таковое угрожаетъ, слѣдуетъ озаботиться притокомъ свѣжей крови, при чемъ иногда полезно бываетъ даже брать производителей совершенно другой породы. По истеченiи нѣкотораго времени помѣси эти могутъ затѣмъ сами дать чистую породу. Собаководъ долженъ заботиться также и объ устраненiи неподходящихъ скрещиванiй. Сука, скрещенная съ породистымъ кобелемъ, при отсутствiи надзора можетъ сойтись вторично съ непородистымъ, и въ результатѣ среди щенятъ ея помета могутъ найтись такiе, на которыхъ ясно замѣтно ихъ плебейское происхожденiе. Совершенно невѣрно, однако, существующее убѣжденiе, будто при подобномъ случаѣ сука становится и впредь неспособною приносить породистое потомство.

Кромѣ скрещиванiй собакъ разныхъ кровей (т. — е. хотя и одной породы, но въ очень дальнихъ степеняхъ родства), собаководы нерѣдко примѣняютъ скрещивате въ близкихъ степеняхъ родства, напр., въ предѣлахъ одной семьи. Скрещиванiе разныхъ породъ необходимо для подновленiя крови, а также для полученiя новыхъ породъ, кровосмѣсительное же скрещиванiе въ предѣлахъ одной и той же семьи или въ близкомъ родствѣ ведетъ надежнѣе къ полученiю, въ сравнительно короткое время, ясно опредѣлившихся свойствъ и формъ. Такое кровосмѣшенiе, однако, чрезвычайно опасно; при немъ организацiя потомства хотя и улучшается, но становится въ то же время слабѣе, — получаются породы болѣе благородныя, но въ то же время часто менѣе выносливыя, и въ концѣ концовъ начинается даже вымиранiе. Дѣло въ томъ, что при повторномъ скрещиванiи близкихъ родственниковъ наслѣдуются и увеличиваются въ числѣ и свойственные имъ мелкiе недостатки, превращающiеся путемъ суммированiя въ недостатки крупные. Въ результатѣ кровосмѣшенiя появляются существа, неспособныя къ дальнѣйшему размноженiю и обнаруживающая ненормальную нервозность. Чистокровная собака «благородной» породы отнюдь не обязательно должна быть резулътатомъ такого разведенiя въ прѣдалахъ близкаго родства. Благородство ея опредѣляется красотою и пропорциональностью очертанiй, хорошимъ развитiемъ мышцъ, силою ногъ, энергiей, умнымъ выраженiемъ морды и красотою шерсти и масти. Собака, не обнаруживающая характерныхъ чертъ породы, не можетъ претендовать на наименованiе породистой.

Несмотря на всѣ труды и затраты, направленные къ улучшенiю различныхъ породъ собакъ, собаки непородистыя встрѣчаются все же въ несравненно большемъ количествѣ, чѣмъ породистыя. Причиною тому является въ значительной степени незнакомство съ элементарнѣйшими правилами разведенiя породистыхъ собакъ и со способомъ наилучшаго ухода за ними. Ниже мы дадимъ нѣкоторые совѣты въ этомъ направленiи.

 

Помѣщенiе для собакъ

 

Собачьей будкой можетъ служить любой ящикъ, въ которомъ вырѣзано подходящее отверстiе, или который поставленъ вверхъ дномъ на землю. Точно также бочка съ вырѣзаннымъ отверстiемъ въ днѣ, положенная на землю и снабженная соломой, можетъ служить хорошимъ помѣщенiемъ для собаки. Эти первобытныя собачьи будки примѣняются еще кое-гдѣ до сихъ поръ, и жить въ нихъ собакамъ совсѣмъ не плохо. Въ ящикѣ, впрочемъ, собака иногда мокнетъ отъ дождя; тогда какъ въ бочкѣ, не пропускающей чрезъ свои пазы воду, она всегда остается сухою.

Такiя помѣщенiя для собакъ не долговѣчны даже въ томъ случаѣ, если ихъ выкрасить масляной краской; для породистыхъ собакъ ихъ отнюдь нельзя рекомендовать, точно такъ же, какъ и собачьи будки прежняго образца. Въ этихъ помѣщенiяхъ слишкомъ продуваетъ вѣтеръ, и потому для щенятъ они совершенно неподходящи. Хорошая собачья будка должна имѣть входъ сбоку.

Если внутри для защиты отъ вѣтра поставить поперечную перегородку А, то собака въ помѣщенiи будетъ совершенно защищена отъ сквозняка. Разумѣется, помѣщенiе это должно быть настолько велико, чтобы собака могла въ немъ удобно устроиться за перегородкой. Лѣтомь, когда собакѣ жарко, можно перегородку удалять. Полъ будки можетъ быть деревяннымъ, но надо устроить такъ, чтобы его можно было чистить, мыть водою и дезинфицировать. Имѣются собачьи будки, поднимающiяся надъ землею или устроенныя такимъ образомъ, что онѣ могутъ совершенно раскрываться, — это представляетъ особыя удобства для содержанiя въ чистотѣ щенятъ. Легкое дезинфицированiе должно примѣняться еженѣдельно, если желательно избѣжать всевозможныхъ собачьихъ болѣзней.

Помѣщенiе никогда не должно, однако, быть настолько пропитано дезинфекцiонными средствами, чтобы мѣсто, гдѣ собака ложится, было влажное. Сухость пола и сухая подстилка изъ соломы, песка или торфа — необходимое условiе для жизни и здоровья щенятъ. Великолѣпнѣйшей подстилкой для собакъ является слой сухого торфа, который слѣдуетъ возобновлять каждый мѣсяцъ и покрывать сверху еженедѣльно чистымъ слоемъ ржаной соломы. Опилки, половики и маты менѣе рекомендуются въ качествѣ подстилки для собакъ.

 

Очень хорошо, если собачья будка огорожена заборомъ, и если вокругъ нея имѣется нѣкоторое пространство, покрытое пескомъ; заборъ не долженъ, однако, имѣтъ по верхнему краю никакихъ острыхъ частей. Еще лучше, если пространство вокругъ помѣщенiя для собакъ вымощено или цементировано и снабжено сточными желобками; оно можетъ находиться въ саду, около дома, лучше всего на такомъ мѣстѣ, которое поочередно находится то на солнцѣ, то въ тѣни. Богатые любители устраиваютъ иногда для собакъ роскошныя будки, выложенныя мраморомъ, съ проточной водою, — такiя помѣщенiя являются красивыми виллами, но въ нихъ собаки часто могутъ болѣть. Съ другой стороны, можно сдѣлать и съ небольшими затратами очень удобное жилище для собаки, простое и практичное, гдѣ она будетъ пользоваться полнѣйшимъ здоровьемъ и благополучiемъ.

Въ помѣщенiяхъ болѣе обширныхъ, предназначенныхъ для большого числа собакъ, въ такъ называемыхъ «питомникахъ», для каждой собаки устраивается обыкновенно свое отдѣленiе, которое должно хорошо провѣтриваться, но быть въ то же время защищеннымъ отъ сквозняка. Лучше всего располагать подобныя помѣщетя такимъ образомъ, чтобы они выходили на югъ, но въ нихъ должно быть и защищенное отъ солнца пространство, гдѣ собаки находили бы нужную имъ тѣнь и могли бы отдыхать, дежа на рѣшетчатомъ полу.

Промежутки между перекладинами этихъ рѣшетчатыхъ половъ должны быть не очень широки, чтобы собаки и въ особенности щенки не застревали въ нихъ своими лапами. Питомникъ для собакъ долженъ быть сухъ, хорошо вентилироваться и быть снабженнымъ свѣжей водой. Гравiй, которымъ иногда посыпаютъ дорожки для прогулки собакъ, не удобенъ, такъ какъ остается у нихъ между пальцами. Въ каждомъ отдѣлъномъ помѣщенiи долженъ находиться сосудъ со свѣжей водою, до котораго собака могла бы легко добраться.

Отнюдь нельзя рекомендовать сажать нѣсколько собакъ вмѣстѣ въ одномъ и томъ же помѣщенiи; рекомендуется даже разсаживатъ собакъ различнаго пола такимъ образомъ, чтобы онѣ были разделены между собою не решетчатыми, а сплошными стѣнками, и не видали бы другъ друга. На англiйскихъ псарняхъ, впрочемъ, гдѣ содержатся цѣлыя своры охотничьихъ собакъ, нерѣдко 10 — 12 собакъ живутъ вмѣстѣ. У англiйскихъ собаководовъ, однако, во многихъ отношенiяхъ совершенно оригинальные прiемы воспитанiя собакъ. Интересно, что у собакъ вырабатываются тамъ и особыя привычки: такъ, напримѣръ, разъ или два въ день вся свора, безъ всякихъ къ тому внѣшнихъ побужденiй, вдругъ поднимаетъ страшный лай. Нѣсколько собакъ начинаютъ лаять, лай усиливается невѣроятно и затѣмъ сразу стихаетъ. Каждая стая собакъ знаетъ тамъ свое названiе и имена другихъ. Вечеромъ, когда собаки возвращаются въ свои помѣщенiя подъ надзоромъ сторожей, на зовъ «Pups, pups!» собираются молодыя; затѣмъ сторожъ кричитъ: «Ladies, rentrez!» — и въ помѣщенiе идутъ суки; наконецъ на кличку «Hounds, hounds!» отзываются кобели и также возвращаются домой. Помѣщенiя англiйскихъ охотничьихъ собакъ-пойнтеровъ обыкновенно содержатся въ образцовомъ порядкѣ.

 

Принадлежности помѣщенiй для собакъ

 

 

Гардеробъ собакь

 

Кромѣ обычныхъ принадлежностей для чистки помѣщенiй — метелъ, тряпокъ, ведеръ и т. п., — въ жилищѣ для собакъ должны находиться прежде всего вода и дезинфекцiонныя вещества, затѣмъ щетки, гребни и перчатки для растиранiй. Если помѣщенiе для собакъ мало, то можно держать эти вещи гдѣ-нибудь въ другомъ мѣстѣ, причемъ слѣдуетъ лишь смотрѣть за тѣмъ, чтобы всѣ онѣ имѣли свое определенное мѣсто храненiя, и чтобы прислуга не пользовалась ими для другихъ цѣлей помимо той, для которой онѣ предназначены. Если помѣщенiе достаточно обширно, то можно хранить тамъ же, кромѣ этихъ вещей, запасы пищи для собакъ, галеты, мясо, яйца, костяную муку и нѣкоторые медикаменты. Галеты должны, разумѣется, храниться въ совершенно сухомъ мѣстѣ, мясо слѣдуетъ защищать отъ мухъ, и всѣ припасы должны быть положены такъ, чтобы собаки не могли ихъ достать.

Гардеробъ собакъ, какъ бы ни былъ онъ малъ или великъ, долженъ также находиться въ ихъ помѣщенiи. Къ гардеробу ихъ принадлежитъ прежде всего ошейникъ, служащiй для гулянья; чѣмъ онъ проще, тѣмъ лучше. Все же не надо забывать и эстетики: черному пуделю подходить, конечно, скорѣе никкелированный илицвѣтной ошейникъ, чѣмъ черный, а комнатная собачка, разумѣется, выглядитъ красивѣе въ изящномъ ошейникѣ съ бантикомъ, чѣмъ въ простомъ ременномъ.

Въ заботахъ о гардеробѣ комнатныхъ собачекъ дамы нерѣдко переходятъ всякiя границы и становятся смѣшными. Не угодно ли, напр., прочитать, какiя наставленiя даетъ въ дамскомъ журналѣ по вопросу объ уходѣ за модными собачками госпожа Пирсъ, спецiалистка въ этомъ дѣлѣ, имѣющая въ окрестностяхъ Лондона пансiонъ для собачекъ и ухаживающая за любимцами многихъ титулованныхъ персонъ. Вотъ что говорить она: «Дамы спрашиваютъ меня о костюмахъ для ихъ любимцевъ на предстоящiй зимнiй сезонъ. Для прогулокъ и визитовъ я рекомендую манто «Tailor made». Это новое манто особенно хорошо предохраняетъ грудь при поѣздкахъ въ экипажѣ или въ автомобилѣ. Платокъ, которымъ снабжается всякая свѣтская собачка, носится въ сумочкѣ, прикрѣпленной у конца сворки. Это послѣдняя мода Парижа. Атласный или шелковый бантъ долженъ быть большихъ размѣровъ и носится подъ ухомъ. Цвѣтъ банта долженъ соответствовать какой-нибудь части туалета, преимущественно шляпѣ хозяйки. Цвѣтъ платья зависитъ отъ окраски животнаго, а именно — голубой, розовый и красный подходятъ къ чернымъ собакамъ. Для блэкъ и тэнъ-террьеровъ допускаются всѣ цвѣта, кромѣ зеленаго. Вопросъ о духахъ разрѣшается проще. Обыкновенно собачку душатъ тѣми же духами, которые употребляютъ хозяйки. Что касается камней, то они допускаются на браслеткахъ на переднихъ лапкахъ и на ошейникѣ.

Обувь не въ модѣ. Признано, что она портить видь лапокъ». Далѣе госпожа Пирсъ не одобряетъ новаго автомобильнаго костюма для собачекъ, и, по ея мнѣнiю, одна американка, нарядившая въ него свою собачку во время катанья на автомобилѣ, сделала бѣднаго терръерчика смѣшнымъ. Къ нему совсѣмъ не шли очки, капюшонъ, покрывавшiй голову, и манто, сдѣланное изъ спецiальной ткани!

Въ своихъ помѣщенiяхъ собаки могутъ носить какой-нибудь старый, подержанный ошейникъ, такъ какъ при мытьѣ и чистке хорошiй легко испортить. Болѣе всего можно рекомендовать круглые или плоскiе ошейники, ременные съ пряжкой, ровно прилегаюшiе при затягиванiи.

Очень хороша модель ошейника, называемая кортальскимъ или iепенвудскимъ ошейникомъ, по имени изобрѣтателя, знаменитаго собаковода Кортальса, получившаго всемiрную извѣестность выведенiемъ новыхъ породъ жесткошерстыхъ охотничъихъ собакъ. Этотъ ошейникъ суживается тѣмъ сильнѣе, чѣмъ больше тянетъ собака, но благодаря прикрѣпленнымъ къ нему металлическимъ кольцамъ можетъ суживаться лишь до извѣстной степени.

Цѣпочки, ремни и шнурки для собакъ заслуживаютъ гораздо большаго вниманiя, чѣмъ имъ обыкновенно уделяется. Прочная и легкая цѣпь съ двумя или тремя подвижными кольцами совершенно необходима не только для собачьихъ выставокъ, но и во многихъ другихъ случаяхъ, такъ какъ нѣкоторыя собаки обладаютъ скверной привычкой глодать и запутывать ремень, на который ихъ сажаютъ. Съ другой стороны, производитъ некрасивое впечатлѣнiе, если во время прогулки съ собакою хозяинъ кажется прикованнымъ къ ней цѣпью. Въ этомъ случаѣ лучше всего пользоваться крѣпкимъ ремнемъ съ нѣсколькими карабинчиками, притомъ не слишкомъ длиннымъ и не очень короткимъ. При помощи колецъ можно на концѣ соединить два ремня и вести гулять сразу двухъ собакъ. Во всякомъ случаѣ, цѣпи, ремни и шнуры должны применяться лишь тогда, когда это требуется обстоятельствами, такъ какъ прогулка съ собакой на привязи и ей доставляетъ лишь половинное удовольствiе, да и для хозяина не очень прiятна.

Собаку очень молодую, не привыкшую ходить на привязи, нерѣдко не оттащишь отъ какого-нибудь мѣста, или же вдругъ она останавливается посреди дороги. Слѣдуетъ обратить внимате передъ прогулкой на то, хорошо ли сидитъ ошейникъ, такъ какъ каждая собака стремится освободиться отъ этого орудiя пытки — протащить сквозь него голову и вырваться на свободу. Хорошее обращенiе, терпѣнiе и настойчивость ведутъ скоро къ достиженiю желательной цѣли. При первыхъ прогулкахъ съ собакой на привязи рекомендуется выбирать самыя спокойныя мѣста. Собаки, уже привыкшiя къ шнурку и ошейнику, обладаютъ нерѣдко непрiятной привычкой тянуть такъ сильно, что прогулка превращается въ сплошное мученiе и не доставляетъ никакого удовольствiя. Отъ этого можно, конечно, ихъ отучить словами и наказанiемъ и заставить идти рядомъ съ хозяиномъ или позади него. Въ крайнемъ случаѣ можетъ сослужить хорошую службу ошейникъ для дрессировки, снабженный внутри шипами.

Обыкновенно собаки легко прiучаются понимать приказанiя хозяина и слушаются, въ концѣ концовъ, малѣйшаго его жеста. За каждое непослушанiе, какъ бы оно ни было мало, должно наказывать сперва словами, а затѣмъ и дѣйствiемъ. Если собака отстаетъ и не прибѣгаетъ моментально на зовъ, то ее слѣдуетъ снова взять на шнурокъ. Если она слишкомъ много занимается по дорогѣ съ себѣ подобными или далеко убѣгаетъ, то наказанiе должно слѣдовать непосредственно за проступкомъ. Въ главѣ о дрессировкѣ собакъ мы приведемъ еще нѣкоторые совѣты и указанiя въ этомъ направленiи.

При прогулкахъ на велосипедѣ собака часто является не лишнимъ спутникомъ хозяина въ пустынныхъ мѣстахъ, но при этомъ какъ велосипедистъ, такъ и его четвероногiй провожатый получаютъ лишь половинное удовольствiе. Собака, старающаяся носпѣть за велосипедистомъ, подвергается сильнѣйшимъ мученiямъ. Лишь гончiя да нѣкоторыя изъ террьеровъ и изъ крупныхъ договъ могутъ сопровождать велосипедиста безъ чрезмѣрнаго напряженiя; брать же съ собою таксу, шпица, бульдога, колли или санъ-бернара отнюдь не рекомендуется — это вредно для животнаго и едва ли прiятно для самого хозяина. Конечно, короткая прогулка по парку или получасовая поѣздка на велосипедѣ по городу не могутъ повредить никакой собакѣ, но долгая и быстрая гоньба за велосипедомъ влiяетъ вредно на грудь и на легкiя собаки.

Лучше всего не довѣряться прислугѣ и выводить гулять собаку самому; самъ же хозяинъ долженъ и кормить своихъ собакъ, и наблюдать за тѣмъ, чтобы за ними ухаживали, какъ слѣдуетъ, — эти правила каждый любитель собакъ долженъ написать у себя золотыми буквами. Во всякомъ случаѣ, обязательно слѣдуетъ самому кормить собакъ, — при этомъ онѣ привыкаютъ къ хозяину и становятся его друзьями.

 

Уходъ и кормъ

 

Трудно сказать, что составляетъ наилучшую пищу для собакъ? Нѣкоторыя породы довольствуются хлѣбомъ и картофелемъ и при этомъ чувствуютъ себя превосходно, несмотря даже на тяжелую работу, — таковы, напримѣръ, упряжныя собаки. Другiя получаютъ галеты изъ муки и нѣкотораго количества мяса или рыбы съ добавленiемъ кое-какихъ приправъ и также пользуются полнымъ здоровьемъ. При содержанiи десятка или болѣе собакъ рекомендуется варить для нихъ спецiальную похлебку и лишь лучшихъ собакъ кормить обильно галетами. Галеты особенно удобны для тѣхъ, кто содержитъ лишь одну или двухъ собакъ, такъ какъ при этомъ не требуется никакихъ хлопотъ, — достаточно разломить галету на куски и размочить въ водѣ; можно также покупать галеты уже кусками и прибавлять къ нимъ нужное количество сухого мяса. Требуется лишь позаботиться о томъ, чтобы получать галеты отъ добросовѣстныхъ поставщиковъ, употребляющихъ лишь свѣжiе продукты и изготовляющихъ галеты достаточно тщательно. Нѣкоторымъ породамъ собакъ, не переносящимъ мяса, можно отъ времени до времени давать галеты изъ рыбы. Лучше, однако, давать галеты не всегда въ сухомъ видѣ, а размачивать ихъ, хотя всѣ собаки, особенно щенки, должны часто получать сухую пищу, чтобы очищались и развивались ихъ зубы.

Не вредно разнообразить пищу и давать вмѣсто чернаго хлѣба какiя-нибудь овощи; молодымъ же собакамъ прибавлять молоко или пахтанье (сыворотка изъ-подъ масла). Кухонные отбросы, — особенно собираемые въ ресторанахъ, — заплѣсневѣлыя корки и испорченный картофель, рыбьи кости и головы, — все это очень охотно поѣдается собаками, но въ то же время служить постояннымъ источникомъ болѣзней.

Если собака не желаетъ ѣсть картофеля безъ какихъ-либо приправъ и добавленiй, то ее слѣдуетъ выдержать голодомъ до тѣхъ поръ, пока она не станетъ ѣсть простого корма. Всегда лучше кормить собакъ не совсѣмъ до сыта. Собака, которую желаютъ сохранить здоровою, никогда не должна наедаться до того, чтобы оставить свою тарелку недоконченной, — если на тарелкѣ остается пища, значить, она поѣла черезчуръ много. Совершенно достаточно кормить два раза въ день, давать утромъ холодную пищу и послѣ обѣда теплую. Щенки должны получать ѣду три или четыре раза въ день и притомъ меньше растительной пищи и больше молока. Пища никогда не должна быть горячею, такъ какъ собака не можетъ удержаться, набрасывается на нее и обжигается.

Трудно опрѣделить, какое количество мясной пищи необходимо для собаки, такъ какъ это зависитъ всецѣло, разумѣется, отъ ея размѣровъ и отъ условiй жизни. Нѣкоторое количество мяса собака, во всякомъ случаѣ, должна получать уже въ виду того, что она по существу плотоядное животное. Парфорсныя гончiя, охотничьи и упряжныя собаки должны получать мясо въ соотвѣтствiи съ тѣмъ физическимъ трудомъ, который онѣ производятъ. Для собаки одинаково хорошо какъ бычье и баранье, такъ и лошадиное мясо, если только оно достаточно свѣже и не слишкомъ жирно. Прекрасная пища для собакъ рисъ, а зимою рисъ съ вареной вяленой треской настоящее лакомство для собаки, если только она не слишкомъ избалована. Можно прибавлять отъ времени до времени къ пищѣ нѣсколько тресковаго жира, который содѣйствуетъ очисткѣ крови и выработкѣ блестящей шерсти собаки.

Къ пищ'Ь щенятъ или еще не вполнѣ взрослыхъ собакъ очень полезно прибавлять немного фосфорно-кислой извести или чистой костяной муки. Собаки чрезвычайно любятъ обгладывать кости, что также содѣйствуетъ развитiю ихъ зубовъ и укрѣпляетъ кости скелета.

Еще одна вещь, которая непремѣнно должна входить въ меню собаки, это — самая обыкновенная трава. Нерѣдко сама собака, найдя траву, съ жадностью поглощаетъ ее, — это служитъ для очистки ея желудка.

Разъ въ мѣсяцъ хорошо давать собакѣ слабительное, по возможности натощакъ. Противоглистныя средства, въ родѣ глистогонныхъ лепешекъ или каломеля на кончикѣ перочиннаго ножа, раствореннаго въ чаю или въ молокѣ, также могутъ быть полезны, если собака страдаетъ отъ круглыхъ или отъ ленточныхъ глистъ, которыми собаки заражены очень часто. Отощанiе собаки и чесанiе зада о полъ служатъ признаками присутствiя этихъ внутреннихъ паразитовъ. Кромѣ того, у собакъ могутъ быть паразиты, чрезвычайно опасные для человѣка, именно глисты — эхинококки. Отнюдь не слѣдуетъ позволять, чтобы собаки вылизывали тарелки со стола или блюда, или чтобы онѣ лизали въ лицо дѣтей. Послѣ глистогоннаго слѣдуетъ дать собакѣ слабительное, напримѣръ, порцiю кастороваго масла, размѣры которой, конечно, должны сообразоваться съ величиною животнаго — отъ кофейной ложечки до большой столовой ложки, но не болѣе.

Еще одинъ полезный совѣтъ можно дать всѣмъ, кто держитъ комнатныхъ собачекъ: не слѣдуетъ откармливать ихъ до ожирѣнiя. У насъ, гдѣ собака, во всякомъ случаѣ, не является лакомствомъ, какъ у нѣкоторыхъ негритянскихъ племенъ и у китайцевъ, ее не зачѣмъ откармливать на убой! Должно помнить, что чрезмѣрное кормленiе, несомнѣнно, укорачиваетъ дни ея жизни.

Обыкновенно уходъ за породистыми собаками, предназначенными для выставокъ, бываетъ гораздо лучше, чѣмъ уходъ за нашими домашними друзьями. Послѣднихъ нередко такъ запускаютъ нерадивые хозяева, что у нихъ появляются накожныя болезни. При этомъ собака распространяет отвратительный запахъ, котораго ничѣм не устранить. Собака, чтобы быть вполнѣ здоровой, должна, по меньшей мѣрѣ, разъ въ недѣлю подвергаться основательной чисткѣ съ целью удаленiя пыли и грязи, осаждающейся на кожѣ и въ шерсти. По настоящему, это слѣдовало бы дѣлать даже ежедневно. После каждой прогулки слѣдуетъ чистить собаку отъ насевшей на нее пыли, но, конечно, лишь немногие это дѣлаютъ. Между тѣмъ, это совсѣмъ не такъ трудно, если завести перчатку для растиранiя и хорошую щетку. Стоитъ лишь провести нѣсколько разъ щеткой по направленiю волосъ, и гладкошерстая собака получитъ совершенно иную внѣшность. Длинношерстыхъ собакъ слѣдуетъ чесать передъ чисткой гребнемъ. Должно тщательно удалять выпадающiе волоса; во время линьки слѣдуетъ дѣлать это очень осторожно, такъ какъ тогда кожа собаки чрезвычайно чувствительна. Щетки и гребни, служащiе для чистки собаки, должны, въ свою очередь, подвергаться основательной чисткѣ и дезинфекцiи слабымъ растворомъ карболки. Кромѣ грязи и пыли, въ шерсти собаки нерѣдко находятся паразиты; если, однако, собака ежедневно чистится., то ихъ совсѣмъ не бываетъ или бываетъ очень мало.

Очень хорошо, конечно, мыть и купать собакъ, но этимъ иногда злоупотребляютъ. Можно также отъ времени до времени давать собаке поплавать, но между плаваньемъ и ванной, предназначенной для содержанiя въ чистоте, большая разница. Такую ванну слѣдуетъ дѣлать собакѣ, по крайней мѣрѣ, разъ въ мѣсяцъ. При ней собака должна быть мокра до самой кожи. Намыливши сильно собаку въ теплой водѣ, слѣдуетъ основательно смыть мыло изъ шерсти и дать животному потомъ встряхнуться. Затѣмъ нужно обтереть собаку полотняной тряпкой и поводить ее нѣкоторое время на шнуркѣ, такъ какъ ей становится холодно, и она начинаетъ тереться о стѣны или валяться въ пескѣ. Для шерсти колли и борзыхъ купанье скорѣе вредно, чѣмъ полезно. Ихъ лучше натирать смѣсью изъ равныхъ.частей магнезiи и рисовой муки и затѣмъ счищать кускомъ овчины и натирать слегка масломъ, послѣ чего шерсть становится гладкой и блестящей.

Хорошимъ средствомъ содержанiя собакъ въ чистотѣ является предоставленiе имъ свободы плавать въ любое время; должно, однако, остерегаться заставлять собакъ насильно брать холодную ванну, тѣмъ болѣе, что такая ванна въ большинствѣ случаевъ настолько коротка, что не можетъ имѣть особеннаго значенiя въ смыслѣ чистоты.

Надлежащiй уходъ за кожей и за шерстью придаетъ собакѣ превосходную внѣшность, дѣлаетъ ее живой и подвижной и въ то же время отучаетъ ее отъ отвратительной привычки постоянно чесаться. При этомъ она не издаетъ и такого противнаго запаха, какъ собака, за которой не ухаживаютъ.

Въ виду того, что шерсть собаки является ея естественной шубой, зимою ей не нужно никакихъ особыхъ одѣянiй. Несмотря на это, существуетъ обширная коллекция различнаго платья для собакъ. Въ Лондонѣ, въ Парижѣ и въ другихъ большихъ городахъ имѣются даже модистки, занимающiяся шитьемъ такого платья. Платья для путешествiй, вечернiе наряды, костюмы для гулянья и дождевики, непроницаемые для воды, — все это, вплоть до резиновыхъ галошъ для собакъ, находить себѣ покупателей и покупательницъ. Само собою разумѣется, что, за исключенiемъ развѣ нѣжныхъ короткошерстыхъ гончихъ собакъ, наши четвероногiе друзья вовсе не нуждаются въ одеждѣ, и гораздо лучше было бы предоставить имъ пользоваться ихъ естественнымъ одѣянiемъ.

Въ прежнее время большiе доги, которыми пользовались для охоты за крупною дичью, облачались въ нѣчто въ родѣ панцырей. Подобныя йзображенiя находятся на одной изъ картинъ Рубенса, хранящейся въ вѣнскомъ Бельведерѣ. Такое одѣянiе имѣло вполнѣ разумное назначенiе — оно защищало собаку отъ укусовъ волковъ и медвѣдей.

 

Рожденiе и ранняя молодость

 

Если имеется хорошая породистая собака, которую желаютъ использовать для полученiя потомства, то прежде всего должно не упускать изъ виду стариннаго правила: подбирай золото къ золоту.

Должно съ большою тщательностью подбирать производителей и лучше всего предоставить такой подборъ опытному спецiалисту-собаководу.

Когда приближается время появленiя на свѣтъ потомства, надо оставить мать совершенно въ покоѣ. Впрочемъ, еще за нѣсколько недѣль до родовъ лучше отмѣнить всъ болѣе продолжительныя прогулки и не заставлять ее прыгать или вообще дѣлать какихъ-нибудь фокусовъ. Помѣщенiе для родовъ должно быть приготовлено заблаговременно и, во всякомъ случаѣ, отдѣлено отъ тѣхъ помѣщенiй, гдѣ содержатся другiя животныя. Если такимъ помѣщенiемъ является собачья будка, то не слѣдуетъ въ нее класть слишкомъ много соломы, такъ какъ иначе новорожденныхъ нельзя содержать въ чистотѣ, — солома имъ мѣшаѣтъ. Мать сама находитъ себѣ удобное мѣстечко въ будкѣ или въ сараѣ. Хорошо, если еще за нѣсколько недѣль она будетъ прiучена къ этому помѣщенiю, такъ какъ иначе можетъ случиться, что оно ей не понравится; иногда бываетъ, что сука разрѣшается въ такомъ мѣстѣ, гдѣ этого меньше всего ожидаютъ, и гдѣ для новорожденныхъ условiя не благопрiятны и даже вредны. Поэтому лучше постараться уговоромъ и ласкою прiучить будущую мать къ тому помещенiю, которое предназначено для нея.

Само собою разумѣется, что самые роды должны быть предоставлены естественному теченiю. Нельзя, однако, не замѣтить, что изнѣженность нѣкоторыхъ породъ собакъ доходитъ до того, что поведенiе ихъ сдѣлалось совершенно противоестественнымъ, — случается, что мать не знаетъ, что делать со своимъ потомствомъ, и раздавливаетъ новорожденныхъ; иногда такимъ образомъ погибаетъ цѣлый пометъ. Вследетвiе этого рекомендуется принимать нѣкоторыя мтѣры предосторожности: приготовить заранее ящикъ со стѣнками около 10 см. вышиною, въ которомъ могла бы поместиться собака. Дно этого ящика должно быть двойное, гладко и чисто выструганное, покрытое торфомъ и снабженное отверстiями; съ внутренней стороны по стѣнкамъ ящика должны быть наколочены поперечныя перекладины, подъ которыми могли бы спрятаться щенята, чтобы не быть раздавленными матерью. Края этихъ перекладинъ не должны быть острыми, иначе они будутъ царапать грудь матери. Если погода холодная, то надъ отверстiемъ будки можно приколотить пустой мѣшокъ или обрывокъ ковра, что, впрочемъ, вообще должно сделать, такъ какъ благодаря такой занавѣскѣ въ будкѣ становится гораздо теплѣе, и въ то же время собаке она нисколько не мѣшаетъ.

 

Во время самыхъ родовъ собаку нужно оставить совершенно одну. Несмотря на сильныя боли, она сама справляется со всѣмъ, освобождаетъ дѣтей отъ последнихъ узъ, которыми они съ нею связаны, облизываетъ, обсушиваетъ и кладетъ ихъ рядкомъ подъ свою грудь, предоставляя имъ сосать. Лишь окончивъ все свои заботы о новорождонныхъ, которыхъ бываетъ отъ двухъ до двенадцати, она ложится отдыхать въ полномъ изнеможенiи. Во время и послѣ родовъ полезно поставить около родильницы чашку съ водой и молокомъ или съ хлебомъ, размоченнымъ въ бульоне, для того, чтобы она могла подкрепить свои силы. Если случится во время родовъ что-нибудь особенное, то нужно позвать опытнаго ветеринара. Однако, въ нормальныхъ случаяхъ собака после 58-62 дней беременности производитъ на свѣтъ щенятъ обыкновенно безъ всякаго посторонняго вмѣшательства и можетъ имъ сама, лучше кого-либо другого, оказать всю необходимую первоначальную помощь.

Природа позаботилась о томъ, чтобы собака, произведшая на свѣтъ потомство, могла самостоятельно его выкормить, но искусственныя условiя, въ которыя собака поставлена человѣкомъ, являются причиною того, что нерѣдко животное не въ состоянiи выполнить этой естественной задачи; вслѣдствiе этого очень многочисленные пометы почти всегда погибаютъ. Щенки болѣе сильные выбираютъ себѣ тотчасъ же наилучшiя мѣста у груди матери и отстраняютъ болѣе слабыхъ. Въ результатѣ, если потомство многочисленно, нѣкоторые изъ щенятъ получаютъ пищу недостаточно или совсѣмъ не получаютъ и погибаютъ. Обыкновенно матери оставляютъ не больше пяти щенятъ. Болѣе сильныхъ и более породистыхъ изъ помета можно скоро узнать; почти всегда между ними имеется, по крайнѣй мѣрѣ, одинъ щенокъ, остающiйся маленькимъ и слабымъ до старости. Одновременно сука можетъ кормить двухъ щенятъ; анатомическое строенiе ея грудныхъ железъ допускаетъ вырабатыванiе лишь небольшого количества молока сравнительно съ другими домашними животными, и это также является доводомъ въ пользу уменьшенiя числа щенятъ. Если собака породистая и ценная, то можно заблаговременно озаботиться прiисканiемъ замѣстительницы ея въ деле кормленiя, чтобы не истощать ея. Къ увеселенiю всѣхъ, кто не является любителемъ собакъ, теперь въ Германiи нередко можно прочесть въ газетахъ объявленiе о прiисканiи собаки-кормилицы.

Пробовали замѣнить естественное вскармливанiе искусственнымъ и выкармливать при помощи аппарата съ теплой подстилкой для щенятъ и рядомъ рожковъ съ теплымъ молокомъ. Молоко матери имѣетъ, однако, съ самаго момента рожденiя такое существенное значенiе для дѣтенышей, что искусственное вскармливанiе никогда не можетъ всецело замѣнить естественнаго. Необходимо, во всякомъ случае, чтобы новорожденные щенята первую порцiю молока получили изъ груди матери: это по внешности водянистое молоко (молозиво) содержитъ чрезвычайно важныя составныя части, которыя удаляютъ изъ кишечника новорожденныхъ находящаяся тамъ вредныя вещества.

Молоко собаки содержитъ въ составѣ своихъ твердыхъ веществъ 34,44% извести и 37,44% фосфорной кислоты, тогда какъ въ коровьемъ молокѣ 17,34% первой и 28,04% второй. Кромѣ того, въ собачьемъ молокѣ больше твердыхъ составныхъ частей, меньше сахара, больше казеина и вообще больше бѣлковъ, чѣмъ въ коровьемъ молокѣ. Наилучшей пищей для кормящей собаки служить отваръ лошадинаго мяса съ большимъ количествомъ теплаго молока и риса, даваемый три раза въ день; отъ времени до времени надо заботиться о томъ, чтобы собака ходила на дворъ, такъ какъ она очень неохотно покидаетъ щенятъ; лучше всего ее можно заставить выйти, отнявъ у нея на время одного или двухъ изъ щенятъ. По прошествiи пяти — шести недѣль ей можно давать опять рубленное мясо, сырое или вареное, хлѣбъ и — въ случаѣ надобности — собачьи галеты. Не слѣдуетъ забывать также прибавлять къ пищѣ соли и фосфорно-кислой извести или костяной муки, служащей для укрѣпленiя костей. Если погода теплая, то, начиная съ пятаго дня, можно выносить щенятъ въ корзинѣ на улицу на нѣкоторое время. Чрезъ недѣлю у щенятъ прорезываются глаза, и они дѣлаютъ первыя попытки ползать; — черезъ двѣ недѣли они могутъ, хотя еще очень неуклюже, съ блюдечка или съ тарелки лакать молоко, которое должно быть разбавлено водою. Отнимать отъ груди матери щенятъ слѣдуетъ не ранѣе пятой недѣли. Мать при этомъ пробуетъ еще кормить ихъ; если же кормить щенятъ во время ея отсутствiя четыре или пять разъ въ день, то, въ концѣ концовъ, она перестаетъ это дѣлать.

Первоначально слѣдуетъ давать щенкамъ молоко, бульонъ, рыбiй жиръ и галеты, но въ скоромъ времени, если они вообще въ другихъ отношенiяхъ нормальны, можно перейти на обычный собачiй кормъ. Послѣднiй надо имъ давать, однако, нѣсколько разъ въ день небольшими порцiями, такъ какъ иначе они объедаются, что для нихъ вредно.

Помѣщенiе, гдѣ находятся щенки, должно, разумѣется, содержаться въ чистоте, такъ какъ сами они, конечно, нечистоплотны. Когда имъ исполнится уже нѣсколько мѣсяцевъ отъ роду, слѣдуетъ брать ихъ одного за другимъ въ комнаты, чтобы прiучать къ чистоплотности. Такое обученiе, разумѣется, не можетъ обойтись безъ нѣкотораго физическаго воздѣйствiя. Можно дать еще одинъ совѣтъ: если поднимаете щенка, то не слѣдуетъ его брать за шиворотъ, какъ это часто дѣлаютъ, а лучше подхватить его снизу подъ брюхо.

Нередко щенятъ мучаютъ блохи и другiе паразиты, разводящiеся на нихъ, несмотря на всѣ мѣры предупреждения. Отъ паразитовъ ихъ слѣдуетъ, конечно, очищать, но для этого отнюдь не применять обмыванiя табачнымъ отваромъ или скипидаромъ. Безполезно также натирать ихъ керосиномъ. Наиболѣе дѣйствителънымъ средствомъ отъ блохъ служитъ «кремъ противъ паразитовъ Децера».

 

Старость и смерть

 

Три года — наилучшiй возрастъ для собаки. До шестого года собака обыкновенно сильна и здорова, но затѣмъ она начинаетъ стареть, и восьмилетняя собака уже можетъ считаться старой. Хотя и бываетъ, что собаки живутъ долѣе десяти лѣтъ, но въ среднемъ предѣлъ собачьей жизни можно считать въ 10-12 летъ. Интересно наблюденiе, что старыя собаки, обнаруживавшiя высокiя умственныя способности, сохраняют ихъ до самаго конца.

Лейбницъ приписывалъ душѣ собаки некотораго рода безсмертiе; по мифологическимъ же взглядамъ германскихъ народовъ собака была предвестницей смерти.

Въ наше матерiалистическое время мертвая собака все же представляетъ не болѣе какъ трупъ, объ удаленiи котораго сл'Ьдуетъ позаботиться возможно скорѣе. Чаще всего его выбрасываютъ вмѣстѣ съ нечистотами, что, конечно, по существу, многимъ можетъ показаться отталкивающимъ, да и не изѣестно, насколько это хорошо въ санитарномъ отношенiи. Еще хуже, если трупъ собаки выбрасывается въ воду, такъ какъ затѣмъ онъ долгое время плаваетъ раздутый, пока совершенно не разложится, и осаждается мухами, разносящими вредные и опасные гнилостные зачатки. Наиболѣе цѣлесообразно было бы, конечно, если бы трупы сжигались, но за отсутствiемъ подходящихъ печей не остается ничего лучшаго, какъ зарывать ихъ. Въ Лондонѣ, Парижѣ и Амстердамѣ имѣются даже спецiальныя собачьи кладбища. За небольшое вознагражденiе тамъ можно хоронить собакъ самому или сдавать трупы для похоронъ. На этихъ кладбищахъ проливается не мало слезъ надъ старыми и вѣрными друзьями человѣка, дѣлящими съ нимъ горе и радость и доставляющими ему много удовольствiя при своей жизни.

Погребенiе собакъ, впрочемъ, вещь вовсе но новая. У древнихъ мексиканцевъ собаки хоронились въ одномъ гробу съ хозяиномъ; ихъ клали также въ могилу ребенка, чтобы у него на томъ свѣтѣ былъ вѣрный проводникъ, который помогъ бы ему найти дорогу. Въ Японiи собакъ и до сихъ поръ нерѣдко хоронятъ подъ порогомъ дома, причемъ при погребенiи бросаютъ имъ нѣкоторое количество пищи. На островѣ Целебесѣ ихъ погребаютъ, чтобы получить болѣе плодородную почву. Фридрихъ Великiй воздвигъ въ Санъ-Суси мавзолей для своихъ гончихъ. Вообще надгробные памятники собакамъ отнюдь не составляют большой рѣдкости. Александръ Великiй построилъ даже цѣлый городъ въ память одной изъ своихъ собакъ, а константинопольский патрiархъ Сергiй (608—639) приказалъ справлять ежегодно день смерти своей собаки, носившей кличку «Арзибуръ». Недавно еще умерла въ Лондонѣ собака, носившая кличку «Сирасъ» и извѣстная всему городу, — она была подарена принцемъ Карломъ Датскимъ англiйскому актеру. Ее погребли въ Скердель, голова ея покоилась на подушкѣ изъ цвѣтовъ, гробъ былъ сдѣланъ изъ розоваго дерева; погребальную колесницу провожало не менѣе сорока лицъ на автомобиляхъ, а затѣмъ на ея могилѣ былъ воздвигнутъ красивый памятникъ. Въ такихъ похоронахъ, разумѣется, есть нѣкоторое преувеличенiе, но обыкновенное погребенiе собаки, во всякомъ случаѣ, менѣе возмущаетъ чувство, чѣмъ простое выбрасыванiе ея трупа въ нечистоты.

 

Породы собакъ

 

Правильное раздѣленiе на группы безчисленныхъ породъ домашнихъ собакъ съ давнихъ поръ уже заставляло ломать голову, и въ настоящее время мы столь же мало уяснили себѣ этотъ вопросъ, какъ и въ древности. Въ общежитiи собакъ раздѣляютъ на охотничъихъ, комнатныхъ и рабочихъ, на крупныя и мелкiя породы, на дворовыхъ и сторожевыхъ, но всѣ эти дѣленiя не удовлетворяютъ ученыхъ, которые принимаютъ за основу дѣленiя то длину черепа, то какой-либо другой отличительный признакъ. На этихъ основанiяхъ установлено болѣе трехсотъ породъ, но опредѣленной строгой системы до сихъ поръ нѣтъ.

Въ виду этого намъ кажется лучше совсѣмъ отказаться отъ систематическаго раздѣленiя; ниже мы разсмотримъ важнѣйшiя породы собакъ внѣ какой-либо системы, всегда болѣе или менѣе искусственной.

 

Фоксъ-террьеры

 

Веселый, подвижной и умный фоксъ-террьеръ положительно заслуживаетъ того, чтобы быть разсмотрѣннымъ первымъ. Порода эта примѣняется въ настоящее время отнюдь не исключительно для охоты за лисицами, какъ то можно подумать по ея названiю (fox по-англiйски — лисица), и не для выслѣживанiя дичи; ее часто разводятъ просто въ качествѣ домашней. Фоксъ-террьеръ сдѣлался настоящей модной собакой, чему онъ обязанъ своимъ ростомъ, подвижностью и веселымъ нравомъ.

Порода эта принадлежитъ къ группѣ террьеровъ, о которыхъ упоминается въ Англiи еще въ царствованiе Якова IV въ 1617 г., когда они назывались просто «terriers» или «земляными» собаками; въ настоящее время, по строенiю своему, фоксъ-терръеры гораздо меньше пригодны для работы подъ землею при выслѣживанiи лисицъ и барсуковъ, чѣмъ, напримѣръ, таксы.

Обыкновенно фоксъ-террьеръ довольствуется мышами и крысами, на которыхъ нападаетъ съ необычайною яростью, къ великому удовольствию англiйскихъ любителей травли собаками этихъ грызуновъ. Въ Англiи разведенiе гладкошерстыхъ и жесткошерстыхъ фоксъ-террьеровъ стало за послѣднее время модою, и за первоклассныхъ собакъ, получающихъ за породистость премiи на выставкахъ, платятся колоссалъныя суммы; породистые англiйскiе фоксъ-террьеры распространены и въ континентальныхъ государствахъ Европы. Насколько фоксъ-террьеры сдѣлались модною породою, можно видѣть уже изъ того, что въ Англiи и Германiи основалось нѣсколько спецiалъныхъ обществъ любителей фоксъ-террьеровъ; въ Финляндiи также имѣется «Фоксъ-террьеръ клубъ», а недавно въ Петербургѣ возникло «Русское Общество Любителей фоксъ-террьеровъ и таксъ», имѣющее свой «Студъ-Букъ», т. — е. родословную книгу породистыхъ собакъ.

Породистость фоксъ-террьеровъ опредѣляется по сложенiю скелета и по симметричности и правильности строенiя головы, туловища и конечностей, но, разумѣется, опредѣленныхъ правилъ нѣтъ, и многое зависитъ отъ моды. Фоксъ-террьеръ, получающiй первыя премiи въ настоящее время, отличается во многихъ отношенiяхъ отъ того, который считался первокласснымъ пять или шесть лѣтъ тому назадъ. Носъ породистаго фоксъ-террьера долженъ быть совершенно чернымъ, бѣлая окраска должна преобладать, что же касается черныхъ пятенъ, располагающихся вокругъ глазъ, на ушахъ, на хвостѣ и на спинѣ, то ихъ распредѣленiю не придается особаго значенiя. Фоксъ-террьеръ не долженъ быть коричневымъ или полосатымъ, уши его должны быть малы и свѣшиваться по щекамъ въ формѣ V.

 

Черно-подпалый и бѣлый террьеры

 

Черно-подпалый террьеръ — некрупная порода тонкаго грацiознаго тѣлосложенiя, которымъ она напоминаетъ гончую. Она утратила охотничью природу террьеровъ и является изящною комнатною породою. Выведены черно-подпалые террьеры также въ Англiи, и къ полученiю ихъ было приложено не мало старанiй; нерѣдко они называются также манчестерскими террьерами.

У породистыхъ собакъ этой породы рыжая окраска должна находиться на чѣлюстяхъ, подъ грудью, надъ глазами, на щекахъ и на внутренней сторонѣ заднихъ ногъ отъ подошвы до перваго сустава. Остальная часть ногъ должна быть черная, равно какъ и туловище и голова.

Бѣлый или англiйскiй террьеръ получился путемъ скрещиванiя различныхъ породъ террьеровъ, между прочимъ, и черно-подпалаго терръера, съ мелкими гончими. Изъ указанiй старинныхъ писателей можно думать, что въ прежнее время въ Англiи террьеръ былъ также бѣлымъ или пятнистымъ.

 

Булль-террьеръ и шотландскiй террьеръ

 

Къ многочисленной семьѣ террьеровъ должно быть причислено еще нѣсколько мелкихъ породъ — булль-террьеры, шотландскiе террьеры, скай-террьеры и террьеры «дэнди-динмонтъ». Булль-террьеры, какъ показываетъ уже самое названiе, произошли отъ скрещиванiя бульдоговъ съ террьерами. Задачей при этомъ скрещиванiи было полученiе сильной и въ то же время быстрой на бѣгу собаки, т. е. добиться комбинации свойствъ, которыхъ не имѣетъ бульдогъ.

Порода эта, выведенная въ Англiи и отличающаяся отъ другихъ террьеровъ болѣе крупною величиною, обратила на себя вниманiе любителей собакъ на континентѣ въ 1832 г., и, когда она затѣмъ получила распространенiе, ее попытались превратить въ породу, дающую хорошихъ сторожевыхъ собакъ. Въ настоящее время она является одною изъ красивѣйшихъ породъ, причемъ большимъ ея преимуществомъ должно считать крѣпкое и плотное тѣлосложенiе. Ей свойственны широко раздвинутыя плечи, крѣпкiя заднiя лапы, грацiозное туловище и мускулистыя ноги; шерсть — бѣлая, короткая, густая и совершенно гладкая. Отъ бульдога въ булль-террьерѣ не осталось почти никакого слѣда, если не считать широко очерченныхъ глазъ и широкой нижней челюсти. Это онъ въ душе страстный охотникъ и никогда не пропуститъ случая схватить и задавить пробегающую мимо мышь или крысу. Его ловкость при ловлѣ этихъ грызуновъ такъ велика, что, по справедливости, онъ заслужилъ часто даваемое ему названiе «крысолова» или «крысодава». Шерсть пинчера составляетъ предметъ особыхъ заботъ собаководовъ. На выставкахъ требуется, чтобы она была возможно болѣе груба и густа, но въ то же время она должна быть длинна и равномѣрно распредѣлена по всему тѣлу. Очень цѣнится шерсть въ видѣ бороды и усовъ и густыя щеткообразныя брови.

Рыжая или желто-серая масть, которая должна быть возможно болѣе равномерной, столь же цѣнится, какъ черная или сѣрая; бѣлая же окраска считается недостаткомъ. Карликовый жесткошерстый пинчеръ, равно какъ и гладкошерстая разновидность, являются помѣсью, выведенною путемъ искусственнаго подбора.

Такъ называемый «обезъянiй» пинчеръ отличается отъ обыкновеннаго, кромѣ малаго роста, почти шарообразнымъ черепомъ, по формѣ котораго можно думать, что онъ былъ задержанъ въ своемъ развитiи еще въ молодомъ возрастѣ. Доберманскiй пинчеръ — порода совсѣмъ недавняго происхожденiя, выведенная собаководомъ Доберманомъ въ Апольдѣ путемъ скрещиванiя немецкаго пинчера съ некоторыми изъ овчрокъ. Это очень ценная порода, довольно крупнаго роста (55-62 см.) и сильнаго сложенiя. Масть красивая, глянцевито-черная съ рыже-бурыми подпалинами на конечностяхъ, иногда на груди небольшiя бѣлыя пятна.

Третья порода — эрдалъскiй террьеръ изъ Англiи — красивая, черная съ коричневыми подпалинами собака, сильнаго сложенiя, храбрая и положительно какъ бы созданная для того, чтобы сопровождать экипажъ или велосипедиста. Большой ростъ этихъ террьеровъ — въ плечахъ они 58 см. вышины — делаеть ихъ мало пригодными на тѣ роли, какiя выполняетъ обыкновенный пинчеръ. Зато эти собаки, какъ мы увидимъ далѣе, очень пригодны для военныхъ цѣлей.

Оставляя теперь окончательно террьеровъ за отсутствiемъ мѣста, мы не можемъ не упомянуть еще объ ирландскомъ террьерѣ — чрезвычайно красивой и храброй собакѣ, рыже-бурой масти, весьма пригодной въ качествѣ домашней собаки, и объ уэльсскомъ террьерѣ — породѣ англiйскаго происхожденiя, сходной нѣсколько съ эрдальскими и ирландскими террьерами.

 

Брюссельскiй гриффонъ

 

Эта красивая порода появилась лишь нѣсколько десятилѣтiй тому назадъ и впервые была выставлена въ Брюсселѣ въ 1880 г. Первые экземпляры этихъ гриффоновъ были проданы въ Англiю, но потомство осталось въ Брюсселѣ, и теперь это вполнѣ постоянная порода, которой много занимаются благодаря основанному въ 1889 г. «Брюссельскому Клубу Любителей гриффоновъ». Брюссельскiе гриффоны могутъ считаться карликовыми формами пинчеровъ. Они умны, подвижны, и въ глазахъ ихъ свѣтится почти человѣческое выраженiе. Шарообразная голова прикрывается прямостоячею шерстью, которая вблизи глазъ и челюстей длиннѣе, чѣмъ въ другихъ мѣстахъ. Черныя рѣсницы увеличиваютъ блескъ глазъ. Губы совершенно черны, тогда какъ остальное тѣло рыже-коричневое. Коричневый носъ, свѣтлые глаза, шелковистая шерсть и бѣлыя пятна считаются у этой породы недостатками. Короткiй хвостъ долженъ быть высоко поднятъ. Болѣе мелкая разновидность гриффоновъ должна вѣсить около 2 1/2 кгр., крупная — не болѣе 4 1/2 кгр.

 

Мясная собака или мастиффъ

 

Можно подумать, что мастиффъ со своей огромной головой, широкой пастью и неприветливою внѣшностью мало пригоденъ для роли домашней собаки, которую держатъ ради удовольствiя, особенно имтѣя въ виду его крупные размеры. Въ большинствѣ случаевъ, однако, собаки эти при всей своей силе и храбрости очень добродушны. Кроме того, онѣ вполнѣ пригодны для того, чтобы внушать, кому следуетъ, спасительный страхъ и уваженiе. Одинъ изъ англiйскихъ любителей собакъ разсказываетъ, что его мастиффъ, сторожившiй загородную дачу, не дѣлалъ решительно ничего дурного ворамъ и нищимъ, которыхъ встрѣчалъ ночью, но начиналъ лишь ходить вокругъ нихъ и, случалось, не пускалъ бродягу съ мѣста до самаго утра.

Свое происхожденiе мастиффы ведутъ изъ Англiи, гдѣ они, какъ разсказываютъ, были выведены уже въ XV столетiи семьею Лигъ въ Лимергаллѣ. Когда охота на медвѣдей въ Англiи за недостаткомъ этихъ зверей стала падать, появились особые медвѣжьи садки или «медвѣжьи сады» (bear gardens), въ которыхъ травили медвѣдей или быковъ сильными мясными собаками. Впрочемъ, по всѣмъ вероятiямъ, это. была порода, полученная путемъ скрещиванiя мастиффовъ съ исландскими волкодавами, и, во всякомъ случаѣ, она была не похожа на теперешнихъ мастиффовъ. Ростъ мастиффа отъ земли до зашейка обыкновенно 60-80 см., а весъ его достигаетъ 50-90 кгрм. Морда и уши мастиффа черные, тогда какъ туловище собаки коричневато-желтое или коричневое.

Иногда все тѣло ея имѣетъ темную окраску.

 

 

Бульдогъ

 

Бульдогъ, хотя и значительно меньше ростомъ, но несомнѣнно является родственникомъ мастиффа и его боевыхъ предковъ. Эта порода собакъ выглядитъ гораздо болѣе злой, чѣмъ она есть на самомъ дѣле. Съ целью полученiя премiй на выставкахъ ей придавали самыя невѣроятныя уклоненiя отъ нормальныхъ формъ. Собаководамъ удавалось даже получать бульдоговъ со столь сильно разставленными въ стороны лапами, что они едва могли передвигаться. Въ настоящее время, впрочемъ, къ удоволъствiю любителей, мода на такое уродство прошла. Сомнительно, однако, чтобы премированные бульдоги нынѣшняго времени могли одерживать такiя побѣды надъ быками, какiя одерживали иыхъ предки въ XVII столѣтiи. Генрихъ II, англiйская королева Марiя и принцесса Елизавета покровительствовали въ высокой степени такимъ боямъ бульдоговъ съ быками, и еще въ 1689 г. въ Амстердамѣ пришлось издать указъ о воспрещенiи боевъ между бульдогами, выдрессированными для боя быковъ.

Бульдогъ долженъ быть невеликъ ростомъ, массивнаго и плотнаго тѣлосложенiя; голова его должна быть черная съ выдающимся и вздернутымъ рыломъ. Кромѣ того, у породистаго бульдога выдается нижняя челюсть, губы свѣшиваются по обѣ стороны морды, носъ широкъ и толстъ, зубы выглядываютъ. Все это далеко не дѣлаетъ его внешность привлекательной. Окраска бульдога чрезвычайно разнообразна: онъ можетъ быть бурымъ, совершенно бѣлымъ, коричневымъ, рыжимъ, коричневато-желтымъ или песочнаго цвѣта, но никоимъ образомъ не долженъ быть чернымъ. Каждый цвѣтъ долженъ быть рѣзко ограниченъ и ясно выступать.

 

 

Боксеры

 

Подъ «боксерами» понимается порода, близко родственная одной изъ разновидностей бульдоговъ, встрѣчавшейся прежде въ Англiи и нѣсколько столѣтiй тому назадъ въ Германiи. По своей формѣ и массивности собаки этой породы довольно разнообразны. Ими пользовались ранѣе какъ сторожевыми собаками при стадахъ и какъ дворовыми; хорошее изображенiе ихъ сохранилось на старинныхъ гравюрахъ, рѣзанныхъ на мѣди Ридингеромъ. Мѣстами встречаются еще слѣды этой породы въ сѣверной Германiи и въ Вюртембергѣ, между прочимъ въ Ротвейлѣ. За послѣднее время любители много занимались этой породою и сильно развили боксеровъ, которыхъ иногда неправильно называютъ «бостонскими террьерами», хотя они не имѣютъ ничего общаго съ этой породой, выведенной въ Америкѣ. Собачьи выставки много содѣйствовали тому, что путемъ тщателънаго подбора порода была улучшена и приведена къ большему однообразiю. За послѣднее время на выставкахъ, особенно въ Голландiи, можно было видѣтъ превосходные экземпляры.

Голландскiе собаководы получили первые призы за нихъ даже въ Германiи. Боксеровъ можно считать вполнѣ выраженной породой, по формѣ и строенiю не заключающей ничего эксцентричнаго и занимающей мѣсто между бульдогомъ и буллътеррьеромъ. Уже одно это достаточно опредѣляетъ основныя черты этой породы; что же касается окраски, то она должна быть возможно болѣе свѣтлой.

 

Нѣмецкiе доги

 

 

При опредъленiи красоты какой бы то ни было породы трудно указать въ точности, что именно слѣдуетъ считать красивымъ, но, въ общемъ, все же считаютъ обыкновенно тѣ породы самыми красивыми, въ которыхъ незамѣтно ни слишкомъ большого однообразiя, ни чрезмѣрнаго многоразличiя признаковъ. Этимъ требованiямъ вполнѣ, удовлетворяетъ порода, носящая названiе «нѣмецкаго дога». Сила, изящество движенiй, длинная вытянутая шея, высоко поднятая голова, быстрота бѣга и притомъ открытый, довѣрчивый взглядъ — все это общепризнанныя свойства нѣмецкихъ договъ, дѣлающiя эту породу заслуживающей полнаго внимашя.

Старинные нѣмецкiе доги, употреблявтшiеся въ началѣ XVI столѣтiя для охоты за кабанами и происшедшiе отъ скрещиванiя англiйской мясной собаки съ ирландскими гончими, были породою огромныхъ размѣровъ и притомъ чрезвычайно дикою. Ихъ иногда называли «англiйскими» догами, нѣсмотря на то, что они разводились и были значительно улучшены нѣмецкими владельцами. Когда охота на кабановъ сократилась, разведенiе этихъ договъ въ Германiи все же продолжали, сдѣлавъ изъ нихъ сторожевыхъ и домашнихъ собакъ, которымъ дали тогда названiе ульмскихъ или датскихъ договъ. Оба эти названiя, применяемыя и въ настоящее время, совершенно не вѣрны. Очень возможно, что иногда и датскiя собаки скрещивались съ догами, разводившимися, главнымъ образомъ, въ южной Германiи, именно въ Вюртембергѣ, но все же современный нѣмецкiй догъ — настоящая нѣмецкая порода. Французское названiе его «grand danois» не соотвѣтствуетъ дѣйствительности.

Возникаетъ даже вопросъ, правильно ли названа эта порода догами, такъ какъ въ настоящее время подъ догами подразумѣваютъ далеко не то, что отличаетъ нѣмецкихъ договъ отъ другихъ породъ.

Эта порода прiобрѣтаетъ многочисленныхъ друзей разнообразiемъ мастей. Нѣмецкiе доги съ черными полосами на желтомъ или сѣро-желтомъ фоне, равно какъ и равномерно желтые или сѣрые, мышастые, столь же красивы, какъ и пятнистые, черные съ бѣлымъ или чисто-черные. Особенно трудно получить чистую масть тѣхъ пятнистыхъ собакъ, окраска которыхъ имѣетъ наклонность къ поблѣднѣнiю, къ альбинизму. Что касается нрава, то хотя, конечно, и среди нѣмецкихъ договъ встречаются особи, не расположенныя шутить и злыя, было бы все же несправедливо, по отношенiю ко всей породѣ, приписывать ей этотъ недостатокъ. Въ большинствѣ случаевъ, напротивъ, это добродушные и верные сторожа дома и надежные защитники дѣтей; несмотря на свою силу, они остаются спокойными и выдержанными до самаго последняго критическаго момента и всегда готовы повиноваться первому окрику своего хозяина или хозяйки.

Хвостъ у нихъ является слабымъ мѣстомъ въ двухъ отношенiяхъ: во-первыхъ, они отъ радости легко отбиваютъ себѣ его кончикъ, который затѣмъ разбаливается и трудно залѣчивается; во-вторых, собаководами требуется, чтобы нѣмецкiе доги, допускаемые на выставку, даже въ минуты возбужденiя поднимали свой хвостъ не выше уровня спины. Это требованiе, однако, трудно выполнимо для собаки даже меланхолическаго темперамента, такъ какъ привычка держать свой хвостъ крючкомъ вложена въ нее самой природой.

 

Англiйская лягавая собака или сеттеръ

 

Разсказываютъ, что однажды у хозяина-ирландца убежала лошадь, которую конюхъ выводилъ изъ стойла. Сеттеръ бросился за нею, догналъ ее, схватилъ зубами волочившiйся по землѣ поводъ, остановилъ лошадь и заставилъ ее повернуть назадъ, Случай этотъ свидѣтельствуетъ объ умѣ собакъ этой породы и о быстротѣ бѣга ихъ. Онѣ, однако, болѣе пригодны для того, чтобы выгонять дичь, чѣмъ для преслѣдованiя и ловли ея. Въ Англiи распространены три рода лягавыхъ: каштаново-коричневый ирландскiй сеттеръ, черный съ рыжими подпалинами сеттеръ-гордонъ и бѣлый или бѣлый съ черными пятнами англiйскiй сеттеръ; всѣ три породы — превосходныя охотничьи собаки, прекрасно дѣлающiя стойку, т. — е. останавливающiяся при видѣ дичи и показывающiя охотнику направленiе, въ которомъ находится дичь. Эта особенность, поражающая каждаго, кому приходилось видѣть сеттера на охотѣ, находитъ себѣ объясненiе въ томъ, что охотничьимъ собакамъ вообще врождена привычка останавливаться на мгновенiе передъ тѣмъ, какъ онѣ бросаются на дичь и хватаютъ ее. Въ теченiе многихъ поколѣнiй лягавыя собаки развивались въ этомъ направленiи, прiучались отыскивать дичь и лишь указывать ее охотнику, дѣлая стойку; вмѣстѣ съ тѣмъ, имъ прививалась привычка не бросаться на дичь.

Лягавая собака должна обладать достаточною быстротою и ловкостью движенiй, къ чему прекрасно приспособлены ея пологiя плечи, сильно развитая грудь, мускулистая и довольно длинная шея и длинныя ноги съ сильными бедрами. Ея волнистая шерсть шелковиста и дѣлаетъ ее вполнѣ пригодной для охоты среди кустарниковъ.

У англiйскихъ лягавыхъ, носящихъ названiе сеттеровъ-лавераковъ, все тѣло бѣлое съ черными пятнами. Существуютъ, впрочемъ, также англiйскiе сеттеры, бѣлые съ сѣрыми или желтыми пятнами.

Шотландскiй сеттеръ или сеттеръ-гордонъ обладаетъ нѣсколько болѣе крупной головой, широкой мордой и длинными висячими ушами; онъ всегда черный, съ коричневыми подпалинами на челюстяхъ, надъ глазами и на лапахъ и суставахъ.

Если вѣрить преданiю, то порода эта выведена герцогомъ Гордономъ путемъ скрещиванiя его собакъ съ шотландской овчаркой, отличавшейся большими способностями при охотѣ на куропатокъ. Наибольшего развитiя эта порода достигла въ 1853 г.

Ирландскiе сеттера отличаются великолѣпной рыжевато-коричневой окраской, придающей этимъ собакамъ тонкаго и грацiознаго тѣлосложенiя своеобразную красоту. По природѣ своей они чрезвычайно подвижны и ловки. Ихъ карiе глаза имѣютъ очень кроткое выраженiе.

 

Нѣмецкiя лягавыя собаки

 

 

 

Гладкошерстыя нѣмецкiя лягавыя собаки отличаются довольно сильно отъ англiйскихъ. Онѣ какъ въ Германiи, такъ и въ другихъ странахъ, напримѣръ, въ Голландiи, пользуются большою любовью, какъ превосходныя охотничьи собаки, къ тому же очень выносливыя и не боящiяся ни дождя, ни грязи. Онѣ прекрасно годятся для охоты за куропатками и зайцами, которыхъ выслѣживаютъ не только верхнимъ чутьемъ, нюхая воздухъ, но и по землѣ, разыскивая слѣды. Вмѣстѣ съ тѣмъ, онѣ очень умны и чрезвычайно легко могутъ быть учены чему угодно. Выведенiе этой породы потребовало, во всякомъ случаѣ, очень долгой работы.

Современная нѣмецкая гладкошерстая лягавая является такимъ удачнымъ результатомъ продолжительнаго подбора, что собаководы вполнѣ могутъ имъ гордиться. У породистой собаки высота въ плечахъ должна быть 55-68 см., вѣсъ ея долженъ колебаться отъ 25 до 32 килограммовъ.

Окраска должна быть коричневая или бѣлая съ коричневымъ или съ черными пятнами и пятнышками. Длинношерстая нѣмецкая лягавая отличается отъ короткошерстой лишь тѣмъ, что ея грудь нѣсколько уже и ноги длиннѣе.

Лохматая лягавая или гриффонъ — порода интернацiональнаго происхожденiя, но должно замѣтить, что въ Германiи не щадили ни трудовъ, ни денегъ для того, чтобы сдѣлать изъ нея совершенно особую выдающуюся породу. Особыя заслуги въ полученiи удачныхъ скрещиванiй между немецкими лягавыми и лохматыми голландскими, бельгiйскими и французскими породами собакъ должны быть признаны за голландцемъ К. Р. Кортгальсомъ (съ 1873 г.).

Порода, выведенная подъ названiемъ «гриффоновъ», далеко не сразу была признана и принята нѣмецкими охотниками и должна была выдержать долгую борьбу; въ настоящее время, однако, благодаря деятельности «Нѣмецкаго Клуба Любителей гриффоновъ», достоинства ея общепризнаны. У представителей этой породы огромная длинная голова съ лохматыми жесткими волосами, какъ бы съ бакенбардами и съ сильно развитыми бровями, которыя придаютъ мордѣ непрiятное выраженiе; въ большихъ глазахъ, однако, свѣтится умъ, и выраженiе ихъ завоевываетъ всеобщую симпатiю. Сѣрая или буровато-сѣрая окраска и всклокоченная шерсть, жесткая и торчащая въ разныя стороны, дѣлаютъ внѣшность собаки отталкивающей. Вышина кобеля въ плечахъ должна быть 55-60, суки 50-55 см.

 

Лисогоны

 

Лисогоны (fox hounds) разводятся для охоты на звѣрей верхомъ, при которой роль собакъ сводится къ тому, чтобы травить звѣря, т. — е. гнаться за нимъ и, настигнувъ, хватать его. Поэтому лисогоны должны быть быстрыми на бѣгу, сильными и ловкими. Во Францiи, въ Англiи и въ Россiи ихъ разводятъ исключительно для такой «парфорсной» охоты.

Англiйскiе лисогоны извѣстны всему мiру, хотя бы уже по тѣмъ многочисленнымъ гравюрамъ и хромолитографiямъ, на которыхъ изображена охота за лисицей съ собаками, гдѣ одетые въ красныя куртки охотники мчатся по холмамъ и доламъ за сворой собакъ, бѣлыхъ съ желтыми и черными пятнами.

Такiя охоты были излюбленнымъ занятiемъ въ среднiе вѣка, но тогда онѣ производились съ болѣе крупными гончими и террьерами. Постепенно вкусы изменились въ пользу болѣе легкихъ и подвижныхъ лисогоновъ, какими въ настоящее время, по справедливости, можетъ гордиться Англiя. Въ этой странѣ имѣется не мало любителей, содержащихъ по нескольку своръ лисогоновъ, причемъ въ каждой сворѣ 10-60 собакъ. Иногда такая свора принадлежитъ даже нѣсколъкимъ владѣльцамъ. Сворой завѣдуетъ главный псарь («master of the hounds»), которому помогаютъ доѣзжачiе («huntsman») и слуги («cohips»), присматривающiе за собаками. Стоимость содержанiя такой псарни огромна; она достигаетъ 25-30 тысячь рублей въ годъ.

Такъ какъ главныя свойства, требуемыя отъ лисогона, быстрота и выносливость, то ноги его должны быть возможно болѣе крѣпкими, развитыми и сильными, спина — такъ же крѣпкой, бедра — широкими и мускулистыми, грудь — широкой, а на лапахъ прочныя подошвы. Кромѣ того, ноги должны быть совершенно прямы, шея тонка, плечи сжаты, ноздри сильно развиты, такъ какъ лисогоны преслѣдуютъ дичь, руководствуясь не только зрѣнiемъ, но и обонянiемъ. Если вѣтеръ благопрiятенъ, и собаки учуяли лисицу, то онѣ съ громкимъ лаемъ гонятся за нею; когда же онѣ приближаются къ ней, ускоряютъ бѣгъ, перестаютъ лаять, сбиваются въ кучу, тѣсно одна къ другой, и при бѣшеномъ бѣгѣ лисогоновъ за ними могутъ следовать лишь самые лучшiе всадники.

 

Пойнтеры и ретриверы

 

Великолѣпная англiйская лягавая порода, извѣстная подъ названiемъ пойнтера, по всей вероятности, испанскаго происхожденiя.

Современнымъ пойнтеромъ, выведеннымъ и облагороженнымъ съ огромною затратою труда, могутъ, по справедливости, гордиться англiйскiе собаководы, которыми выведена эта порода. По внѣшности своей пойнтеръ все же въ значительной степени подверженъ капризу моды. Въ Англiи онъ примѣняется исключительно для отыскиванiя и указанiя дичи, и его удивительныя охотничьи способности, чутье и замечательное спокойствiе, съ которымъ онъ дѣлаетъ стойку, замѣтивъ дичь, равно какъ и вообще его податливость ко всякой дрессировке, дѣлаютъ его положительно незамѣнимымъ для охотника.

Тѣмъ не менѣе, вследствiе истребленiя мелкой дичи и вследствiе того, что входятъ въ моду парфорсныя охоты, пойнтеромъ въ настоящее время пользуются далеко не въ такой степени, какъ прежде.

Утверждают, что пойнтеръ скрещивался ранѣе многократно съ бульдогомъ и гончей. Когда порода была достаточно облагорожена, удалось вывести безподобныя разновидности, между которыми особенно выделяются бѣлые съ коричневыми пятнами пойнтеры Гарта, Бентинга, Аркрайта и Прайса и бѣлые съ желтыми пятнами пойнтеры Вайтхауза, Врайерли и Сальтера.

Лишь одно можно, пожалуй, поставить въ вину современному пойнтеру, это его слабое сложенiе; во всѣхъ осталъныхъ отношенiяхъ онъ образецъ красоты. П ревосходный бѣгъ, грацiозный шерстистый хвостъ, быстрыя движенiя и благородная внешность особенно отличаютъ эту породу. Когда пойнтеръ на своемъ дѣлѣ, то действуютъ все его мышцы до самой малѣйшей, и онъ душою и тѣломъ всецѣло предается той задаче, которая ему поставлена. Англичане охотятся обыкновенно съ двумя пойнтерами, отправляющимися на поиски въ косомъ, по отношенiю другъ къ другу, направленiи. Когда одинъ изъ нихъ заметитъ дичь, то другой долженъ, какъ говорятъ, «оказывать ему уваженiе», т. — е. тоже останавливаться и дѣлать стойку, — это требуетъ очень трудной дрессировки.

Пойнтеры, предназначаемые для выставки, должны имѣть широкую грудь, низко спускающуюся между обѣими передними ногами, которыя должны стоять совершенно прямо. Ноги ихъ должны быть округлы и прочны. Спина должна постепенно спускаться къ короткому и острому хвосту, заднiя ноги должны быть массивны и мускулисты. Голова породистаго пойнтера широка между ушами, морда длинная. Носъ долженъ быть темно-бурымъ, глаза свѣтлые и глубокие, уши не велики и шерсть тонка, причемъ масть либо темно-бурая, либо бѣлая, либо желтая, либо пѣгая — черная съ бѣлыми пятнами. Главное же должна быть хорошая родословная.

Къ пойнтеру близка другая англiйская охотничья собака, носящая названiе ретривера и встречающаяся въ двухъ разновидностяхъ — длинношерстой и курчавой. Въ ретриверахъ течетъ кровь лягавыхъ и ньюфаундлендовъ, а въ длинношерстой разновидности замечаются также слѣды скрещиванiя съ ищейками, прiученными къ водѣ.

Ретриверы черной масти съ длинной головой и сильными челюстями, приспособленными для схватыванiя крупной дичи, дрессируются для аппортированiя.

Названiе этой породы происходитъ отъ французскаго retrouver — находить, приносить.

 

Гончiя и борзыя

 

Гончiя заслуживаютъ особаго изученiя, хотя бы уже въ виду того, что эта порода сохранила свой типъ въ теченiе многихъ столѣтiй и даже тысячелѣтiй; древность ея восходитъ къ самымъ отдаленнымъ перiодамъ историческаго времени. Поджарое туловище гончей, заостренная голова, сильно развитыя длинныя ноги, маленькiя уши и крутая грудь позволяютъ узнать ее съ перваго взгляда еще на памятникахъ египетской культуры. Всѣ эти признаки, сохранившiеся отъ того времени до настоящаго перiода, заставляютъ тотчасъ же признать въ гончихъ собакъ, спецiально предназначенныхъ и приспособленныхъ къ быстрому и продолжительному бѣгу.

Старѣйшими типами этой породы являются англiйская короткошерстая гончая «greyhound» и арабская гончая «sloughi». Въ особенности эта послѣдняя порода, введенная сравнительно недавно художникомъ Августомъ Ле-Гра и акклиматизировавшаяся въ Голландiи, необычайно поджаристы, обладаютъ тонкимъ тѣломъ и грацiознымъ сложенiемъ. Въ Англiи разводятъ наилучшие экземпляры короткошерстыхъ гончихъ спецiально для устраиваемыхъ тамъ ежегодно состязанiй, при которыхъ разыгрывается призовый кубокъ Ватерлоо. Менѣе важныя состязанiя устраиваются тамъ для мелкой породы гончихъ, такъ называемыхъ whippets, которыя разводятся спецiально для этихъ гонокъ представителями низшихъ слоевъ населенiя.

Шотландская жесткошерстая гончая «deerhound», употреблявшаяся въ прежнее время для охоты за оленями, содержится теперь въ Шотландiи любителями безъ всякаго примѣненiя; эта порода тоже стариннаго происхожденiя и близко родственна съ ирландскимъ волкодавомъ, крупной жесткошерстой породою болѣе плотнаго тѣлосложенiя, содержащей въ себѣ много крови договъ.

Англiйскiя гончiя — черной или коричневой масти, иногда сѣрыя, бѣлыя или полосатыя; отъ шотландскихъ же требуется, чтобы онѣ были всегда либо сѣрыми, либо светло-рыжими или желтыми и не имѣли никакихъ пятенъ, кромѣ бѣлаго пятна на груди, но еще лучше, если и этого пятна у нихъ нѣтъ. Гладкая и шелковистая шерсть ихъ должна быть слегка волниста по бокамъ тѣла и мѣстами, между прочимъ, на шеѣ, торчать клочьями. Длинныя челюсти обыкновенно сильно развиты, глаза умны и отличаются своимъ цвѣтомъ и выразительностью. Итальянская гончая — мелкая порода, сдѣлавшаяся излюбленной домашней собакой, не можетъ сравниться со своими родственниками ни выносливостью, ни храбростью. Эта собака боится воды, въ непогоду мерзнетъ и дрожитъ отъ холода, лаетъ, когда не въ духѣ, и вообще представляетъ каррикатуру на настоящую гончую.

Русскiя гончiя или густопсовыя борзыя по формѣ тѣла, размѣрамъ и длинѣ совершенно походятъ на англiйскихъ, но отличаются отъ нихъ густою и длинною, притомъ тонкою и мягкою, волнистою шерстью. Лишь на головѣ, на переднихъ и заднихъ лапахъ шерсть короткая. Масти борзыхъ различны, но особенно ценятся борзыя съ рыжеватымъ воротникомъ на шеѣ и съ рыжеватымъ, чернымъ или бѣлымъ съ желтыми и коричневыми пятнами туловищемъ и ногами.

Борзыя употребляются, главнымъ образомъ, для охоты на волковъ и потому должны быть быстры и легки на бѣгу, сильны и смѣлы. У породистыхъ собакъ эти качества развиты чрезвычайно. Кромѣ того, онѣ на бѣгу необыкновенно осторожны, — говорятъ, что хорошая борзая можетъ пробежать по столу, уставленному посудой, не уронивъ ни одного стакана. Онѣ отличаются преданностью хозяину и безъ малѣйшаго колебанiя бросаются на любого звѣря.

Въ прежнее и не очень еще давнее время многочисленныя своры борзыхъ составляли въ средней и южной Россiи гордость многихъ крупныхъ и мелкихъ помѣщиковъ. Въ настоящее время охота съ борзыми значительно сократилась, и крупныя псарни сохранились лишь въ немногихъ хозяйствахъ; этотъ родъ охоты — удовольствiе слишкомъ дорогое! Зато теперь борзыя нерѣдко содержатся въ качествѣ комнатныхъ собакъ, и любители этой породы имѣются не только у насъ, но и за границей, гдѣ онѣ очень цѣнятся. Русскихъ борзыхъ можно встрѣтить теперь и въ Германiи, и во Францiи, и въ Англiи; голландскiе же любители даже нѣсколько улучшили эту породу. Въ Мюнхенѣ имѣется даже «Общество Любителей борзыхъ» («Verein der Barsoi-Freunde»), которое завело для нихъ особую родословную книгу.

 

Таксы

 

 

Въ Германiи таксы носятъ названiе «лѣсничихъ» (Waldmauner), такъ какъ тамъ они составляютъ неизбежную принадлежность каждаго настоящаго охотника и лѣсничаго. Въ настоящее время, однако, эта порода вовсе не такъ уже привязана къ лѣсу. По внѣшности такса напоминаетъ какого-то гнома. Ноги ея коротки, тѣло сильно вытянуто въ длину, и, если посмотреть спереди, ея ноги кажутся настолько кривыми, что это производитъ впечатлѣнiе настоящаго уродства. При взгляде сбоку ноги ея должны быть, однако, прямыми. Голова таксы длинна и узка, уши длинны и свешиваются съ головы, тѣло длинно, но не должно иметь на спинѣ формы сѣдла, такъ какъ это указываетъ на слабость. Хвостъ долженъ быть возможно болѣе тонкимъ, но не долженъ загибаться надъ туловищемъ.

Бываютъ черныя таксы съ коричневыми подпалинами, рыжiя, светло-коричневыя сѣрыя и пятнистыя. Бѣлыя и сѣрыя разновидности встрѣчаются, впрочемъ, лишь рѣдко. Вполне понятнымъ и имеющимъ смыслъ становится строенie таксы тогда, когда наблюдаешь собаку этой породы за работою, именно, когда видишь ее разрывающей нору лисицы и барсука, При этомъ невольно приходится изумляться ловкости, съ которой она роетъ землю и отыскиваетъ зверя въ норѣ, равно какъ и храбрости и хитрости ея.

 

 

Примѣненiе собаки

 

Изъ всѣхъ способностей собаки человѣкъ извлекаетъ пользы больше всего изъ ея чутья, — эта ея способность наиболѣе цѣнна во всѣхъ отношенiяхъ. Благодаря своему чутью собака получила такое широкое примѣненiе на охотѣ на всякую дичь, крупную и мелкую; чутье же сделало ее драгоцѣннымъ домашнимъ сторожемъ и, съ недавняго времени, далеко не маловажнымъ помощникомъ въ военномъ дѣлѣ и въ преслѣдованiи преступниковъ.

Недавно въ Англiи были произведены опыты примѣненiя собакъ-ищеекъ сенъ-губертской породы, давшiе блестящiе результаты. Собаки эти оказались чрезвычайно способными находить обонянiемъ слѣдъ какого-либо опредѣленнаго чѣловѣка среди множества другихъ. Порода эта раньше применялась для охоты, но вслѣдствiе медленности своего бѣга была оставлена и получила теперь другое примѣненiе. Въ опытахъ, произведенныхъ съ этими собаками въ Америкѣ, онѣ проявили, положительно, чудеса чуткости. Человѣкъ, одѣтый въ войлочныя туфли, совершилъ прогулку по городу, продолжавшуюся нѣсколько часовъ, пересѣкалъ различныя многолюдныя улицы и площади и все-таки, въ концѣ концовъ, былъ разысканъ по слѣду среди толпы собаками, выдрессированными С. М. Миллеромъ изъ Дарлингтона.

Нужно замѣтить, что собаки эти исключительно лишь выслѣживаютъ даннаго субъекта и отнюдь не бросаются сами на него и не причиняютъ ему никакого зла, такъ что ихъ не слѣдуетъ смешивать съ тѣми дикими догами, которыми въ Вестъ-Индiи въ прежнее время затравливали бѣжавшихъ рабовъ-негровъ.

Вполнѣ естественно, что правосудiе во многихъ случаяхъ пользуется этими собаками для разыскиванiя преступниковъ и для oгражденiя общественной безопасности. Въ Западной Европѣ онѣ нерѣдко служатъ помощниками полицiи и содѣйствуютъ охраненiю порядка и безопасности гражданъ. Въ Германiи полицiя Гамбурга, Штуттгарта, Лейпцига, Брауншвейга, Ольденбурга и Страссбурга располагаетъ уже цѣлыми бригадами полицейскихъ собакъ, спецiально разводимыхъ и дрессируемыхъ въ Швельмѣ.

Въ Парижѣ имѣется у полицiи бригада спасательныхъ собакъ ньюфаундлендовъ, — онѣ приносятъ большую пользу при спасанiи утопающихъ въ Сенѣ. Въ Цюрихѣ, Гентѣ и Амстердамѣ полицейскiя собаки также примѣняются за послѣднее время и оказывали уже не разъ крупныя услуги полицiи.

Трудно сказать, какая порода лучше всего годится для полицейской службы. Любители овчарокъ считаютъ эту породу наиболѣе пригодной, тогда какъ любители террьеровъ ссылаются на заслуги своихъ любимцевъ, въ качествѣ военныхъ собакъ, и доказываютъ, что они лучше и для полицейской службы. Полицейская собака должна быть темной масти и не слишкомъ малыхъ размѣровъ, должна быть храбра, обладать превосходнымъ обонянiемъ, выносливостью и неизбалованностью.

Въ нтѣкоторыхъ пограничныхъ мѣстностяхъ собаки съ успѣхомъ применяются таможенною стражею для ловли контрабандистовъ, но, съ другой стороны, и контрабандисты не рѣдко пользуются собаками для того, чтобы быстро и незамѣтно переправлять запретные товары черезъ границу.

Во многихъ странахъ заведены также военныя собаки, приносящiя не маловажную пользу войскамъ. Шотландская овчарка и эрдальскiй террьеръ оказались для военной и санитарной службы самыми подходящими породами собакъ. Выяснилось изъ ряда всевозможныхъ опытовъ, что онѣ могутъ оказать большiя услуги при отысканiи тяжело раненныхъ, остающихся нерѣдко на полѣ битвы незамѣтными въ кустахъ и травѣ. Кромѣ того, собакъ этихъ обучаютъ доставлять легко раненнымъ первую помощь, разносить вдоль линiи стрѣлковъ запасы патроновъ, доставлять быстро и безошибочно депеши главнокомандующему и, наконецъ, охранять ночью безъ лая посты отъ внезапнаго нападенiя.

 

Въ страннопрiимномъ монастырѣ на большомъ Санъ-Бернардскомъ перевалѣ монахи пользуются чутьемъ собакъ уже въ теченiе нѣсколъкихъ столѣтiй, чтобы отыскивать заблудившихся путниковъ. Объ этомъ, однако, уже столько писалось, что не стоитъ разсказывать теперь, какъ это производилось въ прежнее время, когда чрезъ Санъ-Бернардскiй перевалъ проходило огромное количество пѣшеходовъ; въ настоящее время по дорогѣ, ведущей черезъ перевалъ, построены на нѣкоторомъ разстоянiи одна отъ другой хижины-убѣжища, соединенныя телефономъ съ монастыремъ. Собака въ сопровожденiи монаха отыскиваетъ заблудившагося и приводитъ его прежде всего въ одну изъ этихъ хижинъ, такъ что надобности въ знаменитой корзиночкѣ съ провизiей, подвешенной у нея на шеѣ, болѣе нѣтъ. Тѣмъ не менѣе, собаки этого монастыря оказываютъ неоцѣнимыя услуги. На нашъ запросъ, обращенный къ настоятелю монастыря, онъ отвѣтилъ намъ въ 1903 г.: «Собаки, содержимыя монастыремъ, оказываютъ величайшая услуги, и въ зимнее время мы безъ нихъ совершенно не можемъ обойтись. Нерѣдко путникъ, запоздавъ, сбивается съ дороги, въ горахъ его застигаетъ ночь, и гибель его почти неизбежна, но собака приходитъ на помощь въ сопровожденiи монаха или служителя. Собаки эти оказываютъ величайшiя услуги людямъ и нерѣдко спасаютъ имъ жизнь».

Санъ-бернары, содержащiеся въ монастырѣ, не могутъ, однако, конкурировать по своей внѣшности съ породистыми санъ-бернарами, встрѣчаемыми на собачьихъ выставкахъ. Для разведенiя и усовершенствованiя этой породы въ Западной Европѣ прилагалось чрезвычайно много усилiй и старанiй. Тогда какъ въ Англiи главное вниманiе было обращено на большiе размѣры, а во всѣхъ другихъ отношенiяхъ разводимые тамъ санъ-бернары уклоняются отъ основного типа, на континентѣ собаководы стараются сохранить признаки чистокровной породы.

Отъ хорошаго санъ-бернара требуется, чтобы голова его была велика, морда коротка и широка, съ толстымъ и широкимъ носомъ; уши должны быть не велики, масть — по преимуществу темная.

Ноги должны быть съ лапами, похожими на кошачьи, и сильныя, грудь — широкая, выпуклая, спина прямая и широкая и хвостъ висячiй. Короткошерстая разновидность должна такъ же, какъ и длинношерстая, достигатъ въ плечахъ у самца 70, у самки 65 см. Масть можетъ быть однимъ изъ оттѣнковъ между рыжей и коричневой, но шея, грудь, ноги и кончикъ хвоста должны быть бѣлые. Главнымъ образомъ, широкiя, какъ у кошки, лапы и обусловливаютъ способность санъ-бернара легко ходить по снѣгу и льду, не слишкомъ проваливаясь и завязая, — это и позволяетъ ему спасать погибающихъ.

Особую славу стяжалъ спасенiемъ нѣсколькихъ сотъ заблудившихся въ горахъ путниковъ знаменитый санъ-бернаръ Барри. Разсказываютъ, что это верное животное будто бы было убито солдатомъ-инвалидомъ, заблудившимся въ горахъ и вообразившимъ, что собака нападаетъ на него, тогда какъ, на самомъ дѣлѣ, она хотѣла оттащить его отъ края пропасти. Эта трогательная исторiя, однако, съ начала до конца выдумана: директоръ Бернскаго Естественно-Историческаго Музея сообщаетъ, что Барри въ 1814 году былъ убитъ вслѣдствiе своей старости, шкура его была подарена музею, гдѣ чучело сохраняется до настоящаго времени.

 

Большую пользу приноситъ также собака въ качествѣ упряжнаго животнаго, хотя, по самому существу своему и по строенiю, она едва ли приспособлена хорошо къ этого рода деятельности. Не подлежитъ, во всякомъ случаѣ, сомнѣнiю, что на крайнемъ сѣверѣ въ области вѣчнаго льда и снѣга только при помощи собаки возможно передвиженiе человѣка, и только при ея содѣйствiи мыслимы путешествiя отважныхъ изслѣдователей полярныхъ странъ. Всѣ путешественники даютъ самые восторженные отзывы о выносливости, силѣ и неприхотливости эскимосскихъ и сибирскихъ собакъ изъ породы описанныхъ выше лаекъ. Онѣ свободно могутъ сдѣлать въ день до 120 верстъ и при хорошей погодѣ могутъ бѣжать безостановочно 3-4 часа. На каждую собаку можно разсчитывать въ саняхъ грузъ до 74 килограммовъ, т. — е. приблизительно до 4 пудовъ. Для ѣзды пользуются лiшь кобелями не моложе 2-3 лѣтняго возраста, лишь въ рѣдкихъ случаяхъ запрягаютъ сукъ. Отъ ѣздовыхъ собакъ зависитъ на сѣверѣ нерѣдко не только все благополучiе, но и жизнь человѣка, почему за ними тщательно ухаживаютъ и хорошо кормятъ.

Сѣверныхъ собакъ, такимъ образомъ, нельзя сравнивать съ упряжными собаками Западной Европы, которыя въ большинствѣ случаевъ подвергаются очень дурному обращенiю, ихъ плохо кормятъ и замучиваютъ работой. Упряжныя собаки на Западѣ совсѣмъ не являются рѣдкостью: онѣ применяются въ широкой степени въ Швейцарiи, Бельгiи, Голландiи, во многихъ мѣстностяхъГерманiи и Францiи. Особою силою, красотою и здоровьемъ отличаются бельгiйскiя упряжныя собаки, служащiя для развоза молока и овощей. Ихъ запрягаютъ въ телѣжки превосходной работы и хорошо содержатъ, онѣ даже щеголяютъ очень красивой упряжью. Въ Голландiи имеется особое общество «защиты упряжныхъ собакъ», заботящееся о развитiи и улучшенiи упряжныхъ породъ; оно устраиваетъ отъ времени до времени состязанiя въ бѣгѣ собакъ и выдаетъ призы и премiи владѣльцамъ за тщательный уходъ и хорошiй видъ телѣжекъ и упряжи. Въ общемъ, для мелкихъ торговцевъ и поставщиковъ упряжныя собаки обходятся дешевле самаго дешеваго изъ другихъ упряжныхъ животныхъ, именно осла, хотя, впрочемъ, опытъ, сдѣланный въ Берлинѣ съ ослами хорошей и не слишкомъ дорогой породы, показалъ, что при разсчетѣ на продолжительный перiодъ оселъ все же въ экономическомъ отношенiи выгоднѣе собаки. Вообще, нужно сказать, что всѣ крупныя травоядныя животныя болѣе пригодны для упряжи и для вьюка, чѣмъ плотоядныя. Строенiе ногъ собаки не приспособлено для того, чтобы тянуть тяжесть, и проистекающiя отъ этого неудобства сказываются у нея сильнѣе, чѣмъ у копытныхъ. Грудь собаки не переноситъ сильнаго напряженiя, а ошейникъ является для нея сущимъ мученiемъ. Точно также и спина ея приспособлена для прыганья, но мало пригодна для того, чтобы тянуть или выдерживать грузъ. Плечи собаки дальше раздвинуты между собою и относительно больше отстоятъ отъ туловища, чѣмъ у лошади. Несмотря на все это, собаку все же нерѣдко заставляютъ возить тяжести и притомъ для нея совершенно непосильныя.

Не разъ пробовали пользоваться примѣненiемъ физической силы собаки и въ техникѣ. Собаку заставляютъ иногда вертѣть маслобойку или другую какую-нибудь машину, не требующую большой силы.

Въ одной изъ типографiй приспособили собаку вертѣться въ деревянномъ барабанѣ, приводящемъ въ движенiе печатный прессъ. Она работала тамъ съ большимъ рвенiемъ и обходилась дешевле газоваго двигателя.

Польза собаки не прекращается и съ ея смертью. Изъ кожи ея выдѣлываютъ превосходныя лайковыя перчатки, кошельки и бумажники «настоящей козьей кожи», шкура же собаки даетъ нередко превосходные «куньи» воротники на пальто.

Нельзя упускать изъ виду и того, что собака идетъ въ пищу чѣловъку. Напрасно принято думать, что собака является лакомымъ блюдомъ однихъ дикарей и китайцевъ! Нѣтъ, и наши ближайшiе сосѣди питаются въ Саксонiи и Силезiи собаками, убиваемыми совместно съ другими животными на бойняхъ. Германское законодательство установило даже для собачьяго мяса обязательное микроскопическое изслѣдованiе на трихины и ограничило продажу его тѣми лавками и харчевнями, въ которыхъ на видномъ мѣстѣ поставлена надпись «Собачье мясо», и гдѣ, слѣдовательно, невозможно смѣшенiе собачьяго мяса съ мясомъ другихъ животныхъ. Обманная продажа такого мяса строго карается закономъ. По даннымъ оффицiальной статистики, въ 1907 г. въ Германiи убито следующее количество собакъ по четвертямъ года: въ 1-ую четверть — 2278 штукъ, во 2-ую четверть — 934, въ 3-ью четверть — 952 и въ 4-ую четверть — 2299 штукъ. Изъ этихъ данныхъ видно, что потребленiе собакъ въ пищу усиливается зимою при вздорожанiи другихъ пищевыхъ продуктовъ. Подробная статистическая таблица показываетъ, что убой собакъ особенно процвѣтаетъ въ королевствѣ Саксонскомъ и въ Пруссiи.

 

Дрессировка собакъ

 

Чтобы использовать всѣ перечисленныя выше хорошiя стороны собакъ, необходимо прежде всего, чтобы способности послѣднихъ были усовершенствованы и развиты соотвѣтственнымъ обученiемъ и дрессировкой.

Почти всѣ собаки пригодны для дрессировки, и лишь немного найдется среди нихъ такихъ тупыхъ отъ природы экземпляровъ, которые не усвоили бы того, что имъ стараются привить.

Съ обученiемъ молодыхъ собакъ никогда не слъдуетъ слишкомъ спѣшить и начинать его должно не раньше того, какъ собака будетъ прiучена соблюдать чистоплотность въ комнатахъ. Отучать ее пачкать комнаты должно съ примѣненiемъ физическаго воздѣйствiя и тыча носомъ въ самое мѣсто преступления; можно также въ надлежащiй моментъ, но никакъ не позже, съ шумомъ распахнуть передъ ней дверь и хлопнуть въ ладоши, — она тотчасъ же выбѣжитъ на дворъ и скоро пойметъ, чего отъ нея требуютъ.

Некоторые рекомендуютъ поливать запачканныя собакой мѣста на полу уксусомъ или посыпать перцемъ, но обыкновенно это мало помогаетъ.

При воспитанiи и дрессировкѣ собаки должно соблюдать слѣдующiя основныя правила.

1) Нужно выяснить характеръ и особенности своего воспитанника, такъ какъ для каждой собаки нужна своя система дрессировки, и никоимъ образомъ невозможно примѣнять ко всѣмъ одинъ общiй шаблонъ. Одна собака тиха, послушна и ласкова, для нея достаточно строгаго слова хозяина; другая же зла и упряма и требуетъ болѣе суроваго обращенiя. Вся задача воспитателя сводится къ тому, чтобы по возможности укрепить и развить хорошiя качества собаки и искоренить ея недостатки.

2) Воля воспитателя должна быть непоколебима, и во время обученiя онъ долженъ неуклонно стремиться къ достижению намеченной цѣли, безъ какихъ-либо послабленiй и отступленiй. Не слѣдуетъ, конечно, требовать отъ собаки невозможнаго, и должно обучать ее въ извѣестной системѣ и послѣдовательности.

3) Воспитатель долженъ вооружиться безконечнымъ терпѣнiемъ и хладнокровiемъ, долженъ быть во-время строгимъ и во-время добрымъ и отнюдь не долженъ давать надъ собою власти своимъ собственными чувствамъ, въ особенности нетерпѣнiю и злобѣ.

Прежде всего слѣдуетъ прiучить собаку къ отведенному ей мѣсту въ комнатѣ, къ ея корзинѣ или ящику. Своего мѣста она не должна покидать, и нельзя ей позволять находить себѣ другое мѣсто для отдыха или вскакивать со своего мѣста при малѣйшемъ шумѣ. Затѣмъ, слѣдуетъ прiучить собаку гулять со своимъ господиномъ, идя позади или рядомъ съ нимъ и не бросаясь отъ радости подъ ноги прохожимъ. Прiучать ходить рядомъ надо въ комнатѣ, взявъ собаку на шнурокъ и ходя съ ней не менѣе четверти часа взадъ и впередъ по комнатѣ. Если собака бросается кому-нибудь подъ ноги, ей слѣдуеть слегка наступить спереди на лапы и крикнутъ «назадъ»! Надо прiучать ее также поворачиваться въ сторону и назадъ, притомъ требовать, чтобы она дѣлала это въ опредѣленномъ, указанномъ направленiи.

Охотничьи собаки подвергаются еще болѣе тщательной дрессировкѣ, при которой нерѣдко приходится примѣнять и ошейникъ съ шипами, но притомъ дрессировщикъ долженъ обладать чрезвычайнымъ терпѣнiемъ и выдержкой, и лишь только тогда онъ можетъ надеяться на успѣхъ. Въ виду того, что охотникъ требуетъ полнаго и неукоснительнаго исполненiя всѣхъ своихъ приказанiй, дрессировка охотничьихъсобакъ, относительно которой существуетъ цѣлая литература, должна сопровождаться постояннымъ повтореннiемътого, что уже заучено, и производиться съ большою осторожностью, по определенному, заранѣе намеченному плану. Если применять плетку тамъ, гдѣ не слѣдуетъ, то легко можно совершенно испортить собаку. Если она получаетъ удары постоянно, при малѣйшемъ промахѣ, то скоро совершенно лишается довѣрiя къ своему господину. Еще хуже, если собаку приманивать къ себѣ и затѣмъ угощать ее ремнемъ или плеткой, — тогда все потеряно, и собака никогда не будетъ слушаться своего хозяина и будетъ его избегать! Эту ошибку дѣлаютъ очень нерѣдко, тогда какъ при правильномъ воспитанiи необходимо наказывать собаку въ случаѣ непослушанiя строго, но справедливо. Многаго можно достигнуть скорѣе наградою и ласкою, чѣмъ наказанiями. Совершенно опредѣленныя и даваемыя каждый разъ въ одинаковыхъ выраженнiхъ и съ одинаковыми жестами приказанiя лишь въ рѣдкихъ случаяхъ не будутъ исполнены собакой.

 

Нѣкоторымъ простѣйшимъ прiемамъ и фокусамъ, напримѣръ, прыганью черезъ палку или черезъ кольцо, можно научить собаку, приманивая ее какимъ-нибудь лакомствомъ, причемъ, само собою разумѣется, разстоянiе до этого лакомства не должно быть слишкомъ велико. Послъ нѣсколькихъ прiемовъ она сама затѣмъ будетъ прыгать по приказанiю чрезъ данные предметы. Не слѣдуетъ забывать, однако, что высокiе прыжки вредны для груди и ногъ молодыхъ и малыхъ ростомъ собакъ. Если собака при выполненiи такихъ упражненiй причинитъ себѣ боль, то, понятно, она отказывается затѣмъ повторять.

Не трудно научить собаку затворять дверь. Надо поднять кусокъ мяса около отворенной двери такимъ образомъ, чтобы собака, когда будетъ тянуться за нимъ, поднимаясь на заднiя лапы, уперлась передними въ дверь и затворила ее. При этомъ слѣдуетъ, конечно, крикнуть «затвори дверь». Послѣ нѣкотораго повторенiя собака привыкаетъ сама затворять дверь. Послушную собаку не трудно обучить цѣлому ряду такихъ небольшихъ фокусовъ, но лишь та собака будетъ производить ихъ съ удовольствiемъ, которая постоянно держится около своего господина и привыкла исполнять всѣ приказанiя по малѣйшему его жесту. Если собаку держать внѣ дома и видѣться съ ней лишь на прогулкѣ, то она скучаетъ и утрачиваетъ охоту ко всякимъ фокусамъ.

Совершенно играючи можно научить собаку, если она вообще къ тому способна, «аппортироватъ»,т. — е. приносить убитую дичь, что является столь важнымъ элементомъ дрессировки охотничьей собаки и требуетъ цѣлаго ряда предварительныхъ упражненiй. Не трудно научить любую молодую собаку приносить по командъ «аппортъ» мячикъ, носовой платокъ или другой какой-нибудь предметъ, брошенный не слишкомъ далеко отъ нея. Первоначально она либо принесетъ, либо нѣтъ; въ этомъ послѣднемъ случаѣ необходимо поступать съ особымъ терпѣнiемъ и осторожностью. Разстоянiе первоначально должно быть совсѣмъ мало, а собаку нужно привязать на длинную бечевку. Еще лучше, если ее сперва заставить сѣсть передъ собою и научить держать въ зубахъ не очень легкiе предметы и выпускать ихъ изо рта по командѣ. Для этого можно пользоваться маленькимъ приспособленiемъ, состоящимъ изъ куска дерева, посредине не очень толстаго и на обоихъ концахъ имъющаго деревянные кружки, которые можно снимать и одевать, чтобы регулировать его вѣсъ. Для того, чтобы было легче поднимать его съ полу, къ этому куску приделываются перекладины, мѣшающiя ему плотно прилегать къ полу. Охотничьи собаки, дрессированныя по превосходному оберлендерскому методу, продѣлываютъ первыя свои упражненiя обыкновенно при помощи этого приспособленiя.

Если съ собакой играютъ и при этомъ не обращаютъ вниманiя на то, чтобы отдавать ей приказанiя такимъ точно способомъ, къ какому она прiучена, то она скоро замѣчаетъ, что дѣло, очевидно, не серьезное, и утрачиваетъ уваженiе къ хозяину. Очень скверно, напримѣръ, влiяетъ, если съ обучаемой собакой играютъ дѣти и, заставляя ее аппортироватъ разныя вещи, не отнимаютъ ихъ у нея и не хвалятъ ее при этомъ, когда она принесетъ; такая собака никогда не научится правильному аппорту.

 

Строгость, точность и терпѣнiе, какъ мы сказали уже, — непремѣнныя условiя успѣха. Отнюдь не слѣдуетъ сильно бить собаку, — достаточно, если она проявляетъ злость или небрежность, ударить ее плеткой. Собака прекрасно понимаетъ строгiй выговоръ или сильное дерганье за шнуръ; если же она такъ глупа, что не понимаетъ этого, то все дальнейшее обученiе продолжать безполезно.

Маленькихъ комнатныхъ собачекъ невозможно научить аппортировать; самое большее, чему они могутъ научиться, — это служить, давать лапу, притворяться мертвыми и т. д.

Охотничьихъ собакъ можно прiучить отыскивать потерянные предметы, какъ бы малы они ни были, даже въ кустахъ или въ пескѣ. По командѣ «ищи потерю» хорошо дрессированная охотничья собака должна тотчасъ же отправиться на поиски и стараться найти то, что хозяинъ потерялъ. Для того, чтобы достигнуть такой выучки, прiучить собаку ложиться передъ дичью, приносить убитую дичь послѣ выстрѣла и т. д., требуется обученiе въ теченiе нѣсколькихъ мѣсяцевъ по извѣстнымъ, испытаннымъ на практикѣ правиламъ.

Комнатныхъ собакъ можно научить разнымъ фокусамъ — ходить на трехъ лапахъ, подносить газету и т. п., но чрезвычайно трудно научить ихъ такимъ фокусамъ, какiе показываются дрессированными собаками въ циркахъ: ходить на вращающемся шарѣ, держаться на горлышки бутылки, кувыркаться, танцѣвать, стрѣлять и т. п. Taкiе успехи собакъ зависятъ всецело отъ уменья и, главное, терпенья дрессировщика. Онъ выискиваетъ самыхъ развитыхъ собакъ, чаще всего пуделей, и не жалѣетъ времени на непрерывное обученiе и направленiе ихъ. Собака не обладаетъ настоящимъ умомъ, въ дѣйствительномъ смысле этого слова, но у нея имеется хорошая память и некоторая доля хитрости. Если она привыкла къ чему-нибудь, если составилась опредѣленная рутина, то она можетъ выполнить прекрасно цѣлый рядъ сложныхъ упражненiй, но при этомъ необходимо, чтобы они следовали постоянно въ одномъ и томъ же опредѣленномъ порядке, иначе собака собьется. Нѣсколько лѣтъ тому назадъ братья Бертранъ показывали въ Парижѣ собачку, по имени Папильонъ, которая превосходила все, что до того приходилось видеть въ области собачьей дрессировки. Собака эта могла говорить! Вполне заслуживающее довѣрiя французскiе и иностранные журналисты сообщаютъ объ этомъ; какъ о положительномъ фактѣ, о которомъ въ свое время было много споровъ. На вопросы Бертрана: «кто я такой», «любишь ли ты меня», «какое самое большое зданiе въ Парижѣ», «можешь ли ты считать», Папильонъ отвечалъ совершенно ясно по-французски, хотя и нѣсколько заикаясь. Когда онъ считалъ, то совершенно ясно слышали «un, deux, trois, quatre». Подъ конецъ представленiя онъ говорилъ «adieu, messieurs». Какъ это ни удивительно, но тщательнымъ изследованiемъ было доказано, что здѣсь отнюдь не было никакого чревовещанiя со стороны хозяина. Повидимому, впрочемъ, и ранѣе были извѣстны говорящiя собаки.

Дюмоль разсказываетъ объ одной такой собакѣ, принадлежавшей нѣмецкому солдату и отличавшейся тѣмъ, что издавала, если ее ущипнуть, своеобразные звуки, причемъ хозяинъ заставлялъ ее открывать пасть шире или уже. Звуки отъ этого получали различные тона и, наконецъ, удалось добиться того, что собака произносила слово «Елизавета». Лейбницъ также разсказываетъ, что видѣлъ въ Цейцѣ собаку, которая могла выговорить нѣсколько словъ.

Обученiе сторожевыхъ, полицейскихъ и военныхъ собакъ, вообще всѣхъ собакъ, предназначенныхъ для какой-либо особой службы, сводится обыкновенно къ тому, что съ огромнымъ терпѣнiемъ прiучаютъ ихъ делать необходимое, смотрятъ за тѣмъ, чтобы онѣ не забывали выученнаго, и при этомъ возможно меньше наказываютъ ихъ. Сторожевыхъ собакъ прiучаютъ часто бросаться на чужого человѣка, но нельзя не замѣтить, что такая привычка ихъ можетъ сделаться чрезвычайно опасной и нерѣдко уже вела къ многочисленнымъ несчастнымъ случаямъ. Обыкновенно ихъ прiучаютъ къ этому, дѣлая изъ соломы чучело, одетое въ платье и ставя его въ позѣ человѣка, перелѣзающаго чрезъ заборъ или отворяющаго дверь, котораго собака должна хватать и задерживать. Такое обученiе можно применять, однако, лишь уже къ старымъ собакамъ, на которыхъ можно положиться, и которыя по характеру своему не опасны для окружающихъ, иначе такая собака, обученная бросаться на людей, можетъ надѣлать немало бѣдъ.

Прiучая собакъ къ хорошему поведенiю и къ проявленiю тѣхъ или другихъ способностей, нужно стараться также отучить ихъ отъ дурныхъ привычекъ. Такъ, молодые щенки любятъ часто грызть мебель и ковры. Отъ этой привычки ихъ лучше всего отучить, давая возможно чаще грызть кости. Слѣдуетъ также не позволять собакамъ ложиться на стулья и диваны. Чрезвычайно непрiятное впечатайте производятъ на всѣхъ собаки, клянчащiя у стола во время обѣда, Надо принять за правило — совершенно не пускать собакъ во время ѣды въ столовую или заставлять ихъ лежать на указанномъ имъ мѣстѣ. Отъ привычки ѣсть потихоньку, воруя сѣдобныя вещи, собакъ должно отучать, ловя на месте преступления, и тутъ же, непосредственно вследъ за содѣяннымъ, наказывать. Если собака надоѣдаетъ хозяину тѣмъ, что передъ прогулкой отъ радости бросается на него и пачкаетъ ему костюмъ, то отъ этого ее легко отучить, схватывая за породнiя лапы и заставляя ходить на заднихъ, — это ей не понравится, и она оставитъ свою привычку.

 

Собачьи выставки и конкурсы

 

Устраиваемыя различными обществами выставки собакъ составляютъ весьма важное явленеi современнаго спорта и играютъ немалую роль въ дѣлѣ развитiя и улучшенiя собачьихъ породъ. Для настоящаго любителя-спортсмена является не столь важнымъ самое получение на выставкѣ за своихъ собакъ того или другого приза, сколько то чувство самоудовлетворенiя и гордости, которое онъ испытываетъ, когда призы присуждаются животнымъ, выведеннымъ имъ самимъ.

Первая выставка собакъ была устроена въ 1859 г. въ Ньюкэстлѣ-на-Тайнѣ. На нѣй были выставлены лишь пойнтеры и другiя охотничьи собаки, но все же это новое предпрiятiе сильно отличалось отъ предшествовавшихъ выставокъ, устраивавшихся торговцами, заинтересованными въ сбытѣ своего товара. Въ 1860 г. была устроена еще болѣе значительная выставка въ Бирмингамѣ, и за нею послѣдовали другiя. Въ настоящее время въ Англiи устраивается ежегодно по нѣсколько небольшихъ выставокъ, которыя всѣ находятся подъ строгимъ контролемъ англiйскаго Кеннельскаго клуба собаководовъ. Въ качествѣ судей, членовъ жюри, на этихъ выставкахъ участвуютъ знатоки-спецiалисты, составившiе себѣ почетное имя, — у нихъ это занятiе стало настоящей профессiей. На большихъ англiйскихъ выставкахъ Кеннельскаго и Кресцскаго клуба, продолжающихся по три дня, быватъ обыкновенно по нѣскольку тысячъ посетителей, и выставляется не менѣе 1000—1500 собакъ.

Во Францiи первая выставка собакъ была устроена въ 1863 г. въ парижскомъ Ботаническомъ саду. Комитетъ ея состоялъ изъ членовъ Жокей-Клуба, и выставка субсидировалась железнодорожными обществами, городскимъ управленiемъ и барономъ Ротшильдомъ. Премiи на ней было выдано на 30-40 тысячъ франковъ, что для начала было, конечно, недурно. Позднѣе въ Парижѣ устраивалось нерѣдко по нѣскольку выставокъ въ годъ; въ настоящее время здѣсь имѣютъ особый успѣхъ выставки всѣхъ породъ собакъ. Дѣла этихъ выставокъ недурны, какъ можно судить потому, что на выставкѣ 1903 года, устроенной парижскимъ Центральнымъ Обществомъ Любителей Собакъ въ Тюльерiйскомъ саду, одной входной платы собиралось по 12-14 тысячъ франковъ въ день.

Германiя также не отстала въ дѣлѣ устройства собачьихъ выставокъ: въ различныхъ городахъ ея почти постоянно организуются съ большимъ успѣхомъ выставки, продолжающiяся по два, по три дня. Въ Бельгiи, при содѣйствiи Королевскаго Общества св. Губерта и многихъ другихъ клубовъ собаководовъ, устраиваются лѣтомъ очень крупныя выставки, на которыя собаки присылаются со всѣхъ концовъ Европы, такъ какъ выставки эти извѣстны и за пределами страны. Выше всѣхъ европейскихъ странъ стоить, однако, по своимъ собачьимъ выставкамъ Голландiя, гдѣ выставки по своей организацiи и по управленiю положительно образцовы. Годовыя голландскiя выставки главнѣйшихъ клубовъ собаководовъ имѣютъ характеръ совершенно серьезныхъ предпрiятiй, — отнюдь не любительскаго развлеченiя: въ нихъ принимаютъ участiе въ качествѣ жюри превосходные голландскiе специалисты, знатоки собакъ, которыхъ приглашаютъ даже за границу для оцѣнки различныхъ породъ.

Для не спецiалиста собачья выставка представляетъ собою нѣчто хаотическое. Ошеломляющiй вой и лай собакъ, билеты почти около каждой собаки съ надписью, что ей присуждается первый, второй или третiй призъ, продолжительные осмотры собакъ въ клѣткахъ, — все это кажется страннымъ и мало понятнымъ.

Вслѣдствiе дѣленiя всѣхъ выставляемыхъ собакъ на «открытый классъ» — для всѣхъ собакъ безъ различiя возраста и ранѣе полученныхъ наградъ, на классъ «выставочныхъ побѣдителей» — для собакъ, уже получившихъ ранѣе на какой-либо выставкѣ не менѣе двухъ первыхъ наградъ, затѣмъ на классъ «собакъ старшаго» и классъ «собакъ младшаго возраста», — собака можетъ получить по одному классу первый призъ, по другимъ же — лишь почетный дипломъ или даже ничего не получить.

Опредѣленiе достоинства собакъ при назначенiи наградъ нерѣдко является чрезвычайно труднымъ, особенно, если приходится присуждать награду двумъ великолѣпнымъ экземплярамъ одинаковаго достоинства. Не легко также ладить съ экспонентами, которые нерѣдко проявляютъ чрезмѣрную обидчивость. До сихъ поръ еще нельзя считать рѣшеннымъ вопросъ, какой системы лучше придерживаться при назначенiи наградъ, — присужденiя ли ихъ комиссiей изъ Трехъ судей-спецiалистовъ, или же опредѣленiя достоинствъ по прежней системѣ точками и баллами. Противъ той и другой системы можно сказать многое. Не подлежитъ, во всякомъ случаѣ, сомнѣнiю, что все зависитъ и въ томъ и въ другомъ случаѣ отъ индивидуальныхъ вкусовъ и мнѣнiй судей, и что несогласiя между ними нерѣдко являются источникомъ крупныхъ непрiятностей для экспонентовъ.

Являются ли выставки вредными для собакъ — вотъ вопросъ, который постоянно предлагается любителями. Если онѣ правильно организованы и находятся подъ покровительствомъ серьезнаго общества, то, конечно, вреда выставляемымъ собакамъ онѣ принести не могутъ. Животныя пользуются тамъ приличнымъ уходомъ, изслѣдуются ветеринарами, тщательно кормятся и возвращаются домой въ наилучшемъ видѣ.

Въ настоящее время устроители выставокъ стараются, по возможности, сократить срокъ таковыхъ до 2-3 дней, чтобы получить возможно больше экспонатовъ отъ людей, которые, не будучи настоящими спортсменами, боятся разстаться на долгiй срокъ со своими собаками. Kромѣ медалей на выставкахъ, присуждается наиболѣе выдающимся собакамъ званiе «чэмпiона» или особые кресты чэмпiоновъ. Такiя награды получаютъ, однако, лишь звѣзды первой величины въ собачьемъ царствѣ!

Перевозка собакъ на выставку, какъ и вообще перевозка ихъ по желъзной дорогѣ, совершается лучше всего въ хорошо запирающихся корзинахъ или, еще лучше, въ особыхъ хорошо вентилируемыхъ будкахъ, снабженныхъ такимъ приспособленiемъ, чтобы собака могла получать питьевую воду безъ открыванiя будки. Собака можетъ свободно выдержать 2-3-дневную поѣздку безъ ·ѣды, но, во всякомъ случаѣ, должна получать на промежуточныхъ станцiяхъ воду для питья. При пересылкѣ собаки въ корзинѣ или въ будкѣ не слѣдуетъ привязывать ее на цѣпь или на веревку, такъ какъ въ дорогѣ она можетъ въ ней легко запутаться и задушить себя, но можно рекомендовать, все же, надѣтъ ей ошейникъ съ короткой цепочкой, особенно если на конечной станцiи ее будетъ принимать чужой человѣкъ. Въ общемъ должно замѣтить, что правила перевозки собакъ по различнымъ европейскимъ линiямъ желѣзныхъ дорогъ оставляютъ еще желать многаго, и тарифы на перевозку ихъ чрезмѣрно высоки.

Въ Германiи, кромѣ выставокъ, устраиваются еще особыя состязанiя специально для таксъ, которымъ во время этихъ состязанiй предоставляется выслеживать и выгонять изъ подземныхъ норъ лисицъ и барсуковъ. Эти состязанiя, пользующаяся особой любовью въ южной Германiи, соотвѣтствуютъ садкамъ фоксъ-террьеровъ, устраиваемымъ въ Парижѣ въ Булонскомъ лѣсу. За послѣднее время и въ Pocciи устраивались такiя «испытанiя таксъ въ искусственной норѣ «Русскимъ Обществомъ Любителей фоксъ-террьеровъ и таксъ». Въ Бельгiи довольствуются тѣмъ, что устраиваютъ, правда, не публичныя, травли крысъ фоксъ-террьерами: крысу выпускаютъ изъ клѣтки, и собака должна въ возможно короткiй срокъ задавить ее. Болѣе мирною забавою являются устраиваемыя тамъ состязанiя овчарокъ; которыя должны на опредѣленномъ пространствѣ собрать и согнать въ кучу некоторое количество овецъ. Иногда одновременно съ выставками устраиваются и состязанiя упряжныхъ собакъ. Кромѣ того, въ число выставочныхъ развлеченiй включаются нерѣдко процессiи съ премированными собаками, подобiя охоты съ гончими, причемъ своры гончихъ выводятся псарями въ красныхъ камзолахъ, играющими веселыя охотничьи мелодiи на своихъ рожкахъ и т. п. За послѣднее время континентальныя государства Европы не принимаютъ болѣе участiя въ выставкахъ собакъ въ Англiи, равно какъ и Англiя въ континентальныхъ выставкахъ, такъ какъ собаки подвергаются въ англiйскихъ гаваняхъ строгому карантину, что сильно затрудняетъ ввозъ ихъ и создаетъ слишкомъ много неудобствъ для любителей — спортсменовъ, желающихъ принять участiе въ выставкѣ.

 

Болѣзни собакъ

 

Воспаленiе глазъ у собаки, случающееся чаще всего лѣтомъ отъ жары и пыли, болезнь менѣе опасная, — съ нею можно успешно бороться, применяя слабительныя и промывая глаза борной кислотой. Ушныя болезни собакъ часто бываютъ очень упорны и проявляются прежде всего на ушной раковине и внутри ея; до вмешательства ветеринарнаго врача ухо промываютъ теплой водой съ мыломъ и натираютъ соответственныя мѣста борной кислотой или мазью изъ борной кислоты (10 гр.) и вазелина (100 гр.); затѣмъ на голову надо одѣть нечто въ родѣ чепчика изъ чистой тряпки, чтобы собака не могла чесать и царапать своихъ ушей. Накожныя болѣзни собакъ также очень непрiятны и даже иногда заразительны для человѣка; нѣкоторыя изъ нихъ сравнительно легко излечиваются. Распознаванiе этихъ болезней, вследствiе многочисленности ихъ возбудителей, часто затруднительно; нерѣдко различныя осложненiя еще более ухудшаютъ состоянiе больной собаки. Какъ только на тѣлѣ ея будетъ обнаружена сыпь, красныя пятна или лишь мелкiе прыщики, особенно если эти образованiя видны на животе, подъ мышками или на груди, — должно немедленно показать собаку ветеринарному врачу, а до его прихода можно обмыть пораженныя места разбавленной карболовой кислотой. Въ настоящее время имѣются въ медицинѣ превосходныя мази противъ чесотки и другихъ накожныхъ болѣзней, при действiи которыхъ отъ сыпи не остается и следа. Потому не должно терять надежды на выздоровленiе, если даже собака сильно поражена и ужасно выглядитъ.

Собаки страдаютъ также и болѣзнями зубовъ; поэтому не мешаетъ отъ времени до времени осматривать зубы и подвергать ихъ основательной чисткѣ.

Собаки заражаютъ нерѣдко своихъ хозяевъ (особенно въ Петербурге) особою накожною болѣзнью, такъ называемымъ «стригущимъ лишаемъ», вызывающимъ облысенiе головы, выпаденiе усовъ и бороды, а на безволосыхъ частяхъ тѣла производящимъ красныя, круглыя, шелушащiяся пятна. У собакъ эта болѣзнь появляется преимущественно на головѣ, около глазъ и губѣ, на шеѣ и на переднихъ конечностяхъ. Пораженныя мѣста округлой формы и совершенно безшерсты или покрыты несколькими волосками. Оставшiеся волосы легко вырываются и выпадаютъ, поражая своею хрупкостью и ломкостью. Эти безшерстыя мѣста покрыты обыкновенно корками, по удаленiи которыхъ кожа оказывается темно-краснаго мѣднаго цвѣта. Болѣзнь эта вызывается особымъ растительнымъ паразитомъ (Trichophyton tonsurans). Конидiи (зародыши) этого грибка, попадая на кожу животнаго, прорастаютъ въ нити, которыя распространяются вдоль волоса въ волосяной мѣшокъ и оттуда расходятся между эпителiальными клетками верхняго слоя кожи. Иногда они проникаютъ въ толщу самихъ волосъ. Пребыванiе паразита въ толщѣ кожи вызываетъ приливъ крови и отдѣленiе воспалительнаго выпота, который склеиваетъ волосы, вызываетъ ихъ выпаденiе и покрываетъ кожу корками и сѣроватымъ налетомъ. Благодаря округлой формѣ пораженныхъ участковъ кожи, распознаванiе болѣзни у собаки въ началѣ не представляетъ затрудненiй. Въ виду быстраго распространенiя болѣзни и перехода ея на человѣка необходимо немедленно приступить къ лѣченiю. При отсутствiи врача можно испробовать ежедневное однократное смазыванiе настойкою iода или мазью изъ салициловой кислоты (2 гр.), сѣрнаго цвѣта (6 гр.), зеленаго мыла и очищеннаго дегтя (по 10 гр.) и сала (40 гр.).

Заболѣванiе собакъ глистами особенно важно въ случаъ зараженiя эхинококками, — они представляютъ опасность и для человѣка. Эхинококкъ — очень небольшая, едва замѣтная глиста — въ длину всего 5 миллиметровъ и состоитъ изъ 3-4 члениковъ. Послѣднiй членикъ содержитъ около 500 яицъ. Головка глисты имѣетъ присоски и, кромѣ того, 28-40 крючечковъ, расположенныхъ въ два ряда. Эта глиста очень распространена въ Россiи, что подтверждается статистическими данными боенъ, гдѣ пузырчатая форма эхинококка констатируется у 30-62% убойнаго скота. Собаки заражаются этимъ паразитомъ, поѣдая отбросы боенъ, содержащiе эхинококковъ, а скотъ и свиньи — поѣдая кормъ, загрязненный изверженiями больныхъ сторожевыхъ собакъ (въ кишечникѣ зараженной собаки содержатся сотни тысячъ глистъ, обыкновенно больше 100 глистъ на каждомъ квадратномъ сантиметрѣ слизистой оболочки тонкихъ кишекъ). Въ тѣхъ странахъ, въ которыхъ отбросы боенъ конфискуются и уничтожаются, напримѣръ, въ Англiи и Германiи, эхинококки появляются все рѣже и рѣже. Зараженная глистами собака можетъ казаться совершенно здоровою, проявляя свое заболѣванiе лишь перiодическимъ разстройствомъ пищеваренiя и наклонностью ѣздить по полу какъ бы на салазкахъ, При лизанiи рукъ и лица своего хозяина собака можетъ заразить его яйцами эхинококка, и тогда они въ организмѣ человѣка развиваются въ пузырчатую форму эхинококка — огромные пузыри, наполненные жидкостью, которые образуются преимущественно въ печени, въ легкихъ, въ сердцѣ и достигаютъ при своемъ развитiи значительной величины. Заболѣванiе человѣка эхинококкомъ кончается нерѣдко смертью.

Наиболѣе опасною и распространенною болѣзнью собакъ, передающеюся и людямъ, является бѣшенство или водобоязнь. Бѣшенствомъ заболѣваютъ не только собаки, но и кошки, лошади, коровы, кролики, волки и чедовѣкъ. Несмотря на сильное распространенiе этой болѣзни, до сихъ поръ еще не удалось открыть микроба или другого возбудителя ея. Только въ 1903 году д-ру Негри удалось найти въ нервныхъ клѣткахъ мозговой ткани бѣшеныхъ животныхъ особыя образованiя, извѣстныя въ медицинѣ, подъ названiемъ тѣлецъ Негри. Хотя эти тѣльца и не привели къ открытiю возбудителя бѣшенства, все же они даютъ врачу возможность провѣрить весьма быстро сомнительный иногда при жизни дiагнозъ бѣшенства.

Всѣ животныя и человѣкъ могутъ заболѣть бѣшенствомъ только при загрязненiи израненной кожи слюною бѣшенаго животнаго или при укусахъ. Самопроизвольнаго заболѣванiя бѣшенствомъ не бываетъ. Скрытый перiодъ болѣзни, т. — е. время, протекающее отъ момента зараженiя до момента проявленiя болѣзни, различенъ въ зависимости отъ того, въ какую область нанесены укусы и какимъ животнымъ? Особенно опасны укусы волка и кошки и укусы въ голову и руки. По проф. Мари, наблюдавшему бѣшенство у 321 собаки, скрытый перiодъ болѣзни продолжался отъ 1 до 14 дней у 13%, 14-30 дней у 33%, 30-45 дней у 18%, 45-60 дней 9%, 60-90 дней у 20%, 90 и болѣе дней у 9,3%. Наиболѣе продолжительный зачаточный перiодъ бѣшенства у собакъ продолжался одинъ годъ съ нѣсколькими днями. У людей зачаточный перiодъ бѣшенства также весьма продолжителенъ. Изъ 537 заболѣвшихъ бѣшенствомъ 8% заболѣло на 1-19 день, 28% на 20-39 день, 21% на 40-59 день, 15% на 60-79 день, 9% на 80-99 день, 7% на 100—149 день, 5% на 150—199 день, 1% на 200—249 день, 2% на 250—230 день и 1% черезъ 1-1 1/2 года. Такимъ образомъ, наибольшее число укушенныхъ бѣшеными животными людей и собакъ заболѣваетъ въ теченiе первыхъ трехъ мѣсяцевъ послѣ укуса.

Посмотримъ, какъ проявляется эта болѣзнъ у собакъ. Различаютъ двѣ формы бѣшенства — буйную, которая продолжается 13-15 дней и оканчивается смертью, и тихую. Первыми, а иногда и единственными признаками служатъ ненормальное поведенiе собаки, стремленiе убѣжать изъ дому, прятаться, измѣненiе аппетита съ наклонностью поѣдать непереваримые предметы (солому, камни, тряпки, щепки, угли и т. п.); одновременно проявляется не поддающееся описанiю измѣненiе голоса лающей собаки, которое такъ характерно, что его запоминаютъ обыкновенно на всю жизнь. Затѣмъ у собаки замечаются галлюцинацiи: она нападаетъ на невидимаго врага, глотаетъ воздухъ, дѣлаетъ стойку и нападаетъ на неодушевленные предметы, на людей и животныхъ. Этотъ перiодъ возбужденiя черезъ нѣсколько дней сменяется паралитическимъ состоянiемъ, когда прежде всего отвисаетъ нижняя челюсть, вываливается языкъ, и наступаетъ сильное слюнотеченiе; послѣ этого черезъ 3-5 дней наступаетъ параличъ зада и смерть.

При тихой формѣ бѣшенства короткая стадiя возбужденiя сменяется параличами, и нерѣдко открытый ротъ можетъ быть единственнымъ признакомъ бѣшенства. При этой формѣ въ Петербургѣ, по крайней мѣрѣ, происходитъ наибольшее число случаевъ зараженiя людей, полагающихъ, что у собаки застряло что-то въ горлѣ, и стремящихся удалить этотъ застрявшiй предметъ. У человѣка бѣшенство проявляется такъ же, какъ и у собакъ, съ тою лишь существенною разницею, что у него бываетъ еще водобоязнь и боязнь блестящихъ предметовъ. У бѣшеныхъ собакъ, въ противоположность установившемуся мнѣнiю, водобоязни нѣтъ, и онѣ свободно переплываютъ рѣки и озера и пьютъ воду.

При укусахъ бѣшеною или неизвѣстною собакою необходимо прежде всего вымыть рану и прижечь ее или раскаленнымъ желѣзомъ, или сигарою, обильно смазать настойкою iода, послѣ этого отправиться на прививочную Пастеровскую станцiю и послать туда же на испытанiе укусившую собаку. Если она проживетъ послѣ укуса 13 дней, то можно быть вполнѣ увѣреннымъ въ своемъ благополучiи.

Предохранительныя лѣчебныя прививки противъ бѣшенства гарантируютъ отъ заболѣванiя бѣшенствомъ людей и животныхъ только въ томъ случаѣ, если лѣченiе начато вскорѣ послѣ укуса бѣшенымъ животнымъ.

Во время лѣченiя не слѣдуетъ быть мнительнымъ: нервные люди иногда заболѣваютъ воображаемымъ ложнымъ бѣшенствомъ. Пояснимъ это двумя примѣрами: во время морского путешествiя въ Австралiю экипажъ судна былъ перекусанъ внезапно взбесившеюся собакою, бывшею на корабле. У всѣхъ появились признаки, сходные съ собачьимъ бѣшенствомъ. По прiѣздѣ въ Сидней былъ приглашенъ врачъ, который заявилъ, что всѣ они здоровы, и что собаки подъ экваторомъ бѣшенствомъ не заболѣваютъ. Тотчасъ же послѣ словъ врача все выздоровели. Купца искусала совершенно здоровая кошка. Онъ вообразилъ себя больнымъ бѣшенствомъ и сталъ бросаться на жену, дочь и на другихъ, рвалъ на нихъ одежду и кусался. Послѣ того, какъ его доставили въ больницу, у него появлялись чрезъ каждыя 8-10 минутъ глотательныя судороги, судорожные приступы въ отдѣльныхъ конечностяхъ, слюнотеченiе и водобоязнь. Какъ только больного убѣдили, что все пройдетъ благополучно, онъ выпилъ спокойно 2 ложки раствора хлоралъ-гидрата и заснулъ. На четвертый день купецъ выписался изъ больницы совершенно здоровымъ.

Если болѣзнь не излечима, или собака очень стара, то лучше всего положить конецъ ея страданiямъ. Для быстраго и безболѣзненнаго умерщвленiя собакъ изобретена особая маска, представляющая прочный намордникъ, къ которому прикрѣпленъ небольшой пистолетъ, направленный такимъ образомъ, что пуля попадаетъ между глазъ въ головной мозгъ и убиваетъ собаку моментально. Въ большихъ городахъ применяются различные способы умерщвленiя бродячихъ собакъ, найденныхъ на улицѣ: ихъ либо убиваютъ хлороформомъ, либо жестокимъ образомъ топятъ, либо удушаютъ газомъ, какъ это производится въ Парижѣ.